Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Между Ватиканом и Брюсселем: спор вокруг абортов поставил Польшу в неловкое положение

Автор: Александр Шамшиев

Между Ватиканом и Брюсселем: спор вокруг абортов поставил Польшу в неловкое положение

17.10.2016  // Фото: http://novostipmr.com/

Из-за мощной волны протестов «ПиС» пришлось огорчить своих самых преданных избирателей. И это ещё не конец.

Аборты в Польше всегда были животрепещущей темой. Варшава легализировала их в 1932 году – по медицинским показаниям и в случае насилия или инцеста. С середины 50-х при ПНР законодательство несколько раз либерализовалось, в том числе право прерывать беременность дали женщинам, попавшим в «тяжёлую жизненную ситуацию». Лишились польки этого права практически сразу после падения коммунистического режима. Помимо религиозных и морально-нравственных аргументов, свою роль сыграла политизация вопроса. Сравнительно лёгкий доступ к абортам воспринимался в качестве одного из злых наследий «безбожных большевиков», от которого надо было срочно избавиться, чтобы вернуться к христианским корням. 

В среде польских правых даже бытует мнение, что коммунисты ПНР принимали абортивные законы по прямой указке из Москвы. 

Аборты в Польше всегда были животрепещущей темойПоэтому ограничение абортов, как первоочередная мера по очищению общества от печального прошлого, ставилось в один ряд с люстрацией. В итоге новый закон 1993 года разрешал аборт лишь в четырёх случаях: насилие, инцест, угроза жизни и здоровью матери, деформация плода. Аборты в частных клиниках оказались под запретом, на врачей возложили уголовную ответственность за незаконное прерывание беременности. Быстрый транзит к рынку через «шоковую терапию» ухудшил социальное благополучие многих граждан, вследствие чего Сейм несколько раз пытался править закон с целью разрешить аборты по социально-экономическим причинам, пока Конституционный суд в 1997 году не постановил, что экономика не может служить основанием для убийства плода. С тех пор законы не менялись.

Таким образом, формула 1993 года, по мнению поляков, в большинстве своём убеждённых католиков, стала разумным компромиссом между полным запретом абортов и распространённым на Западе стандартом предоставления абортов «по требованию». Согласно многочисленным опросам, население менять подход не собирается. Тем временем регулирование абортов в Польше остаётся одним из самых жёстких в Евросоюзе. По официальной статистике, частота легальных абортов упала с 18% до 0,7%. Обратная сторона медали – расцвет «аборт-туризма» полек в соседние страны, так как доступ к абортам даже по легальным основаниям порой является затруднительным из-за бюрократических проволочек. 

Европейский суд по правам человека периодически признаёт нарушение прав полек, получающих отказ сделать аборт. Западные журналисты описывают атмосферу страха, стигматизации и общественного давления в Польше, с которой сталкиваются женщины, желающие прервать беременность. 

Недоумение вызывают и участившиеся случаи, когда отдельные врачи подписывают различные «декларации веры», подчёркивая примат религии над другими сферами жизни. Как следствие, отношение польских властей к абортам осуждается ЕСПЧ, Советом Европы, Комитетом ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, правозащитными организациями Human Rights Watch и Amnesty International. 

«Стоп Аборт»

Акция протестов против абортов в Польше – Черный понедельник – это реакция на проект Стоп абортам, предусматривающий запрет абортовЗа время восьмилетнего правления «Гражданской платформы» различные антиабортивные НКО безуспешно вносили в Сейм петиции о запрете абортов. Последняя подобная инициатива за авторством фонда «Pro – Право на жизнь» потерпела поражение в сентябре 2015 года, за месяц до триумфа консерваторов из «Права и справедливости» на парламентских выборах. Приход к власти «ПиС» дал борцам с абортами новую надежду. На их стороне по-прежнему скверные демографические индикаторы – убыль и старение населения из-за эмиграции на фоне одного из самых в низких в Европе показателей рождаемости и возросшего количества отказов от детей. «ПиС» как раз взялись проводить широкие реформы, нацеленные, среди прочего, на улучшение демографической ситуации. 

Окончательный запрет абортов виделся логичным шагом политики сбережения народа. 

