Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

«Правительство Латвии не интересуют проблемы образования»

Автор: Александр Шамшиев

«Правительство Латвии не интересуют проблемы образования»

16.12.2015  // Фото: http://www.ves.lv/

27 ноября в Риге прошла самая крупная за 15 лет забастовка учителей. Через неделю правительство Лаймдоты Страуюмы ушло в отставку. О проблемах в образовании и о взаимоотношениях с властью порталу RuBaltic.Ru рассказала Инга ВАНАГА, председатель Латвийского профсоюза работников образования и науки:

- Госпожа Ванага, как Вы оцениваете реакцию правительства и Сейма на акции протеста преподавателей?

- Реакция властей в очередной раз доказала, что представителей правительства и парламента не особо интересуют все те проблемы, о которых говорит наш профсоюз. Такие выводы делаю в связи с тем, что 19 ноября мы согласовали документы касательно забастовки и никто с нами даже не постарался связаться, ни один государственный институт. И второе — решение, принятое депутатами из парламентской комиссии по бюджету и налогам, по повышению со следующего года зарплат премьер-министра, министров и членов Сейма. Они могли рассмотреть этот законодательный акт в любой другой день. Но надо же какое совпадение — этот вопрос они рассмотрели в день забастовки! Такие жесты отлично демонстрируют отношение к "приоритету номер три" в нашем государстве. 

Само правительство сказало: образование и наука — это приоритет номер три. 

Правительство недостаточно заинтересовано в том, чтобы решать проблемы педагогов.

- Какие приоритеты правительство ставит выше?

- Безопасность на первом месте. На втором — здравоохранение. Образование на третьем.

- Правительство часто ссылается на внешние вызовы, чем обосновывает увеличение расходов на безопасность — оборону, полицию, силовиков. Вы согласны с их аргументами?

- Учитывая геополитическую ситуацию, понятно, что безопасность — приоритет первый. Тем не менее, если мы взглянем на доступность образования и то, как люди понимают процессы, которые происходят не только в нашей стране, но и на международном уровне — станет видно, что образование же тоже связано с функцией безопасности. Потому что от образования зависит, как люди воспринимают мир, насколько они знают, как вести себя в разных ситуациях, насколько они лояльны нашему государству. 

Чем более образованным будет общество и чем больше будет знать об этих вопросах, тем меньше нам придется говорить о каких-то внутренних проблемах, касающихся безопасности.

Очень жаль, что на «приоритет номер три» не нашлись необходимые деньги в бюджете. В забастовке, организованной нашем профсоюзом, приняли участие 24,5 тысячи человек. Мы будем продолжать интенсивную работу по защите наших членов и их прав. Забастовка показала, что нам надо еще громче и активнее говорить об этом.

- Тем не менее, правительство и депутаты объявили, что направляют на образование 9 миллионов евро.

- Действительно, были зарезервированы деньги, но именно до 9 миллионов. «До 9 миллионов» — сумма очень неконкретная, здесь может быть и один миллион, и 8,5 миллионов. Первое требование протестов: мы как профсоюз за реформу. Мы ни разу не говорили, что выступаем против реформ. Мы говорим, что должна быть новая система оплаты труда педагогов. Но мы не можем согласиться с системой, выработанной на данный момент. Чтобы всем было ясно: упомянутые 9 миллионов — это то, что само министерство образования и науки спрашивало для новой модели оплаты труда. 

Но мы, будучи социальным партнером, считаем, что для совершенствования модели, чтобы она на самом деле стала оптимальной, нужно еще 15 миллионов евро. 15 дополнительных миллионов никто даже не собирается искать. 

Мы же утверждаем, что эти деньги необходимо тратить очень целенаправленно — на поддержку персонала учебных заведений, в том числе в малых школах, чтобы при этом не отбирали деньги у больших школ. С деньгами для медиков более-менее ясно, им 10 миллионов предоставили и модель работает. Наше положение во многих аспектах ухудшится. Поэтому мы и не можем согласиться с предложением министерства.

- Чиновники говорят, что у них просто нет денег для дополнительных вливаний в образование. Вы им не верите?

- Не верим, потому что мы уже столько случаев видели, когда для других статей деньги очень быстро находились. Находятся деньги и для нужд, без которых можно было бы обойтись. Например, осенью на новое здание парламента было надо более трех миллионов евро найти, чтобы закончить ремонт. Сейм пару лет назад купил освободившееся помещение. Финансы быстро нашлись. Или вот — 80 миллионов евро нашлись для AirBaltic. Если там понадобилось занимать деньги в государственной казне, тогда и мы тоже можем попросить помочь сфере образования. 

