Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Яна Тоом: что в комиссии по русскоязычным СМИ делает замдир КаПо?

Автор: Александр Носович

Яна Тоом: что в комиссии по русскоязычным СМИ делает замдир КаПо?

21.05.2014  // Фото: www.rebaltica.lv

Министерство культуры Эстонии создало специальную консультативную комиссию, главной задачей которой является развитие русскоязычного информационного пространства. Состав и предмет деятельности этой Комиссии вызвал возражения у политиков и представителей гражданского общества Эстонии: например, депутат Рийгикогу Яна ТООМ (Центристская партия) направила по соответствующему поводу депутатский запрос в правительство Эстонии. О своих вопросах по составу правительственной комиссии, состоянии русскоязычного медиапространства Эстонии и проекте развития государственных СМИ на русском языке Яна ТООМ рассказала RuBaltic.ru:

- Г-жа Тоом, что Вас заинтересовало в составе Комиссии по развитию русскоязычного информационного пространства и какие разъяснения по этому вопросу Вы хотели получить от правительства Эстонии?

- Во-первых, из 16 человек, собранных в эту Комиссию, со средствами массовой информации связаны, так или иначе, семь. Во-вторых, там только двое русских. То есть когда у нас о русскоязычном медиаполе рассуждают люди, которые никогда это поле не пахали, - это довольно странно. У нас достаточно русских журналистов, которые хотя бы могли предложить какое-то свое видение.

В-третьих, и это самое удивительное, в этой Комиссии присутствует заместитель генерального директора Полиции безопасности Эстонии.

Объяснить, что он там делает, мне никто так и не смог. Премьер-министр сказал что-то в том духе, что в Комиссию входят специалисты по средствам массовой информации, журналисты… ну, очевидно, он имел в виду, что эстонская Полиция безопасности – это медиа-издание. Кстати, Андрус Ансип в прошлом году сказал мне в ответ на мой запрос по поводу прошлогоднего ежегодника Полиции безопасности, что это самое ожидаемое в стране медиа-издание. Так что возможно, что именно на этом основании они замдиректора Полиции безопасности записали в эту Комиссию как журналиста.

- Как в целом Вы относитесь к идее создания в Эстонии государственных СМИ на русском языке?

- Я отношусь положительно к созданию любых СМИ на русском языке в Эстонии, потому что все международные рапорты упрекают Эстонию, что медийное русскоязычное поле у нас ссыхается со страшной силой. В Эстонии не осталось ни одной ежедневной газеты на русском языке, газета «Постимэес», которая раньше была ежедневной, теперь выходит четыре раза в неделю, а кроме неё больше ничего нет, что совершенно ненормально. Но проблема в том, что я не верю, что этот государственный проект будет сделан, потому что в прошлый раз такие же разговоры велись после событий «бронзовой ночи», когда все вдруг стали оглядываться и говорить: «ах, что же нам делать с русскоязычной общиной?».

То есть, с одной стороны, правительство проводит образовательную политику, которая препятствует воспроизводству русскоязычной интеллигенции в Эстонии, с другой стороны, оно же напряжённо ищет людей, которые, будучи русскоязычными интеллигентами, могли бы каким-то образом коммуницировать с русской общиной.

Такой парадокс.

- Видите ли Вы связь между тем, что планируется создание государственных СМИ Эстонии на русском языке и одновременно обсуждается возможность запрета российских телеканалов на территории Эстонии?

- Запрет российских телеканалов – это пустая болтовня, этого не поддерживает даже наше правительство. Все прекрасно понимают, что мы живём в демократическом государстве, а кроме того, в наше время запрещать телеканалы – это совершеннейшая ерунда, потому что тогда уж придётся и Интернет запретить. Мы всё-таки живем не в Северной Корее, поэтому всерьёз это никто не обсуждает и не воспринимает. И это не обсуждалось на государственном уровне. Поэтому я думаю, что никакого запрета не будет.

- В таком случае, нет ли цензурных соображений в проекте государственных русскоязычных СМИ Эстонии, если исходить из того же состава Комиссии по русскоязычному информационному пространству: присутствия в нём замдиректора Полиции безопасности и т. п.?

- Я думаю, что желание такое, возможно, есть, но желание это неосуществимо, конечно же.

По разным причинам, в том числе потому, что медиапространство в наше время полностью контролировать невозможно. Тем более, в нашем электронном государстве, которым мы очень гордимся. Я бы сказала, есть наивная и искренняя вера в силу печатного слова. Люди никак не хотят понять простую истину (сейчас меня обвинят в том, что я марксист; я не марксист, но это гениальное, на самом деле, определение): бытие определяет сознание. То есть вы можете со страниц газет говорить людям всё что угодно, но если это не сходится с тем, что они в реальности видят, то это не будет работать. Поэтому делать упор на пропаганду – это крайне неэффективно.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.