Политика Политика

Латвия вводит в заблуждение Совет ООН

remove_red_eye  2042 0  

В начале этого года рабочая группа по универсальному периодическому обзору, созданная Генеральной Ассамблеей ООН, провела свою очередную сессию, на которой было рассмотрено положение дел с соблюдением прав человека в Латвии. По результатам обзора был принят соответствующий доклад, текст которого стал доступен лишь несколько дней назад. Данный документ, как оказалось, имеет удивительно мало общего с латвийской реальностью.

Универсальный периодический обзор (УПО) является одним из новейших механизмов международного контроля в области прав человека, который начал функционировать в 2008 году и представляет собой процедуру регулярной оценки Советом ООН по правам человека соблюдения каждым государством, входящим в ООН, своих обязательств в правозащитной области. В рамках процедуры каждое государство представляет свой доклад о соблюдении им прав человека. Кроме того, доклады представляют и национальные правозащитные учреждения, а также другие негосударственные организации, занимающиеся этой темой, на основании которых Управление верховного комиссара ООН по правам человека публикует своё резюме. При этом государству могут задаваться вопросы, заранее подготовленные другими странами, а также представляться рекомендации, публикуемые в итоговом докладе рабочей группы; исследуемая страна может как принять, так и отклонить эти предложения.

Так что же говорится в латвийском докладе? Помимо стандартных фраз о неизменной приверженности демократии, правам человека и верховенству права, Латвия ставит себе в заслугу принятие в 2014 году преамбулы к Сатверсме, «в которой были подтверждены закреплённые в Конституции принципы демократии, плюрализма и прав человека, а также права принадлежащих к национальным меньшинствам лиц на сохранение и развитие их языка и этнической и культурной самобытности».

О том, что в данной преамбуле подчёркивается доминирующая роль латышского этноса, авторы документа стыдливо умалчивают в отчёте.

Ещё как на положительный пример в сфере соблюдения прав человека Латвия указывает на вступившие в 2013 году в силу поправки к Закону о гражданстве, которые «значительно расширили возможности для двойного гражданства и ещё больше упростили процесс предоставления гражданства и натурализации». Например, как подчёркивается в докладе, «гражданство предоставляется автоматически детям апатридов и неграждан». Однако в Латвии, по данным Регистра жителей, проживают 167 неграждан 2014–2015 годов рождения и 1 апатрид, родившийся в этот период, а также более десяти тысяч неграждан, появившихся на свет после получения Латвией независимости. Как же так? В действительности данные поправки позволяют только предоставлять гражданство родившимся детям неграждан по заявлению одного из родителей, а не двух, как было раньше. Так «по заявлению» ловким движением рук латвийских дипломатов превращается в «автоматически».

Также, к вопросу о негражданах, в докладе написано, что они «пользуются теми же социальными гарантиями и большинством прав, гарантированных гражданам Латвии» и имеют «все социальные права». Но в таком случае как насчёт, например, права на учёт зарубежного пенсионного стажа, дифференцированного в пункте №1 Переходных правил Закона о государственных пенсиях? Согласно этим правилам только граждане страны получают пенсию за стаж, накопленный вне территории Латвии до распада СССР, тогда как неграждане пенсии за этот стаж лишены. Исходя из этого, видимо, пенсионные гарантии и права, по мнению делегации Латвии, уже не относятся к социальным.

Процесс натурализации, как указано в отчёте, «неоднократно упрощался в соответствии с международными стандартами, став одним из самых либеральных в Европе».

Однако как можно говорить о «простоте» натурализации, если для сдачи проверки по латышскому языку требуется категория B1 – третья из шести, что является одним из самых высоких требований в Европе.

По данным социологических опросов, таким критериям удовлетворяет не более половины русскоязычных жителей Латвии. Соответственно, оставшаяся половина ни при каких условиях не сможет пройти натурализацию. За четыре месяца нынешнего года языковую проверку не сдали 36% претендентов на латвийское гражданство, а среди тех, кто добрался до проверки знания истории, – ещё 33%, что никак не свидетельствует о «простоте» экзамена. Правда, в докладе о том, какой процент претендентов не смог сдать экзамен с первого раза, не было отмечено ни слова.

В свою очередь, о праве на обучение на родном языке для национальных меньшинств в латвийском отчёте сказано следующее: «Уникальная государственная система образования Латвии включает в себя учебные программы для меньшинств на семи языках». В то же время в докладе не указывается, сколько процентов уроков ведётся, например, на украинском или белорусском языках в единственных в Латвии украинской и белорусской школах. Насколько адекватно эти программы называть «программами на украинском», ведь, судя по названиям учебников, единственным предметом, преподаваемом на нём, является украинский язык и литература?

Также латвийская делегация предпочла умолчать о планах правительства перевести все государственные школы на латышский язык, что зафиксировано в правительственной декларации, правда без указания конкретных сроков перехода.

«Результаты экзаменов в общеобразовательных школах были аналогичны результатам в школах, где осуществляются национальные учебные программы для меньшинств; а по некоторым предметам учащиеся в школах для национальных меньшинств даже получают более высокие баллы», – следующий пассаж доклада в том же разделе про образование. Действительно, по такому предмету, как физика, учащиеся школ национальных меньшинств стабильно показывают лучшие результаты.

Так, в 2014 году среди учеников русских школ высшие категории «А» или «В» за этот предмет получили 43% сдававших, а в латышских школах – 38%. Однако не стоит забывать, что экзамены по физике не являются обязательными и сдающие их школьники однозначно нацелены на лучший результат. В свою очередь, по двум обязательным экзаменам, английскому и латышскому языку, которые сдают все ученики, разница между школами явно видна. В 2014 году две высших категории по английскому языку получил 31% русских школьников и 48% латышских. Тогда как высокие оценки по латышскому языку были лишь у 7% русских школьников, а среди латышей этот показатель составил 51%. Всё это недвусмысленно указывает на различие результатов, однако Латвия в очередной раз предпочитает этого не замечать, вводя в заблуждение и ООН.

Латвийские дипломаты также указывают, что они «гордится своим толерантным, открытым и многоязычным обществом». В стране проживает более 150 разных этнических групп, и латвийская политика направлена на «защиту их прав и укрепление возможностей пользоваться культурой, языком и традициями национальных меньшинств, и они участвуют в процессах разработки политики и принятия решений». В то же время Латвия отказалась от выполнения рекомендаций Парагвая, предложившего «проводить государственную политику, гарантирующую представителям языковых меньшинств возможность пользоваться всеми своими правами человека, включая пересмотр Закона о языках и отмену тех статей, которые могли бы ухудшить их права».

Также не были приняты во внимание рекомендация Венгрии «обеспечить возможность использовать личные имена, названия мест, улиц и других топографических объектов на языках меньшинств, а также право общаться с властями на языках меньшинств на тех территориях, где меньшинства составляют значительную часть населения») и рекомендация России, которая предложила пересмотреть Закон о государственном языке. Игнорирование этих рекомендаций ясно указывает, какую на самом деле политику в отношении соблюдения прав национальных меньшинств пытается проводить Латвия и сколько стоят её слова об «открытом и многоязычном обществе».

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up