Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Арам Сафарян — Прибалтике: «Нужно работать во имя мира, а не конфликтов»

Автор: Сергей Рекеда

Арам Сафарян — Прибалтике: «Нужно работать во имя мира, а не конфликтов»

16.04.2015  // Фото: http://depaceminterris.org

В Ереване прошла презентация книги обозревателя портала RuBaltic.Ru А.Носовича «Задворки Европы. Почему умирает Прибалтика». В мероприятии приняли участие представители России, Латвии и Армении. Насколько выбор Еревана в пользу евразийской интеграции повлиял на отношения с Европой? Читали ли в Армении, в отличие от Украины, Соглашение об ассоциации с ЕС, и как это повлияло на окончательное отношение к документу? Наконец, какую роль может и должна играть страна, находящаяся на стыке Запада и Востока? Все эти темы наш портал обсудил с одним из организаторов данного круглого стола, бывшим депутатом парламента Армении (2007-2012), председателем общественной исследовательско-аналитической организации «Интеграция и развитие» Арамом САФАРЯНОМ:

- Арам Виленович, в рамках мероприятия мы говорили о евроинтеграции Прибалтики, но я помню, как совсем недавно Армения выбирала между европейской и евразийской интеграциями. Какие факторы послужили тому, что Ереван в итоге сделал такой выбор?

- В 2013 году мы провели очень серьезное социологическое исследование, которое накануне нашего участия в ЕАЭС показало, что 74% в случае, если «и-и», и 80% в случае «или-или» — за Евразийский экономический союз и за объединение. То есть фон социальной поддержки действиям правительства и президента Сержа Саргсяна был и остается. И на этом фоне четко видна роль 350 общественных организаций, которые занимают прозападные позиции, которые продолжают ратовать за сближение и ассоциацию с ЕС, уже будучи в ЕАЭС, потому что эти организации традиционно ориентированы на США, НАТО, а также евроатлантические и европейские структуры. И даже если в общем числе наших граждан это сравнительно небольшая часть, то в элитах их сторонников гораздо больше, и их голос слышится гораздо громче.

В 2014 году, уже после того, как Серж Саргсян подписал договор о вступлении в ЕАЭС, население Армении в своем подавляющем большинстве поддерживало это решение.

Сейчас процесс евразийской интеграции проходит на общем сложном геополитическом глобальном фоне, потому что мы являемся свидетелями геополитического обострения, которое даже приобрело характер цивилизационного конфликта между Россией и Европой и который наглядно видно на примере Украины. Мы знаем, что на российский рубль идет очень сильное давление. Очень сильное давление есть и на казахский тенге, и президент Казахстана уже накануне выборов предупредил свое общество, что 2015 и 2016 гг. будут трудными для всего мира, в том числе и для Казахстана. У них есть определенные ресурсы, которые они могут бросить на защиту своего благосостояния и экономики. Думаю, что на этом фоне еще больше будут активизироваться прозападные настроения, в частности в Армении, потому что уже чувствуется скепсис в отношении будущего Евразийского союза.

Наш Евразийский экспертный клуб, который объединяет очень видных экономистов, социологов, политологов и международников и который регулярно делает исследования в области нашей роли и места в евразийском интеграционном процессе, делает и будет делать все, чтобы подыскивать новые неиспользованные возможности, при раскрытии которых Армении смогла бы получить существенную пользу и выгоду от своего участия в евразийской интеграции.

Хочу также обратить внимание, что когда Армения выбирала между Европой и ЕАЭС, в равной степени на этот выбор влияли два аргумента. Во-первых, экономическая перспектива, где половина нашего экспорта и импорта приходится на Россию, а другая — на западные страны. Но все стратегические направления и то, что держит государство, связано у нас с Россией. Гораздо меньше — с Белоруссией и Казахстаном, там цифры символические. А Россия — это наш главный торговый партнер, наш главный инвестор и военно-политический союзник.

Во-вторых, было очень важно, чтобы армянское общество осознавало, что этот союз дополняет ОДКБ, военно-политическую структуру. А свой военно-политический выбор мы сделали очень давно, после развала СССР. В 1997 г. был подписан большой договор с Россией, где окончательно и на очень долгое время сформулированы наши отношения, которые характеризуются как стратегическое партнерство и военно-политическое союзничество. Мы думаем, что Россия — наш главный военно-политический союзник, главный политический и гуманитарный партнер, главный социальный партнер. Друг, в конце концов! И это играло, играет и, я уверен, будет играть решающую роль в формировании общественных настроений подавляющего большинства армянского общества.

- Украина ведь тоже выбирала между Европой и Евразией. Но потом появилась информация, что в Киеве даже не читали договора об ассоциации с ЕС. То есть он не анализировался. А в Армении он анализировался?

