Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Бобёр из Даугавпилса против Андиса Кудорса

Автор: Елизавета Болдова

Бобёр из Даугавпилса против Андиса Кудорса

19.05.2016  // Фото: rubaltic.ru

На днях в газете «Неаткарига рита авизе» была опубликована беседа с исполнительным директором Центра исследований политики Восточной Европы Андисом Кудорсом. Господин Кудорс рассуждает о привычном – о попытках России расколоть Европу; о главной геополитической цели Путина, о том, почему в России так популярны различные геополитические теории; о том, где в мире пожилые люди ходят, взявшись за руки, и где живут чемпионы по употреблению алкоголя, количеству абортов и разводов; об актуальности «Длинной телеграммы» Джорджа Кеннана от 1946 года; и о том, что делать, чтобы остановить агрессора и не воевать. Можно ли считать это частным мнением конкретного эксперта или это «генеральная линия партии», в соответствии с которой и колеблется г-н Кудорс и прочие его коллеги, почему-то считающие себя специалистами по России? С просьбой прокомментировать статью А.Кудорса RuBaltic обратился к президенту Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессору Санкт-Петербургского университета Николаю МЕЖЕВИЧУ:

– Николай Маратович, ожидать сегодня взвешенного спокойного взгляда на Россию из Риги трудно, но эмоции вашего коллеги-эксперта просто зашкаливают. Почему?

– Статья нужная и важная для нас. Во-первых, такой феерический поток некомпетентности свидетельствует о том, что мой коллега, прочитавший, наконец, «Длинную телеграмму», до древнегреческого писателя Лукиана еще не дошел и формулу «Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав» не знает.

Не повторяя ошибку исполнительного директора, отмечу: конечно, каждый знает, что все люди в Латвии ходят, дружно взявшись за руки, алкоголь никто не употребляет, а о том, что такое развод и аборт узнают из передач только московского телевидения. Население Латвии при этом неуклонно растет, а цифры Евростата сочиняют агенты Кремля. К числу таковых, видимо, относится и Андрис Берзиньш, который в качестве президента Латвии отметил: «Оценка Еврокомиссии достаточно агрессивна – мы приближаемся к 1,6 млн». За 25 лет куда-то миллион жителей делся, но я согласен с господином Андисом Кудорсом, это еще не повод забыть про российскую демографию. Тем более, что латвийские новости полны оптимизма. В Даугавпилсе недавно бобер напал на прохожего прямо на улице.

– Простите, профессор, какое это имеет отношение к демографии?

– Как какое? Бобры любят чистую землю и воду и не любят людей рядом. Сначала в Даугавпилсе исчезла промышленность, вслед за ней потянулись и люди. А бобры остались. Кстати, однокомнатную квартиру в Даугавпилсе (напомню, это второй по величине город Латвии) можно купить за 4.000 евро. Медленно, для тех, кто в американском танке, еще раз – четыре тысячи евро за квартиру, не за метр. 

– Это, конечно, по своему характеризует экономику страны, но в статье все же больше говорится о геополитических амбициях политиков Латвии.

– Не совсем так. Позиционирование «элит» Латвии – это желание занять почетную позицию Луны. Такая Луна светит отраженным вашингтонским светом, но в геополитических сумраках современности пытается изобразить себя самостоятельной лампочкой. Если серьезно, то важно отметить, что господин директор не призывает к немедленному нападению на Россию. Это хорошо. На моей магистерской программе «Исследования балтийских и северных стран» в Санкт-Петербургском университете сейчас как раз защита диссертаций. Студенты рады тому, что их не пошлют в Пыталово копать окопы.

– Рассказы о российском пьянстве и российской демократии составляют стандартный набор современной прибалтийской публицистики. Почему?

– Стереотипы. С алкоголем проще всего. Пишут о том, что сами хорошо знают. Есть международная статистика. В Литве пьют чуть больше, чем в России, в Латвии чуть меньше. С демократией сложнее, количественного измерения демократии так и не придумали. 