А деньги на зарплаты, для улучшения действительно катастрофической ситуации в науке и образовании, в дошкольном обучении — у нас не находятся. 

В течение последних нескольких лет не соблюдался закон «О высшем образовании» и закон «О научной деятельности», правительство могло и для нас придумать определенную схему финансирования. Таких решений никто не предлагает. Никто не хочет говорить об этом.

В ответ нам говорят, что мы только денег и хотим. Но мы же признаем, что и учебные заведения надо оптимизировать, об этом мы тоже говорим. Здесь тоже все должно быть продуманно, должно быть тщательное сотрудничество с муниципалитетами. Скажем, профсоюз дал позитивный отклик, чтобы с 1 сентября 2016 года указывалась минимальная численность учеников в 10-м классе. Конкретные шаги уже есть. 

Есть еще аспект государственного контроля. Практически каждый месяц депутатов в Сейме информируют о неэффективном использовании средств налогоплательщиков в разных сферах. Это тоже никто особо не анализирует, а там действительно миллионы расходуются. Лучше это иметь в виду и передать деньги сектору образования и науки.

- Как Вы воспринимаете отставку правительства Страуюмы?

- Мы обращались к Страуюме, когда поняли, что между министерством образования и министерством финансов сотрудничество не идет. Мы столкнулись с тем, что сектор образования оказался заложником конфликта в партии «Единство». Премьер тоже не смог решить наши проблемы. Учитывая, как проблемы не решались в прошлом, надеемся, что отставка премьера будет к лучшему. 

Нельзя допустить, чтобы новое правительство совершало ошибки Страуюмы и не справилось с вызовами, о которых говорили 15–20 лет назад. Это уже будет ненормально. 

При этом мы готовы говорить о непопулярных решениях, демографическая ситуация к ним прямо подталкивает. Но надо также подчеркнуть, что какими бы не были реформы в сфере образования, о них нужно откровенно разговаривать с социальными партнерами. Так легче будет убедить друг друга, найти компромисс. Пока что сотрудничество такое, что чего-то нам дадут, чего-то не дадут, какую-то информацию пришлют, какую-то не пришлют. Нам буквально приходится следить за руками министерства, чтобы наблюдать за его шагами. Это нельзя назвать дискуссией. Это монолог. Мы хотим, чтобы подобного в новом правительстве не было. Хотим от него открытости и откровенности.

- Сейчас в Сейме идет активное обсуждение кандидатур нового премьера. Кто из кандидатов, на Ваш взгляд, сможет адекватно представлять интересы педагогов?

- Трудно сказать про персоналии. Принципы я уже перечислила. Мы хотим, чтобы социальный диалог был диалогом в прямом смысле. Несмотря на сложность вопросов и непопулярность мер, мы хотим, чтобы с нами говорили. Тогда мы сможем прийти к нормальному решению. И если говорить об обещаниях, то мы хотим, чтобы они выполнялись, а не как было до сих пор. Или хотя бы чтобы обещали реальные вещи. Это важно не только для нашего профсоюза, но и для каждого жителя Латвии. Нарушение предвыборных обещаний в конечном счете влияет на то, сколько людей уезжает из страны, отказывается голосовать. Это лишь отдаляет людей от власти.

- Кроме обсуждения зарплат, как проходит Ваше взаимодействие с правительством?

- Профсоюз все время говорит министерству образования, что мы согласны работать над мониторингом качества образования. Мы согласны участвовать в рабочей группе по разработке новых образовательных стандартов и группе по квалификации педагогов. Только нас туда особо не приглашают, а только публично все время упрекают в том, что профсоюз якобы все время исключительно хочет денег.

- Близится конец года. Какая социальная атмосфера преобладает в Латвии?

- Социальная ситуация в Риге, под Ригой, в больших городах еще более-менее нормальная. Но в маленьких муниципалитетах она не улучшается, потому что там есть серьезные проблемы с работой. Это напрямую касается и школ. Возьмем возраст. 32% педагогов за 50 лет, 12% — за 60. Молодых учителей до 29 лет всего около 8%. Людям не достает мотивации, многие уезжают из Латвии. Надо работать над решением этих проблем. Но об этом только говорят. Когда будут реальные шаги — неизвестно. Политики зациклены на себе, не хотят увидеть человека и реальную ситуацию, в которой мы находимся.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.