- Конечно! Об этом есть разговоры, но вы знаете, что условия Евросоюза сегодня, когда ведутся переговоры о тесном партнерстве, не исключают нашего членства в ЕАЭС. Сейчас эти консультации идут, и ожидается, что в начале мая президент Армении подпишет в Риге некоторые заявления в рамках «Восточного партнерства» с ЕС о том, что Армения намерена развивать все эти сферы сотрудничества, которые не противоречат нашему участию и нашим обязательствам в рамках участия в Евразийском экономическом союзе. Я не берусь обсуждать эту тему, поскольку не занимался этим специально, но я знаю, что после этого подписания, если оно состоится, Армения вступит на путь переговоров с ЕС и в течение 5-7 месяцев будет подписано соглашение.

Наше дело — постоянно предупреждать политиков и общество в целом, что правильно занимать конструктивную позицию в международных делах, но другие переговоры и увещевания не должны затмить армяно-российское стратегическое союзничество и военно-политический союз. Он является основой для безопасного существования Армении.

- Получается, что вступление в Евразийский союз не отменило для Армении развития экономических отношений с Европой?

- Конечно, нет. Мы — одна из тех редких стран в окружении Евросоюза, которые пользуются режимом GSP+, льготной торговли с ЕС. И если нам удастся сохранить эти льготы, то это будет солидный вклад в развитие армянской экономики. Я продолжаю призывать армянские власти, политические элиты и научное сообщество обдумать и использовать нераскрытый ресурс в новых геополитических реалиях, в которых оказалась Россия. Ведь если Россия одержит верх, то патриотично настроенные силы будут ратовать за создание самодостаточной экономики, новых отраслей промышленности, сельского хозяйства и обрабатывающей промышленности и так далее. А значит, мы как соратники по ЕАЭС можем уже получить солидные привилегии от того, что можем участвовать в кооперации производства, как это было в советское время. Конечно, сейчас другие времена, у нас рыночная экономика и обязательства перед ВТО, но надо мыслить широкими евразийскими категориями. И если мы будем это делать и искать пользу в этих процессах, я уверен, что наша экономика получит новые, более серьезные возможности для развития.

- Вопреки Вашим словам, в Европе часто выбор в стороны Евразии представляется как бескомпромиссный, предусматривающий одностороннее развитие. Такое же одностороннее развитие переживает последние десятилетия Прибалтика, сделавшая другой выбор — в сторону ЕС. Как к Прибалтике относятся в Армении?

- У нас есть небольшие армянские диаспоры в Литве, Латвии и Эстонии. Но они немногочисленны. Некоторые говорят, что Прибалтику выдвигают в качестве некоего примера для подражания европейскому сообществу. Вы знаете, что волею судеб и трагедии, которая произошла в ХХ веке с армянским народом, лишь небольшая его часть проживает собственно в Армении. Две трети армянского народа проживает за её пределами. В России, например, проживает около 2 миллионов соотечественников, которые поддерживают тесные отношения со своими родными и близкими в самой Армении. В ЕС около миллиона армян, а в США — чуть больше миллиона. Это — старые диаспоры, которые образовались после геноцида армян, и новые, которые появились после распада СССР.

Отсюда я делаю вывод, что Армения не может играть на обострение отношений между этими странами. Она вынуждена работать в направлении сближения и смягчения позиций и работать на сотрудничество.

Что-то может не получится, конечно, потому что Армения — не такая большая страна. Как она может влиять, к примеру, на сближение России и Германии? Но надо желать и стремиться, чтобы эта политическая конфронтация закончилась, и чтобы санкции были сняты и с Россией говорили, как с равным партнером. И этому мы как друзья и братья способствуем.

- В Прибалтике три страны тоже маленькие, но они активно выступают за санкции и не хотят нового сближения России и ЕС…

- Это не наше место в мире. Мы — древний народ, мы многому научились, и многие державы, которые были в нашем окружении, исчезли. Их уже давно нет, а мы есть. Мы стали маленькой, но важной частью мирового сообщества. Поэтому мы искренне хотим, чтобы санкционная война закончилась и украинский конфликт закончился миром. Кстати, до этого Украина была вторым донором по прямым трансфертам для Армении. Да, это было чуть меньше 10%, а теперь этого нет. И это удар для семей, у которых на Украине есть родственники. Поэтому мы выступаем за решение конфликта, ведь украинский народ – это тоже братский народ, и там должно восторжествовать осознание того, что ее национальный интерес в мире, учете и согласии всех конфликтующих сторон.

Без этого осознания мира на Украине не будет, и постсоветское пространство будет в напряжении.

Мы — за укрепление России и ее экономики, мы связаны с ней в множестве сфер. Думаю, что сейчас трудные времена, но я убежден, что Россия выйдет с честью из этих конфликтов. Она всегда так делала и заставляла уважать себя. Нет причин думать, что в этот раз будет иначе. Поэтому вместо цивилизационных конфликтов, которые инспирированы внешними силами, надо думать о цивилизационном сотрудничестве и диалоге, работающем на мир.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.