Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Сближение с Украиной дестабилизирует Беларусь

Автор: Александр Носович

Сближение с Украиной дестабилизирует Беларусь

19.07.2016  // Фото: narodny.org

Официальный Киев зондирует обстановку для политического сближения с Республикой Беларусь. Предполагается, что это сближение будет происходить в контексте снятия санкций против официального Минска, в рамках «Восточного партнёрства» и других европейских программ, а также – как непременное условие – в пику России. Для Беларуси такое стратегическое сотрудничество чревато дестабилизацией и политической катастрофой, потому что сегодняшняя постмайданная Украина во всех отношениях зеркально противоположна белорусской модели развития, а киевские энтузиасты сближения с Минском и не скрывают, что хотят экспортировать идеалы Майдана в Республику Беларусь.

«Тёплые, холодные, дружеские, враждебные, неискренние, корыстные – спектр двусторонних отношений между Украиной и Беларусью покрывает все возможные коннотации, – пишет аналитик Института мировой политики (Киев) Елена Бетлий, – их начало было обнадёживающим в декабре 1991 года. На тот момент обе бывшие республики СССР апробировали уникальный для советских реалий опыт двустороннего сотрудничества, заключив Договор между УССР и БССР 1990 года. Кроме того, их объединили и совместные проекты по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Особым же символом начального этапа сотрудничества стало Беловежское соглашение, положившее конец существованию СССР».

Первые же строчки статьи о белорусско-украинских отношениях выдают идеологический подход сотрудника Института мировой политики к потенциальным белорусским союзникам и её изначальное принципиальное непонимание (и нежелание понимать) сущность сегодняшней Беларуси.

Белорусско-украинские отношения видятся перспективными из-за того, что отправной точкой этих отношений стало совместное участие глав Украины и Беларуси в развале СССР. При этом, правда, упускается из виду, что, кроме украинского президента Кравчука и белорусского президента Шушкевича, в Беловежской пуще был ещё и российский президент Ельцин, так что Советский Союз ликвидировала вся восточнославянская «птица-тройка». Но упоминание Ельцина не укладывалось бы в концепцию белорусско-украинских отношений как дружбы против «имперского центра».

Дело, однако, не в Ельцине. Дело в Беларуси.

Развал СССР, представляемый прекрасным началом белорусско-украинских отношений, в самой Беларуси считается изменой Родине и величайшей исторической катастрофой, которую белорусское руководство более 20 лет пытается преодолеть.

Приверженность советскому проекту, преемственность с Белорусской ССР и сохранение памяти о Победе в Великой Отечественной войне – это три идеологических столпа, на которых основана белорусская модель развития. Беларусь как страна была создана советским проектом, белорусская нация как часть советской супернации была рождена в огне войны с фашизмом, а национальная идея современной Белоруссии – сохранять и поддерживать всё лучшее, что было в Советском Союзе, предлагая, но не навязывая другим бывшим советским республикам свой опыт в качестве альтернативы их нынешней модели развития.

Общая черта большинства украинских политиков, экспертов и журналистов – глубочайшее пренебрежение к сущностным чертам соседней страны и нежелание о них задумываться. Для них важно, что Беларусь – это не Россия, президент Лукашенко сохраняет самостоятельность во внутренней и внешней политике и его можно переориентировать с евразийской интеграции и строительства Союзного государства на сближение с НАТО и Евросоюзом.

Поэтому официальный Киев сохраняет за белорусами статус братского народа, с которым надо развивать братские отношения, – то, от чего он раз и навсегда отказался в отношениях с русскими «небратьями». Примечательная деталь: если на Украине финансируемые из американских фондов СМИ, НПО, учебные заведения и националистические политики проталкивают в народные массы откровенно расистскую мысль, что русские – это смесь тюрков с финно-уграми, в которой не осталось ни капли славянской крови, то финансируемые из тех же самых фондов СМИ, НПО, учебные заведения и националистические политики Беларуси толкают в массы столь же расистскую мысль, что белорусы – это балты, а не славяне, поэтому их место не с Россией и Украиной в СНГ, а с Литвой и Латвией в Евросоюзе.

Если так, то, по законам логики, ни о каких братских отношениях между Украиной и Беларусью не может быть и речи: раз белорусы – балты, то украинцы получаются единственные восточные славяне. К счастью для внешних спонсоров и кураторов, националисты с обеих сторон равно невежественны и, вероятно, находятся не в курсе откровенного бреда друг друга, что позволяет им говорить о дружбе двух братских народов против русских «небратьев».

Но если в отношениях с маргиналами ещё удаётся найти общие точки соприкосновения (главными из которых являются общие источники финансирования), то при контактах с руководством Беларуси и стоящим за ним абсолютным большинством белорусского общества у сторонников политического сближения Киева с Минском начинаются проблемы.

Сегодняшняя майданная Украина во всех отношениях является антиподом Беларуси: стратегическое сотрудничество двух полюсов постсоветского развития чревато дестабилизацией и политической катастрофой Республики Беларусь, ведь киевские энтузиасты даже не скрывают, что хотят перенести идеалы Майдана на белорусскую почву.

В той же статье аналитика Института мировой политики в газете «Европейская правда» (и институт, и газета финансируются USAID – американским агентством по внешней политике) говорится о зависимости правительства Лукашенко от Москвы на том основании, что Беларусь – член ЕАЭС и участник проекта Союзного государства с Россией. При этом ни словом не упоминается, что инициатором многих интеграционных проектов на постсоветском пространстве был Минск, а не Москва.

