Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

«Нравится начинать заново»: миграция как художественный прием

«Нравится начинать заново»: миграция как художественный прием

18.12.2015  // Фото: Из архива Дмитрия Булкина

Когда переезд — часть творческого пути, когда каждый город  источник вдохновения. Дмитрий Булкин, рижский фотохудожник, основатель «Школы Творческой и Художественной фотографии», рассказал порталу RuBaltic.Ru о том, как живется творческому человеку в разных странах.  

«Дело не в Латвии, а в оседлости»

Физически я не живу в Латвии уже года три. А мысленно, идейно я всегда был в состоянии «живу и не живу», как-то фрагментарно и в тоже время постоянно. Да и живя в Лондоне, я каждый месяц куда-то сбегал.

10489736_738998529491040_2285127914506980766_n-2.jpgЛатвия — прекрасное место! Но мне слишком нравится начинать заново. Я жил несколько лет в Лондоне, сейчас переехал в Берлин. Жил и в Москве, но это давно было, более десяти лет назад. Мои путешествия нельзя назвать работой, отдыхом или бытом. Так в моей жизни сложилось, что это стало чем-то единым.

Рига прекрасна, здесь очень здорово! Как место для того, чтобы жить и что-то делать. Тут живет и творит множество безумно талантливых людей. И это по-прежнему самый родной для меня город, а переезды никак с ним не связаны.

Дело не в Латвии, а в оседлости: для меня это плохо. Неважно  Латвия это, Москва, Англия  пока что я нигде не могу усидеть на одном месте. Возможно, пока что. Возможно, Германия, пока что я там новенький, и всё строится заново. Мне интересно.

Я не знаю, какой город будет следующим, при этом допускаю, что любой город может вдруг стать для меня городом «снова» или «навсегда». А может и не стать!

«Школа Творческой и Художественной фотографии»: Латвия, Англия, Германия

В Латвии было замечательно. Очень легко сделать свою студию, свое помещение, создать и обустроить свое пространство.

В Лондоне иметь собственную студию  крайне дорогое удовольствие. И если его окупать, то надо делать высокую цену за обучение в школе. Соответственно, придут люди только определенного класса. Мне такие ограничения не интересны: интересно, чтобы приходили люди, у которых внутри живой механизм, вне зависимости от денег. Иногда это совпадает, а иногда нет. Поэтому мне не нравится устанавливать высокие цены.

1476165_10202522975987374_972939200_n.jpgВ Берлине все похоже на Латвию: можно создать своё полноценное пространство, и открыть доступную школу. Берлинская студия сейчас только-только начинает обретать свой характер. Чем-то становится похожей на одну из рижских студий, что-то берет от лондонской, обязательно появится и что-то свое, новое. Пространство школы  это очень важное место. Это наша мастерская, собственный штабик. Наша  моя и людей занимающихся в школе.

В Лондоне в школе были только русскоговорящие люди, но зато отовсюду, со всего постсоветского пространства  от Москвы до Владивостока, и из Украины, и из Латвии. В Берлине к такой же широкой аудитории постепенно присоединяется и англоговорящая группа, есть вот и один португальский бразилец. Я никогда не различал людей ни по национальности, ни по полу, ни по возрасту. Все люди и без того очень разные.

Самоидентификация: «такой вот симбиоз»

Это очень сложный вопрос! И он очень частый! Всегда спрашивают, когда узнают, что я из Латвии, но не латыш, при этом русскоязычный, а проживаю то в Англии, то в Германии, то еще где-то… Прибалтиец или прибалт, я бы так себя назвал. И не латыш, и не совсем русский. Бытовое поведение у меня северно-европейское, а культурный и духовный пласт  русский. Моя русская часть сформировалась на забальзамированном русском искусстве: литературе, музыке, кинематографе... Но контакта с современным ежедневным бытовым русским мышлением у меня нет. Тут скорее латышское, рижское. Такой вот симбиоз, характерный для рижан моего поколения.

«Нигде не эмигрант»

267656_2021790276117_5629101_n.jpgНигде и никогда я не чувствовал себя ни эмигрантом, ни чужим. Иногда ощущаю себя немного не у дел, но это только потому что я не люблю разговоры ни о чем и на не интересующие меня темы. Поэтому ограждаю себя от этих бесед.

