Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Перестановка коек: кто вошёл в новое правительство Украины

Автор: Александр Носович

Перестановка коек: кто вошёл в новое правительство Украины

15.04.2016  // Фото: politrussia.com

Депутаты Верховной рады неожиданно оперативно утвердили новое правительство Украины. Правительство Владимира Гройсмана составили те же политические силы, что составляли правительство Арсения Яценюка – Блок Петра Порошенко и «Народный фронт»; остались на своих местах одиозные министры из прошлого Кабмина. Вся разница между нынешним и прошлым правительством – новый премьер-министр и переход ведущих позиций в Кабинете министров от «Народного фронта» к президентскому блоку.

При взгляде на состав нового правительства Украины напрашивается неизбежный вывод, что единственным смыслом эпопеи с переформатированием правящей коалиции и формированием нового Кабинета министров было избавление от ставшего аллергеном и в народе, и на Западе Арсения Яценюка. Премьер-министр Яценюк превратился в ходячий символ украинской гиперкоррупции, а на Западе твёрдо сказали, что без борьбы с коррупцией они Киеву больше ни цента кредитов не дадут. Однако по-настоящему бороться с коррупцией украинским политикам – как пчёлам бороться против мёда. Поэтому они ограничились самой примитивной из возможных имитаций – вынудили уйти в отставку Арсения Яценюка.

Чем отличается правительство Гройсмана от правительства Яценюка? Основные политические силы, сформировавшие его, те же: Блок Петра Порошенко и «Народный фронт». Основные финансово-промышленные группы, стоящие за этими политическими силами, те же: западноукраинские олигархи, группирующиеся вокруг президента Порошенко, с одной стороны и олигархи из Днепропетровска во главе с Игорем Коломойским, финансирующие «Народный фронт», с другой стороны.

На своих местах остались одиозные министр обороны Степан Полторак, министр иностранных дел Павел Климкин и министр внутренних дел Арсен Аваков (сохранение последнего во главе МВД было обязательным требованием Яценюка по обеспечению своей личной безопасности – бывший премьер опасается уголовного преследования за коррупционную деятельность) и ряд других министров.

Всего в новом правительстве будет работать восемь министров из прошлого состава – неизменной осталась треть предыдущего Кабмина.

Вся разница между старым и новым правительством заключается в том, что на посту премьера не Яценюк, а Гройсман, и ведущую роль в Кабинете министров теперь будет играть президентская группа.

Это значит, что теперь вся ответственность за социально-экономическую катастрофу страны будет возлагаться украинским обществом персонально на Петра Порошенко: одержав безусловную политическую победу и сосредоточив в руках своих людей все командные высоты украинской власти, президент Украины лишил себя положения над схваткой и статуса мудрого, не вовлечённого в коррупционные процессы отца нации.

Так что через год-полтора может выясниться, что жадность фраера сгубила: если при премьер-министре Яценюке Запад обвинял президента Порошенко лишь в том, что он не борется с украинской коррупцией, то при премьере Гройсмане и засилье в новом правительстве выходцев из Винницы, где находится президентская кондитерская фабрика «Рошен» (кроме бывшего мэра Винницы Гройсмана, министрами стали два его зама по Винницкой администрации), Западу ничего не останется, кроме как назвать Порошенко главным украинским коррупционером.

В свою очередь, и украинскому обществу теперь будет не на кого возлагать ответственность за своё нищенское существование, кроме президента. А на кого ещё, если во главе Кабмина президентский ставленник? Связку Порошенко – Гройсман украинское общественное мнение с конца 2014 года усвоило прочно, а если и забудет, то депутаты от конкурирующих с президентской политических групп всегда напомнят при голосовании за антисоциальный бюджет в Верховной раде или на каком-нибудь ток-шоу Савика Шустера.

Нынешнее переформатирование украинской власти создаёт предпосылки для очередного олигархического переворота в Киеве уже в 2017–2018 годах: по мере монополизации власти для президента Порошенко растёт опасность повторить судьбу Януковича.