Александр Лукашенко в 1994 году обошёл на президентских выборах правящих националистов, участвовавших в развале СССР и предлагавших белорусскому обществу ту модель развития, по которой деградирует сегодня Украина, пообещав избирателям прямо противоположное – возрождение Советской Белоруссии, союз с Россией и посильные попытки воссоздать Советский Союз.

Этот реставрационный общественно-политический курс был подтверждён референдумами 1995–1996 годов, на которых абсолютное большинство белорусского общества поддержало вещи, совершенно немыслимые в сегодняшней Украине: русский язык как второй государственный, смену националистической государственной символики на символику Белорусской ССР, экономическую интеграцию с Россией, перенос Дня независимости Республики Беларусь с дня подписания Декларации о государственном суверенитете Белорусской ССР на день освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков.

В соответствии с народным волеизъявлением руководство страны 20 лет проводило курс на строительство Союзного государства с Россией и экономическую реинтеграцию постсоветского пространства.

С середины 1990-х годов не Россия, а Беларусь была «драйвером» интеграционных проектов в бывшем СССР: называть после этого Лукашенко сателлитом Москвы на том основании, что Беларусь входит в Таможенный союз и ЕАЭС, – верх глупости.

Однако украинскую сторону такие детали не заботят: для них важно, что Лукашенко демонстрирует самостоятельность во внешней политике и даёт своим поведением основания надеяться, что его удастся вырвать из сферы влияния России и перенаправить на западную сферу влияния. А также что Евросоюз снял основную часть санкций против Республики Беларусь и уже не обзывает её в глаза «последней диктатурой Европы» – это уже сигнал, что с официальным Минском можно работать.

Нюансы и особенности братского белорусского народа при этом последовательно игнорируются. Главным проявлением дружеских намерений считается навязывание белорусской стороне бело-красно-белого флага и герба Великого княжества Литовского (Пагони) как подлинных государственных символов Беларуси, которых её лишили клятые москали (при полном пренебрежении мнением большинства белорусов о том, какие флаг и герб они считают подлинными символами своей страны).

Главными патриотами Беларуси считаются люди, которых обычные белорусы линчевали бы на улице, если бы не бдительность полиции, – белорусские националисты. Именно преемники сотрудничавших с гитлеровцами коллаборационистов, которых убивали белорусские партизаны, считаются в Киеве естественными союзниками в деле переориентации Беларуси на дружбу с Украиной против России.

Летом прошлого года «Правый сектор» объявил о создании белорусского отделения – было заявлено, что тактическая группа «Беларусь» будет создана для обучения белорусских союзников методам борьбы за «освобождение своей нации». Тогда же белорусские пограничники воспрепятствовали попаданию в страну около 200 украинцев, которые везли с собой закамуфлированную военную форму, биты, дубинки и травматическое оружие. «Не подбрасывайте нам больше боевиков. Устали их на границе задерживать. Идут с гранатами, битами, пистолетами. Давайте жить дружно. Мы их сотнями задерживаем на границе. Они не могут объяснить, зачем они сюда идут. Они просто не думали, что Лукашенко сможет закрыть границу», – обратился по этому поводу к Киеву президент Беларуси Александр Лукашенко.

Стратегическое сотрудничество Киева с Минском неизбежно приведёт к массовому экспорту в Беларусь украинского кровавого хаоса – заражению страны бациллами восточноевропейского виктимного национализма, которые смертельны для белорусского общественного строя.

Практические шаги украинского руководства на белорусском направлении не оставляют сомнений, что всё будет именно так. Минску предлагаются не прагматичные добрососедские отношения с конструктивной повесткой, которая так мила белорусской дипломатии. Беларусь предлагается вовлекать в качественно новые отношения с Украиной по линии «Восточного партнёрства» и других европейских программ, предполагающих приобщение Минска к европейскому финансированию и совместное освоение западных фондов «на поддержку демократии». Плата за доступ к западному финансированию тоже понятна: геополитическая переориентация на НАТО и Евросоюз, замена советской идеологии на белорусский национализм, свобода рук для белорусских «патриотов» из «Правого сектора» с «бело-червона-белым сцягом» и «Пагоней» на лацканах.

Никто не говорит, что политический союз и стратегическое сотрудничество Украины и Беларуси невозможны в принципе. Они не только возможны, но и неизбежны, так же как стратегическое сотрудничество России и Беларуси, а также России и Украины. По-другому просто быть не может, потому что за это сотрудничество говорит вся история и география трёх родственных стран и народов.

Другое дело, что у Беларуси в не меньшей, если не в большей степени, чем у России, не может быть никаких особых отношений с сегодняшней Украиной – с тем режимом, что утвердился в Киеве после Майдана.

Белорусская модель развития глубоко ненавистна майданной Украине: последние два с половиной года своей лихорадочной декоммунизацией, деиндустриализацией, разрывом всех старых связей с Россией и попытками хоть тушкой, хоть чучелом попасть в Евросоюз киевские власти отрубают для Украины все возможности пойти по белорусскому пути.

Непонятно, действительно ли киевские энтузиасты сближения с Лукашенко не интересуются спецификой потенциальных белорусских союзников и потому не понимают, до какой степени Беларусь противоречит всем без исключения пунктам господствующей украинской идеологии? Потому что если понимают, то они должны ненавидеть Беларусь лютой ненавистью. Беларусь для них – это квинтэссенция понятия «совок», понятия «вата». В своей стране они яростно стараются уничтожить всё то, что в соседней стране является основой основ белорусской жизни.

Поэтому до смены правящего режима в Киеве с «Незалежной» не может быть никаких общих дел не только у России, но и у Беларуси. Украина была, остаётся и впредь будет обеим народам близкой и родственной страной, но нынешняя майданная Украина может только сеять безумие вокруг себя.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.