Весной кампанию против абортов с новой силой запустила церковь. Формальный повод – 1040-летний юбилей крещения страны и грядущий визит папы римского в Краков на Всемирные дни молодёжи. «По вопросу человеческой жизни не может быть никаких компромиссов», – объявил на воскресной мессе кардинал Казимеж Ныч, архиепископ Варшавский. 3 апреля прокламации против «компромисса-1993» зачитали в каждом католическом храме на территории Польши. Священники предупредили, что будут отказывать в обрядах политикам, выступающим против ужесточения законов. Параллельно Комитет законодательной инициативы «Стоп Аборт» (Stop Aborcji) внёс в Сейм соответствующий законопроект. Помимо полного запрета абортов, Уголовный кодекс предлагалось дополнить статьёй «пренатальное убийство» с наказанием до 5 лет лишения свободы. Для обязательного рассмотрения в Сейме проекту требовалось набрать 100 тысяч подписей; он быстро собрал свыше 450 тысяч. Традиционалы воспрянули духом, голосование в парламенте казалось им теперь простой формальностью. Ожидалось, что поборники христианских ценностей из «ПиС» единодушно поддержат их начинания.

Голосуй по совести

Лидер партии «Право и справедливость» Ярослав КачиньскийОднако довольно быстро стало понятно, что правящая партия оказалась не готова к столь ярому рвению части своих поклонников. Стремительно набирающая обороты гражданская инициатива фактически застала «ПиС» врасплох. Правые попали в неловкое положение. С одной стороны, католическая общественность – надёжная многолетняя электоральная база «ПиС». Ортодоксальная часть поляков – наиболее лояльные сторонники партии, оказывающие ей неизменную поддержку на выборах, считающие «ПиС» оплотом католических взглядов в стране. Церковь служит мощным мобилизационным и имиджевым ресурсом «Права и справедливости». Иерархи и околорелигиозные организации напрямую или косвенно участвуют в агитации за партию. Среди её верных союзников – влиятельная консервативная радиостанция «Радио Мария», основанная священником Тадеушем Рыдзыком.

В то же время в «ПиС» прекрасно понимают, что аборты – крайне болезненная тема, способная расколоть общество сильнее предыдущих спорных решений власти вроде споров вокруг Конституционного суда или СМИ. 

Навлекать на себя лишний раз шумиху в Брюсселе Варшава тоже не спешила. Угроза изменения статуса абортов с самого начала имела опасный потенциал гальванизировать протесты оппозиции, объединить их с новой силой. Так и произошло – первые массовые акции недовольства прокатились по улицам 18 городов практически сразу. Женщины держали в руках проволочные вешалки – символ подпольных абортов. 9 апреля коалиция из 60 общественных организаций провела многотысячный митинг у Сейма. В июне прошёл общенациональный Марш достоинства женщин. «2016 год наступил только в Канаде? Какой год в Польше?» – задавалась вопросом Сильвия Хутник из движения «Мама», намекая на режим Джастина Трюдо в Оттаве, считающийся образцом гендерного равенства и феминизма. 

Акция Черный протест, ПольшаОсознавая сложность ситуации, политики «ПиС» всеми средствами пытались отмежеваться от «Стоп Аборт», всячески делая акцент на том, что законопроект не рождён в недрах правительства, а самая что ни на есть инициатива «с низов», глас народа. Ведущие функционеры партии, включая её лидера Ярослава Качиньского и премьера Беату Шидло, на словах мгновенно одобрили полный запрет абортов, но только лишь как частные лица, высказывающие личное мнение. В правительстве дали понять, что не будут обозначать консолидированной позиции по данному вопросу и не будут спускать разнарядок при его рассмотрении. Общий подход – каждый депутат будет голосовать индивидуально, «по совести». «Моя совесть говорит, что совершение поздних абортов – то есть убийство детей – является чем-то варварским», – поделился депутат от «ПиС» Йоахим Брудзиньский. 

Аналогичные суждения высказывала совесть его однопартийцев, однако от прямой поддержки инициативы «ПиС» планомерно уклонялись, не желая быть ассоциированными со столь радикальной реформой.