В Латвии я никогда не сталкивался с каким-либо проблемами из-за того, что я русский. И во всех инстанциях, учреждениях, которые были связаны с моими проектами  никогда не было сложностей. Помню, мы делали выставку, кураторы которой, латыши, слыша мой акцент, переходили на русский. Все так хотели сделать друг другу приятно, что не могли определиться, на каком же языке нам стоит говорить.


«В Риге все творят за идею»

Есть ли разница? Безумная! Быть художником в Латвии и в Германии  это схожие вещи, под этими понятиями понимается творчество от души, а не для рынка.

В Лондоне быть художником  значит быть бизнесменом. Лондон  это город, ничего не имеющий общего с творчеством души и свободой. Это город для бизнеса. Если ты художник в Лондоне, значит, ты продавец искусства. Говорят, вот там есть район, где «граффити и свобода», все рисуют, что хотят. Да, конечно! Только если вы видите картину, нарисованную на стене, вероятно, что она продается в ближайшей галерее. Стена становится хорошей рекламной площадкой. В этот район стекаются творческие люди с разных уголков мира, чтобы продавать творчество, но не творить. Думаю, по количеству художников/артистов процентуально Рига обгонит Лондон.

603129_477685305622365_1500216669_n.jpgЛондон  это рынок, а рынок имеет свои правила моды, какая же тут свобода и творчество? От этого и нет там такого количества духовности в творчестве. Той духовности, про которую писал и Кандинский, и Станиславский.

В Берлине нет подобной коммерческой одержимости. Многое делается просто от желания и для удовольствия. Как в Латвии. В Риге вообще все творят за собственную идею. От этого и результат богаче и искреннее. Во всяком случае, у тех, с кем мне посчастливилось быть знакомым.

Культурная ниша в Латвии

Честно говоря, я не очень слежу за тенденциями и развитием современного искусства, но точно знаю, что в Латвии огромное количество талантливых людей. И все, что они делают,  это от чистого сердца, от истинной душевной потребности, а не от спроса рынка или потому, что у них такая профессия. Много безумных людей, которые в удовольствие делают безумные вещи!

Умудряются делать это в свободное от работы время. Латвийские авторы, благодаря смешению латвийской, европейской и русской культур, имеют уникальное сочетание качеств. Русскую дотошность к техническому качеству, европейскую тематическую свободу и латвийскую этническую любовь к чистой натуральной природе.

«Безусловная любовь»: Рига как город и как муза

Когда я жил в Риге, это был мой дом. Каждый раз я еду в Ригу с тем же эмоциональным настроем, с каким я еду в родительский дом. Люблю встречать знакомых на улице и разговаривать, люблю не встречать никого и ходить сам по себе. Попадать в знакомые и незнакомые дворы. Я весь город воспринимаю как родной двор, теплый и уютный, характерным, потертым, местами даже мною. Как любимые вельветовые штаны: широкие, с большими карманами, в которых на дне лежат мятые записки, номера телефонов и каштан с прошлого лета. В Риге очень здорово!

10334272_735846539806239_3799899031150117683_n.jpgРига меня стала особенно вдохновлять после того, как у нас с ней сменился статус отношений. За месяц-два до отъезда проявилась такая палитра умилительных чувств, столько сочных цветных фотографий я сделал! Стоило только - нет, даже не уехать, - а осознать расставание.

Как-то я летел в Ригу через Париж. Я очень много летал в тот год. Но когда я увидел самолет, который привезет меня в Ригу, я понял — это совершенно другое чувство. Это даже не первая любовь, это любовь безусловная.




Дмитрий Булкин  фотохудожник, основатель «Школы Творческой и Художественной фотографии».

Фотошкола Дмитрия Булкина путешествует вместе с ним самим: несколько лет принимала желающих в Риге, затем переехала в Лондон, с этого года открыла свои двери в Берлине. Фотографии Дмитрия Булкина выставлялись в рамках персональных и коллективных выставок, фестивалей и биеннале в Латвии, России, Дании, Швеции, Англии.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.