Тезис о демократии, верховенстве закона мне, безусловно, близок, как и господину Кудорсу. Демонстративное игнорирование воли народа в Латвии – норма. Блокирование партии «Согласие», регулярно формирующей крупнейшие фракции в парламенте, но не имеющей возможности формировать правительство – это не торжество демократии, это постдемократия.

 Но в Сатверсме – Конституции написано же, что Латвия «демократическое государство»..

– Латвия была демократическим государством с 1920 по 1934 год. И все. В мае 1934 года премьер-министр К. Улманис устроил военный переворот, распустил парламент, также как и все партии, ввел цензуру, остановил действие конституции, а затем, уже в 1936 году назначил себя президентом.

После 1991 года треть населения лишили политических прав полностью и экономических частично. При этом сегодня в парламенте страны обсуждаются поправки в Уголовный кодекс, которые обещают тюремное заключение за публичные сомнения в демократичности политической системы.

Не случайно бывший министр иностранных дел Латвии Янис Юрканс в интервью журналистам латвийского журнала «Открытый город» задет вопрос и предлагает ответ: «А где наша интеллигенция? Сидит в подполье». Добавлю от себя – и правильно делает! Лучше сидеть в подполье, чем в тюрьме. «Наказание за публичные призывы к деятельности, направленной против независимости, суверенитета, территориальной целостности, государственной власти или государственного устройства, впредь будет предусматривать лишение свободы на срок до 5 лет». Это еще не 1937 год и даже не 1934-й, но он уже близок.

– Андис Кудорс пишет о том, что в России «все, что связано с геополитикой, популярно». Ваше мнение?

– В 90-е годы прошлого века у нас было несколько избыточное увлечение геополитикой. Так ребенок, которому не давали сладкого (в СССР геополитика – «продажная девка империализма») съедает при первом удобном случае килограмм конфет. Это прошло. Сегодня в наибольшей степени в Восточной Европе геополитическими теориями и практиками увлекаются в Польше. Само по себе это ни о чем не говорит.

Г-н Кудорс критикует нас за то, что мы считаем «Запад» не единственно возможной моделью цивилизации. Это так. Мы действительно не считаем ту форму организации политики и экономики, которая присуща коллективному «Западу», единственно возможной. 

Более того, если говорить конкретно о Латвии, то лично я считаю ее экономическую и политическую модель изначально нежизнеспособной и направленной на ликвидацию латвийского государства и латышской нации. Таковы последствия выбора, сделанного латышскими «элитами».

– Что вы считаете самым важным в интервью А.Кудорса?

– Это заявка на экспертный статус, направленная богатым соседям. Но насколько она оправдана? Американская советология – русистика и сейчас сильна, есть великолепные немецкие, британские, финские специалисты. Есть прекрасные польские эксперты, однако их плохо слышно в пропагандистском хоре. В основе их анализа отсутствие исторических, географических, политических комплексов. Примат объективности над эмоциями. При этом их выводы часто справедливы, но не всегда нам приятны.

Все интервью директора написано под одну фразу, как-бы мельком, проброшенную Андисом Кудорсом: «Западники осознают, что мы понимаем Россию лучше, чем они». Вот она программная идея – дайте денег! 

На самом же деле, рискну предположить, «западники» осознают, что серьезная аналитика – аналитика принятия решений, не может быть написана в Риге (Вильнюсе, Таллине) потому, что это всегда будет субпродукт от непрофессионалов, неспособных посмотреть выше ворот своего периферийного мышления. 

Можно съездить на пару стажировок в США или Германию, можно вывезти конкретного эксперта в большой мир с его маленького привычного хутора. Но, как мы видим, вывезти хутор из эксперта – почти не возможно.

И последнее. «Длинная телеграмма» это действительно знаковый документ. Это объявление войны. Холодной войны. Но Андис Кудорс еще не Джордж Кеннан, а Латвия – не США. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.