Эта опасность для него сохраняется даже в том случае, если Порошенко будет вести себя умнее, чем Янукович, и не станет пытаться «отжимать» бизнес и по-новому делить давно уже поделенные сферы влияния. Неустойчивость украинского режима создаёт критическое состояние экономики Украины и растущие социальные проблемы простых украинцев.

Президент России Владимир Путин во время своей «прямой линии» с населением выразил надежду, что новое украинское правительство будет настроено прагматически, отметив, что благодаря действиям предыдущего правительства товарооборот Украины с Европейским союзом в 2015 году снизился на 23%, а с Россией – на 50%. Но с учётом того, что новое правительство составили те же партии и даже те же люди, от него не следует ждать ни попыток отказа от зоны свободной торговли Украины с ЕС, ни возобновления политического диалога с Россией.

По этой же причине от нового правительства бессмысленно ждать структурных европейских реформ и борьбы с коррупцией. С кем будут бороться эти люди – сами с собой?

Примечательная черта Кабинета министров Гройсмана – вопреки звучавшим в дни его формирования заявлениям о том, что в новом правительстве будет много иностранцев, на практике в нём не оказалось ни одного «варяга». Украинские политики якобы очень хотели видеть в своём правительстве бывшего министра финансов Словакии Ивана Миклоша и даже намеревались поменять под него законодательство, чтобы Миклош стал украинским министром, не отказываясь от словацкого гражданства. Но никакого Миклоша в итоге в здании на Грушевского не будет. Равно как и старых «варягов». Ушла с Печерских холмов американка Наталья Яресько, ушёл грузин Александр Квиташвили (кресло министра здравоохранения Украины так и остаётся вакантным – пока не нашлось никого, кто бы согласился занять эту должность, потому что финансирование здравоохранения на Украине планируется сократить втрое), ещё раньше ушел литовец Айварас Абромавичюс.

Бегство «варягов» с Печерских холмов напоминает бегство крыс с тонущего корабля: Запад и его ставленники, кажется, уже дошли до вывода, что пытаться что-то изменить на Украине невозможно и «Незалежную» надо либо переводить на внешнее управление целиком и полностью, либо бежать оттуда, предоставив деятелям местного политико-олигархического истеблишмента самим разбираться с тем, что они в стране натворили и ещё натворят.

Чем, в таком случае, будут заниматься украинские власти в ближайшие годы? Проводить реформы и бороться с коррупцией они не хотят и не могут. Возродить экономику, а за ней и социальную сферу в сложившихся условиях зоны свободной торговли с ЕС при разрыве экономических связей с Россией невозможно. Европейская интеграция после голландского референдума и заявлений в руководстве ЕС о невозможности вступления Украины в Евросоюз в ближайшие четверть века застопорилась. Решить внутренние проблемы за счёт новой войны невозможно: Киеву это не позволит не только Россия, но и Германия с Францией, которым не нужен военный конфликт в центре Европы и которые добиваются от Киева выполнения Минских соглашений.

Понятно, что украинские элиты будут заниматься своим любимым делом – «дерибаном». Но, кроме этого, нужно ещё как-то имитировать для населения и внешнего мира иную деятельность, не связанную с одним только извлечением прибыли. Самое простое решение – активизация «гуманитарной политики». Форсированная «декоммунизация» страны, новые праздники взамен 8 марта и 9 мая, героизация коллаборационистов. Плюс самые абсурдные, какие только возможно, инициативы, вроде переименования Украины в Россию, России – в Московию, Киева – в Нью-Москву, а Москвы – в Старые Васюки.

Ещё можно ввести новый календарь, переименовать месяцы в честь героев «Небесной сотни», ввести визовый режим с Россией и административную ответственность за публичное произнесение слова «Путин».

Такая героическая имитация деятельности и будет следующий год-полтора достойным продолжением «революции достоинства».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.