Политика Политика

Политолог: Латвии выпадает исторический шанс на международной арене

Источник изображения: www.binarries.com
  1984 0  

Латвия готовится к своему председательству в ЕС в условиях небывалой за последние десятилетия напряжённости международной обстановки. Тем не менее, это не только дополнительные риски, но и дополнительные возможности для республики, которая может выступить в роли посредника при урегулировании нынешнего геополитического кризиса, убеждена политолог, доктор исторических наук, заведующая отделом восточноевропейских исследований Института Европы РАН Любовь ШИШЕЛИНА:

- Любовь Николаевна, в начале следующего года состоится Рижский саммит «Восточного партнёрства». Латвия уже начала к нему готовиться. Как Вы в целом оцениваете данную программу и её сегодняшнее состояние?

- Я считаю, что события на Украине, начало которым, безусловно, положили ноябрьские манифестации на киевском Майдане в поддержку главного пункта этой программы - ассоциации с ЕС, подвели черту, с одной стороны, под безоглядным напором программы «Восточное партнёрство» для Европейского союза и, особенно, ответственных за эту политику стран Центральной Европы, граничащих с Украиной на западе. С другой стороны, наконец и к России пришло понимание необходимости реальных интеграционных действий на пространстве бывшего СССР. 

Отсюда главный вывод: ЕС и странам Центральной Европы пора закончить период оттаскивания этих территорий от России и вбивания клиньев между народами, имеющими достаточно долгую общую историю. Пора, наконец, договариваться в трёхстороннем режиме с участием России.

До сих пор мы слышали только голословные утверждения, что программа ВП не направлена против России, а сейчас мы воочию видим её результаты на Украине, в Молдавии и Грузии. Да, программа предоставила этим государствам возможности студенческого обмена, обучения за рубежом, детального знакомства с тем, как функционирует западная политическая и правовая система. На деле, львиная доля средств направлялась именно на пропаганду, поддержку так называемых «независимых СМИ», которые на месте выполняли работу по внедрению в общество «западноевропейских ценностей». Реальной поддержки экономики, выделения кредитных линий и т. д. на самом деле было не так много. Эта программа достаточно вяло финансировалась Брюсселем – примерно на треть от программы «Средиземноморского партнёрства».

Что касается конкретно того соглашения об ассоциации, которое Брюссель предложил подписать президенту Виктору Януковичу в конце ноября, то этот 900-страничный, никем толком не прочитанный даже документ преимущественно содержал набор преференций для экономики ЕС, но не Украины. И тем более - не обещал украинцам свободного безвизового доступа в Европу. Его скорее можно рассматривать как следующий этап восточного расширения ЕС в реалиях более сложных и крупных постсоветских государств. 45-миллионная Украина - это не 1,3-миллионная Эстония, в самом деле. Коротко суть соглашения можно описать так: максимальное сближение при исключении членства. Главная цель – это расширить рынок ЕС и получить контроль над системой транспортировки газа и нефти из России в Европу.

- Программа «Восточное партнёрство» была инициативой Польши и Швеции. Теперь её активно лоббирует ещё и Литва. Создаётся впечатление, что Западную Европу данная инициатива особо не интересует. Так ли это?

- В Европейском союзе изначально существовали как бы две зоны ответственности. Французская относилась к бассейну Средиземного моря. Балтийский регион и ВЦЕ – зона германского влияния. Собственно, первой предложение о выработке политики ЕС в отношении западных республик бывшего СССР выдвинула в своё председательство в 2008 году Словения. Есть такая практика в ЕС, что государства, заступая на пост председателя Совета ЕС, предлагают Евросоюзу программы развития своего региона. Так, Финляндия в своё время предложила программу «Северное измерение». Став в 2004 году членами ЕС, государства Вишеградской группы получили возможность влияния на внешнюю политику ЕС в отношении государств к востоку от них, предложив в итоге программу «Восточное партнёрство». Это не было случайностью, хотя имеет резон вследствие географического соседства. В 2009 году лидеры Германии, Франции, Италии и Испании решили, что не могут объять своим вниманием все фланги внешней политики ЕС, и решились на то, чтобы отдать восточную политику ЕС в распоряжение стран В-4 и Прибалтики. Потому на саммитах ВП редко можно было увидеть кого-то из первых лиц Западной Европы, кроме канцлера Германии Ангелы Меркель, которая являлась как бы наставником В-4 в этом направлении.

