Политика Политика

«В Польше считают евроориентацию Украины вопросом своей безопасности»

remove_red_eye  3138 0  

Помимо стран Балтии, активным лоббистом евроинтеграции Украины в ЕС традиционно является Польша, которая незадолго до Вильнюсского саммита выступала с наиболее радикальных позиций по этому вопросу. Связано ли это с фобиями относительно России? Какой евроинтеграционный опыт может предложить сама Польша своим соседям? И остается ли позиция польского истеблишмента по украинскому вопросу такой же радикальной, как накануне кризиса? Эти вопросы портал RuBaltic.Ru обсудил с доктором исторических наук, главным научным сотрудником Сектора исследования процессов общественной трансформации в восточноевропейских странах ИНИОН Ларисой ЛЫКОШИНОЙ:

- Лариса Семеновна, Как бы Вы оценили отношения с Россией на данный момент? Польское правительство воспринимает Россию в большей степени как партнера или как угрозу?

- Стоит начать с того, что политический блок Польши не един, он расколот, причем довольно давно. Главными противоборствующими сторонами являются две партии: ныне правящая партия «Гражданская платформа» во главе с Дональдом Туском и оппозиционная партия «Право и справедливость» во главе с Ярославом Качиньским.

Я думаю, нет оснований полагать, что среди польских правящих кругов есть люди, горячо любящие Россию и на всё готовые ради этой любви. Но, во всяком случае, партия Туска и Бронислав Комаровский настроены на выстраивание отношений с Россией на началах прагматизма и рационализма. Они пытаются избежать необоснованного «антироссийского синдрома». И это им дается нелегко, ведь, как известно, в польской политической борьбе используются такие не очень приятные для политиков выражения, как «Комарусский», а Туска называют «главой польско-российского кондоминиума». Иными словами, активно говорят об их пророссийской ориентации.

Тем не менее, эти политики пытались воспринимать Россию такой, какая она есть. Сейчас, конечно, в связи с Украиной взаимоотношения немного изменились.

Вторая же сторона, представленная партией «Право и справедливость», стоит на позициях откровенно антироссийских, и любую ситуацию старается использовать как повод для настраивания общества против России.

Украинские события привели к тому, что разногласия отодвинулись на второй план, и сейчас наблюдается консолидация польских политиков в отношении к России в довольно отрицательном ключе.

- На Ваш взгляд, польский менталитет и культура ближе к европейским ценностям, чем к русским?

- Вопрос сложный. Сознание – материя «трудноуловимая», поэтому о ней всегда сложно говорить.

Но следует сказать, что польская идентичность двойственна. С одной стороны, в ней присутствует стремление сохранить свою «польскость», а с другой – формируется и идентичность европейская в связи с тем, что с 2004 года Польша находится в Евросоюзе.

Какое место здесь занимает Россия? Польская интеллигенция, которая отчасти формирует общественное сознание, на протяжении исторического развития придерживалась мнения, что Польша и Россия, всё же, разные цивилизации. Польша – это цивилизация, скорее, европейская и католическая, со своей системой ценностей; это стена, защищающая западное христианство. От кого? Прежде всего, от «варваров», которые угрожают Польше и всей Европе с востока. Этими «варварами», в представлении польского самосознания, во многом является Россия.

Эта идея цивилизационного противостояния всегда доминировала в польской общественной мысли, начиная со Средних веков и до настоящего времени. Поляки скорее ощущают себя частью Европы, чем частью славянского мира. Идея славянской общности никогда не была свойственна польскому общественному сознанию.

Поэтому и в ЕС они интегрировались с удовольствием и активно. Польское общество, судя по опросам, выступало единым фронтом за евроинтеграцию. Конечно, простые поляки в меньшей степени при этом думали об особенностях менталитета. Их больше волновало, какие экономические выгоды они от этого получат. Но в целом, в общественном сознании всегда была идея того, что Польша возвращается туда, где она и должна быть – в Европу. Поэтому советский период рассматривается как период чуждый Польше, потому что она оказалась вне сферы той цивилизации, которой она исторически и ментально принадлежит. Так что можно сказать, что для вхождения в ЕС присутствовали глубокие ментальные предпосылки.

- Согласны ли Вы с мнением, что Польша особенно ответственно подошла к требованиям для вступления в ЕС? Гораздо ответственнее, чем, например, соседние страны Балтии?

- Не могу судить о странах Балтии, но то, что в Польше крайне успешно прошел период евроинтеграции – это факт. Но надо сказать, что Польша оказалась для этого в очень благоприятных условиях. Польша вошла в ЕС, когда он был мощным в экономическом смысле. И в период подготовки с конца 90-х годов до вступления в 2004 году Польша попала на «тучные годы» для Евросоюза. А ещё были деньги, поэтому поляки получили большие суммы, чтобы интегрироваться и приспособиться к новым условиям.