В атмосфере двусмысленности и виляния между частным мнением политиков и их политической позицией Сейм собрался рассматривать законопроект 23 сентября. К тому времени Комитет «Спасём женщин» написал и представил конкурирующий проект по легализации всех абортов (он собрал 215 тысяч подписей). Либеральный проект отклонили с ходу. Проект консерваторов отправили «на доработку» в Комиссию по правам человека. Депутаты придрались к техническим деталям. В частности, некоторые правые предложили ужесточить проект ещё больше – внести запрет абортов в случае обнаружения у ребёнка синдрома Дауна.

Назад в Средние века

Сейм ПольшиДвижение проекта в Сейме было воспринято общественностью как его предварительное одобрение – тотальный запрет абортов казался неминуемым. Новость о драконовском законе, который вот-вот примут, облетела все главные европейские медиа, где произвела настоящий фурор. Общий посыл: Польша бодро катится в Средневековье. На дебатах в Европарламенте поляков обвинили во мракобесии. Томаш Поремба, Здзислав Краснодембский и другие представители «ПиС» в ответ вновь пытались всеми силами отвести удар от себя, ссылаясь на то, что законопроект – не дело рук власти, а сугубо воля граждан, поэтому польское правительство ни при чём, политики всего-то выполняют формальные процедуры. 

Польские женщины тем временем превратили 3 октября в «Чёрный понедельник», массово облачившись в чёрное и выйдя на забастовку. Акции протеста с лозунгами «Хотим врачей, а не миссионеров» и «Ярослав, убирайся» собрали до 100 тысяч участников, охватили 60 городов. 

«Пусть веселятся, пусть гуляют, словно более насущных проблем в стране нет», – отозвался о протестантах глава МИД Витольд Ващиковский. Несмотря на очевидное раздражение власти по отношению к «чёрной» забастовке, «ПиС» всё же пришли к выводу, что держать законопроект в подвешенном состоянии больше нельзя, и дали по тормозам. 5 октября вице-премьер и министр науки и образования Ярослав Говин объявил, что акции протеста дали повод задуматься и «научили сдержанности», посему запрещать аборты не будут. Следом проект опрокинули в Сейме 345 голосами против 58. Западные СМИ окрестили резкий маневр «ПиС» не иначе как U-Turn – разворот на 180 градусов.

Полный разворот

Партия начинает предавать христианские ценностиКонсервативная часть поляков испытала шок от случившегося, особенно учитывая тесную спайку партии Качиньского с церковью. Институт правовой культуры Ordo Iuris, представляющий коалицию «Стоп Аборт» на парламентских слушаниях, бомбардировал депутатов от правящей партии неудобными вопросами. «Хочу спросить, что произошло за 14 дней, во время которых… в спешке, без нормального оповещения заявителей было решено отклонить законопроект без дебатов и без предоставления заявителям права высказаться?» – упрекала «ПиС» представитель Ordo Iuris доктор Йоанна Банасюк. Она подчеркнула, что проект, который «ПиС» «с энтузиазмом приветствовали» 23 сентября, никак не изменился, тем удивительнее, что его практически единогласно отвергли. 

В кругах традиционалов заговорили о том, что партия начинает предавать христианские ценности в угоду репутации и прогибается под давлением извне.

Чтобы успокоить церковь и ортодоксов, Качиньский обещал разработать новый, более совершенный закон. «Общество, особенно женщин, предстоит убедить, что он нам нужен», – сказал лидер правых. Качиньский пояснил, что даже при сложных беременностях, когда известно, что ребёнок родится деформированным и скорее всего умрёт, он должен появиться на свет, чтобы пройти крещение, получить имя и подобающее погребение. Поэтому борцы за права женщин и либеральная общественность не торопятся праздновать победу. Очевидно, что «ПиС» впредь суждено лавировать между интересами «родных» ревностных католиков и их противников, пользующихся поддержкой во всех европейских институтах. Как показали дебаты в Европарламенте, накал страстей при обсуждении абортов превосходит все споры по «польским темам», вместе взятым. Новая порция европейского гнева Польше точно будет лишней. Но при любом шаге в сторону ужесточения «компромисса-93» гнев неизбежен.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.