- Если посмотреть на Украину, не получается ли так, что восточноевропейские страны, активно лоббируя программу «Восточного партнёрства», создают кризисы и нестабильность на восточной границе ЕС?

- Это очень интересная ситуация. В своё время, когда расширялся на восток Европейский союз, он принимал во внимание то, что это не нравится России. Тогда, хотя ЕС и не собирался менять своё решение, тем не менее, он пошёл на прямые переговоры с Россией по этому поводу и способствовал регулирующим трёхсторонним встречам, в ходе которых удалось даже в какой-то степени улучшить отнюдь не простые на тот момент отношения между Россией и странами, вступавшими в ЕС в 2004 году. Сейчас страны ВЦЕ не предпринимали никаких усилий в направлении трёхстороннего диалога (ВЦЕ – страна-партнёр – Россия). Фактически, они не увидели за этими странами Россию с её геополитическими интересами - или не желали видеть. Или «им не позволяли видеть».

- Как Вы думаете, выгоден ли хаос на Украине Западной Европе? А США?

- Геополитически хаос на Украине не выгоден никому, кроме США. США далеко, на другом континенте, к тому же у них конкуренция не только с Россией, но и с Европейским союзом. Хаосы и кризисы помогают США оставаться в Европе, завершать её атлантизацию. На Украине сейчас ведь столкнулись два проекта для Европы: евроатлантический (трансокеанский) и евразийский (трансконтинентальный). США всеми силами стремятся подавить любые ростки трансконтинентальной солидарности. Даже вот решили заменить Россию в качестве поставщика газа для Европы (в том числе с востока ныне пылающей Украины), чтобы воздвигнуть на границе с Россией стену покруче Берлинской.

- Нет ли здесь конфликта интересов между западноевропейскими странами, которым сейчас не до украинских проблем, с одной стороны, и с другой стороны - США (с поддерживающими их странами Балтии), для которых, с геополитической точки зрения, украинские события очень важны?

- США очень удобны европейским странам, когда их не устраивает диктат Брюсселя. Тогда они начинают лоббироваться с США и получают оттуда полную поддержку. Давайте не будем забывать, что и международная субъектность самого ЕС упирается в его способность обеспечивать свою безопасность. А вот как раз за безопасность ЕС сегодня отвечает НАТО. Это развязывает США руки в европейских делах. Вот и сейчас увеличили своё присутствие в Польше и странах Прибалтики. Как я уже сказала, как видится, США сейчас на Украине лепят свою евроатлантическую границу. Скорее всего, это устраивает и часть европейской элиты, усматривающей в такой перспективе реализацию и каких-то своих промежуточных интересов. Не думаю, что какой-то части Европы может быть выгоден пожар, пусть и на отдалённом расстоянии. К сожалению, опыт Югославии ничему Европу не научил, но ясно, что они не считают Балканскую кампанию конца 1990-х годов предметом гордости и с радостью бы не упоминали об этом эпизоде своей современной истории.

- Балтийские элиты (особенно литовские), которые постоянно заявляют о российской угрозе, стали одними из главных бенефициаров украинского кризиса. Теперь они добились расширения присутствия НАТО и пр. Как Вы думаете, не могла ли та же Литва во время подготовки к Вильнюсскому саммиту изначально быть заинтересована в том, чтобы спровоцировать конфликт между Россией и Украиной? Может быть, отсюда её бескомпромиссное желание заставить Киев на любых условиях подписать Соглашение об Ассоциации с ЕС?

- Я вижу здесь одновременно и беду современной России. Не сумели более чем за два десятилетия наладить качественно новых отношений с этими странами, создать иную атмосферу на наших границах, где, кстати, в большом количестве проживает и русское население. Россия позволила американской антироссийской пропаганде занять главенствующее место в образовании нового мировоззрения в этих странах. Можем ли мы похвалиться, сколько студентов из этих стран за эти годы приехало к нам по обмену или сколько наукоёмких проектов мы смогли предложить этим странам? Нефть и газ – это замечательно, но далеко не достаточно для строительства трансконтинентальных отношений; и из этого урока мы должны что-то вынести на будущее. Конечно, на фоне постоянно поддерживаемых пропагандистских страхов, прибалтийская элита в первую очередь (да ещё если учесть заокеанское происхождение первых лидеров этих государств) панически боится России, потому стремится огородить себя чуть ли не колючей проволокой на востоке.