Поляки больше всех других стран получили денег из ЕС.

Надо отдать должное польским политикам, потому что эти деньги были использованы вполне эффективно и не пропали впустую. Был заметен и рост уровня жизни, и рост ВВП, и улучшение положения крестьян. Так что на данном этапе поляки действительно ощутили выгоду от входа в ЕС, прекрасно понимая, что дальше будет хуже.

- В экономическом отношении Польша всё же не стремится к полной интеграции, и у них до сих пор не введём евро. В чём причина такой политики?

- Они планировали ввести евро, кажется, в 2013 году. А это была ситуация уже экономического кризиса, который затронул многие страны. Поэтому поляки отказались от намерения вводить евро, но не отказались от него принципиально, только отсрочили.

Польские политики, на самом деле, являются чуть ли не самыми горячими евроэнтузиастами в Европе. Если послушать их выступления, то, наверное, большего евроэнтузиазма мы нигде не услышим. Даже в самой сложной ситуации они всегда выступали за сохранение ЕС и говорили, что у него есть перспективы. Иными словами, акцентировали те положительные моменты, которые даёт членство в ЕС.

Это вызвано, пожалуй, личной позицией польских политиков, а также тем, что они твердо убеждены, что в составе ЕС Польше будет лучше. И для этого есть основания, ведь Польше очень покровительствует Германия. С Германией у Польши самый большой товарооборот, а Германия, как известно, является флагманом ЕС. Поляки настаивают на том, что тесная интеграция поспособствует улучшению экономического положения стран (что сейчас не очень убедительно звучит в условиях кризиса), а также обеспечивает большую безопасность. Безопасность, в первую очередь, от угрозы с нашей стороны, как они считают. Самостоятельно свою безопасность Польша, по их мнению, обеспечить не может, а вот в составе единого интегрированного европейского пространства – да.

Однако стоит заметить, что на данный момент Польши не очень коснулся экономический кризис. Она одна из тех стран, если не единственная, где не было экономического спада. Всегда был хоть небольшой, но рост ВВП. Главным образом потому, что у них всегда был очень развитый внутренний рынок. Но это не значит, что так хорошо всё будет всегда.

- Как Вы оценили бы взаимоотношения Польши с другими европейскими странами, в частности, с балтийским регионом?

- Они достаточно непростые. Может, даже не столько в экономическом отношении. Например, с Литвой у поляков возникают проблемы от того, что их беспокоит положение польского национального меньшинства в этой стране. Литовцы не очень-то это меньшинство жалуют и его ущемляют, особенно в сфере образования и языка. Они запрещают вешать таблички с названиями улиц на польском языке, объявлять остановки на польском, писать фамилии в паспорте на польский манер. Это несколько дискриминационная политика, и это является камнем преткновения.

Что касается экономических связей с Польшей, то это, прежде всего, Германия. Россия тоже занимает определенное место в экономической политике Польши, но оно не такое уж важное. Во всяком случае, наверное, объём торговли с Россией раз в десять меньше, чем с Германией.

Поляки не очень охотно пускают на свой рынок наших инвесторов, даже вопреки, порой, экономической целесообразности. Здесь тоже присутствуют некие фобии.

- Во время переговоров о возможном ассоциативном членстве Украины в ЕС польское правительство занимало радикальную позицию, настаивая на скорейшем подписании договора. Какую позицию по отношению к Украине они занимают сейчас?

- Сейчас они занимают более сдержанную позицию, но не перестают обвинять Россию в том, что происходит. Тут их позиция однозначна: во всем, что происходит в Украине, виновата Россия. Но надо понять историческую подоплеку того, что сейчас происходит.

Украина – это вечный камень преткновения в отношениях между Россией и Польшей. У нас нет возможности сейчас в это углубляться, но даже современные польские политики говорят, что ключ к решению проблем нашей части европейского региона лежит на Украине, в Киеве. От того, какой позиции и ориентации будет придерживаться официальная Украина, зависит будущее Польши. Почему? Потому что Украина рассматривается как некий буфер между Россией и Европой. Поэтому её ориентация на Запад – это укрепление позиций Польши, которая также ориентирована на Запад. А отход Украины от этой позиции – это ослабление Польши, поскольку тогда увеличивается влияние России, значит, ослабляется Европа и, следовательно, Польша.

Этот тезис не новый и существует уже на протяжении длительного исторического периода. Это тоже проявление геополитического столкновения, и когда полякам уже казалось, что они выиграли, Янукович не подписал соглашение. Поэтому отношения с Россией, конечно, испортились, и Польша занимает антрироссийскую позицию.

Но не эмоциональную и истеричную, они уже не выражаются так яростно и непримиримо.

Но Польша ещё и усмотрела в украинских событиях подтверждение своих идей о российской угрозе. И, как следствие, стали много говорить о необходимости обеспечения безопасности: «Российский медведь проснулся, пора принимать меры».  

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up