Политика Политика

В новой внешней политике США нет места идеологии

Источник изображения: nbcnews.com
remove_red_eye  1102 0  

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил Вашингтон с официальным визитом. Встреча Эрдогана с Дональдом Трампом демонстрирует новый стиль американской внешней политики: отказ от идеологии, общение с представителями только тех стран, с которыми оно целесообразно, борьба с терроризмом как прикрытие для сотрудничества с «недемократическими режимами» и заключение ситуативных союзов с неизменно жестким политическим торгом. Трамп предлагает Эрдогану общую позицию по Сирии, направленную против Башара Асада, однако не собирается уступать по принципиальным для Анкары вопросам — поддержке курдов и выдаче проповедника Фетхуллаха Гюлена. На таких условиях между Турцией и США возможна тактическая сделка, но не полноценный союз.

За четыре месяца в должности президента Дональд Трамп встретился лишь с несколькими особо важными союзниками Америки. Большинству лидеров стран-союзниц Трамп так до сих пор и не позвонил в силу их малой значимости.

Зато в Белом доме при президенте Трампе успели побывать политические лидеры и главы внешнеполитических ведомств таких неоднозначно воспринимаемых «прогрессивной общественностью» Европы и Северной Америки стран, как Китай, Россия и Турция. Сотрудничество с «недемократическими режимами» президент США неизменно объясняет необходимостью борьбы с терроризмом, для победы над которым в антитеррористическую коалицию должно быть привлечено как можно больше участников.

Первое заграничное турне Дональда Трампа будет посвящено Ближнему Востоку и Средиземноморскому региону. В ближайшие дни президент США посетит Саудовскую Аравию, Израиль, Италию, Ватикан и Бельгию. После встречи американского лидера с Эрдоганом допустили появление в этом списке Турции.

Посещение не самых либеральных и отвечающих западным ценностям стран Трамп объясняет всё тем же — сколачиванием максимально широкой коалиции, которая нужна американскому народу для избавления от террористической угрозы.

Из американской внешней политики при Дональде Трампе уходит идеология: ее философией становится прагматизм, теоретической базой — политический реализм, а целью — охрана национальных интересов Америки, а никакое не «продвижение демократии» или защита прав человека по всему миру.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время визита в Вашингтон
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время визита в Вашингтон

Визит к Трампу Эрдогана состоялся вскоре после референдума об изменении государственного строя в Турции, на котором большинство граждан страны высказалось за расширение полномочий главы государства и переход к сильной президентской республике. На Западе итоги референдума расценили как скатывание Анкары в диктатуру и новое поражение «Свободного мира».

Европарламент во время поездки Эрдогана в Вашингтон рассматривает новую резолюцию против Турции, в очередной раз осуждающую ее за «отход от демократических ценностей и стандартов». Сам турецкий лидер при этом неоднократно заявлял европейцам, что ссориться с Анкарой не в их интересах. В Анкаре находится ключ от коллективной европейской безопасности: если турецкое правительство откажется сдерживать миграционный поток и откроет западные границы для сотен тысяч беженцев, то мало Европе не покажется.

Однако для многих депутатов Европарламента интересы их стран вторичны. Первична идеология. И если за фиксацию своего недовольства отказом Турции от парламентской республики в пользу президентской придется заплатить ссорой с Анкарой и угрозой своей миграционной политике, то европейские функционеры готовы согласиться на такую цену.

Другое дело — Трамп. В полном соответствии с его инаугурационной речью президенту США нет дела до внутриполитической жизни Турции и защиты там демократии и прав человека. Эрдоган ему нужен для двух целей: визуально яркой и эффектной победы над ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) и проталкивания своего сценария урегулирования сирийского кризиса, в основе которого — уход Башара Асада.

Еще одна черта новой внешней политики США — создание тактических союзов и ситуативных коалиций на международной арене. Такой метод работы Трамп испытывает на Эрдогане, предлагая ему совместную игру против сирийского президента, а значит, против поддерживающих Асада России и Ирана.

Итоговая пресс-конференция Эрдогана и Трампа
Итоговая пресс-конференция Эрдогана и Трампа

Судя по итоговой пресс-конференции американского и турецкого лидеров в Белом доме, эту сделку Трампу заключить удалось. Президент Эрдоган поддержал американскую бомбардировку сирийской авиабазы в Идлибе, высказался за скорейший уход Асада и осудил того за (до сих пор не доказанное) применение химического оружия в прошлом месяце.

Но эта сделка не означает полноценного союза Турции и США в Ближневосточном регионе. По Асаду у Вашингтона и Анкары просто совпали интересы, зато в вопросах, по которым у Турции и Америки есть противоречия, Трамп идти на уступки не готов, предпочитая вести разговор «с позиций силы».

Для Турции таких вопросов было два: поддержка Соединенными Штатами курдского движения и выдача Анкаре исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого Эрдоган считает организатором неудавшегося военного переворота в прошлом году.

О необходимости решить эти вопросы Турция накануне визита Эрдогана к Трампу сигнализировала американцам по всем возможным каналам вплоть до статьи в Foreign policy, в которой министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу убеждал американцев экстрадировать Гюлена на родину и разгромить сеть гюленовских организаций в Америке.

Трамп на просьбы турецкой стороны ответил разговором «с позиций силы». За неделю до визита Эрдогана в Вашингтоне заявили о намерении поставлять оружие курдским отрядам самообороны. Анкара в ответ пригрозила выходом из антитеррористической коалиции и закрытием американской авиабазы на своей территории. В итоге Эрдоган улетел от Трампа, не добившись прогресса ни по курдам, ни по Гюлену.

Таким образом, вырисовываются интересные контуры новой внешней политики США.

Вашингтон при Дональде Трампе ориентирован на создание тактических союзов и коалиций с любыми возможными временными попутчиками, с которыми наблюдается ситуативное совпадение интересов. Заключаться эти ситуативные союзы будут в результате политического торга и при полном отказе от идеологии.

В краткосрочной перспективе такая внешняя политика может оказаться более успешной, чем крайне идеологизированная политика трех предыдущих американских администраций, обернувшаяся разрушением государственности Югославии, Ливии, Сирии и Ирака, распространением исламского терроризма и наводнением Старого Света беженцами.

Ближайшая проверка политики Трампа на эффективность — разгром «Исламского государства» в Сирии, который для американского президента, после всех его публичных заявлений, имеет репутационную важность. В вопросе уничтожения исламских фанатиков интересы всех игроков совпадают с американскими. Неслучайно глава МИД России Сергей Лавров с большим одобрением отозвался о переговорах с президентом Трампом и госсекретарем Тиллерсоном, сказав, что, в отличие от команды Барака Обамы, новая американская администрация — «люди дела» (Трамп, в свою очередь, на встрече с Эрдоганом назвал очень удачными переговоры с Лавровым).

В долгосрочной перспективе у Америки с потенциальными союзниками не всё так гладко. Разговор строго с «позиций силы» и отказ от любых уступок со своей стороны применим к сателлитам, но не к самостоятельным и самодостаточным на международной арене странам, в которых хочешь видеть союзников.

Для эффективного сотрудничества с этими странами необходим равноправный диалог, а не диалог «с позиций силы». Это президенту США Дональду Трампу еще предстоит осознать в отношениях и с Турцией, и с Россией, и со всеми другими странами, с которыми налаживает сегодня отношения американская администрация.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up