Но я бы отметила ещё одно обстоятельство: присутствие в ЕС культуры символизма. Там всё к чему-то стремятся приурочить… Так в свое время приурочили вступление части восточноевропейских государств в НАТО к 10-летию восточноевропейских бархатных революций, а первый этап расширения ЕС на восток - к их 15-летию. Подозреваю, что заранее планировавшийся успех программы «Восточного партнёрства» должен был увенчать 10-летие этих стран в ЕС как апофеоз их собственной внешнеполитической линии. Потому Литва, председательствовавшая в Совете ЕС, и действовала совершенно вероломно, буквально напролом, не видя ничего вокруг, кроме заветной подписи президента В. Януковича под соглашением об ассоциации. К тому же в этом году таким крупным трофеем, как Украина, очевидно, было бы уместно отметить 5-летие политики «Восточного партнёрства». Но реалии заставили всех европейцев наконец-то открыть глаза…

- Как Вы думаете, выгоден ли сейчас западноевропейским странам новый формат проведения программы «Восточное партнёрство», триалог Россия - страна ВП (например, Украина) - ЕС? Такой формат предлагался и Москвой, и Киевом ещё до Вильнюсского саммита, но был отвергнут Евросоюзом. Может, сейчас что-то изменилось?

- Я думаю, что он не только выгоден. Такой формат, как Вы сказали, «триалога» совершенно необходим. Только он и способен сейчас разрядить ситуацию, остановить войну и помочь усадить за стол переговоров две части Украины. В Восточной Европе 25 лет назад именно за круглыми столами сидели представители порой противоборствующих политических направлений и решали свои судьбы. В том числе, Чехословакия решила разделиться. И сделала это совершенно мирно. Теперь вот нет больших друзей, чем чехи и словаки. 

Этому на самом деле мешает лишь геополитическая заинтересованность США в возможно большей территории влияния – поэтому им нужна Украина целиком. Приплюсуйте сюда и геоэкономические ожидания – месторождения сланцевого газа на востоке Украины. 

Думаю, госпожа Псаки, на самом деле, несколько опередила события, заявив, что газ поступает «из Западной Европы через Украину в Россию». Что-то в этом есть…

- Руководства балтийских стран пока выступают против триалога. Более того, министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич даже предложил пригласить к реализации программы ВП не Россию, а США. Почему страны Балтии занимают такую бескомпромиссную позицию? Не вредит ли она Евросоюзу в целом?

- Что остаётся сегодня прибалтийским странам? Они, так сказать, вступили в игру. А роль элит этих стран в 30-е годы ХХ века, разве она другой была? Мне видится, что Латвия повысила бы свой международный авторитет и завоевала бы настоящее признание в качестве посредника в разрешении конфликта. Для этого у неё есть объективные возможности. Так сказать, имеется исторический шанс и себя проявить, и реабилитировать свою прибалтийскую соседку Литву в какой-то степени. Но вот пока такого стремления не видится.

Я сама родилась и выросла в Прибалтике, даже образование получила в Латвийском государственном университете. Знаю нюансы в отличиях мировоззрений, страхи и опасения, но знаю и то, что это народ с большим потенциалом, который не удавалось реализовать под давлением большой геополитики. Захочет ли Латвия проявить себя с этой стороны? Вернее, позволят ли ей США… вот в чём вопрос. Ведь если, к примеру, Польша может продлить себя на Украине и не иметь границы с нами, то Латвия от нашего соседства никуда не уйдёт.

- Если подготовка к Рижскому саммиту будет вестись в той же логике противостояния с Россией, что и в случае с Вильнюсским саммитом, нас могут ожидать новые геополитические кризисы в Европе?

- Боюсь, что да. К этой мысли приходишь, анализируя линию канцлера Германии госпожи Меркель в украинском конфликте. Вот уж у кого был в руках ключ к его решению и реальное общеевропейское влияние. 

Боюсь, что кризисы эти могут выйти за границы бывшего СССР и проявиться, в том числе, и в самой Европе. Ведь и там не один десяток так называемых «замороженных конфликтов».

 Они могут разогреться при ухудшении социально-экономической ситуации – перспектива, от которой Европа ещё ушла недалеко. Тем более что теперь и в Украину потребуются гигантские финансовые вложения, несопоставимые с теми, которые Европа планировала до кризиса. Это нужно Европе? Здесь ответ однозначен: нет. Не надо поджигать угол своего собственного европейского одеяла… 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up