Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Убийство Шеремета: Украина превратилась в зону отстрела журналистов

Автор: Александр Носович

Убийство Шеремета: Украина превратилась в зону отстрела журналистов

21.07.2016  // Фото: meduza.io

В центре Киева был убит известный журналист Павел Шеремет, ставший шестнадцатым журналистом, погибшим на Украине после Майдана. Также в день убийства Шеремета было совершено покушение на шеф-редактора украинского Forbes Марию Рыдван. «Европейская» Украина после «революции достоинства» превратилась в поле охоты за журналистами: свобода слова там теперь ограничивается свободой убивать за это слово.

Автомобиль Павла Шеремета был взорван утром 20 июля на пересечении улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко – в самом центре украинской столицы. В автомобиле сработало самодельное взрывное устройство мощностью до 600 граммов в тротиловом эквиваленте. Убийство в центре Киева, совершённое подобным образом, само по себе является демонстрацией: известного журналиста ликвидировали в стиле постсоветского пространства 1990-х годов или сегодняшнего Ближнего Востока. Подобным образцово-показательным способом расправлялись друг с другом мафиозные кланы итальянских кварталов Америки в середине прошлого века: видео убийства Павла Шеремета – это практически цитата из «Крёстного отца».

Дополнительной иллюстрацией того, во что превратилась после «революции гидности» Украина, стало пришедшее в пандан к новости о гибели Шеремета известие о покушении на убийство шеф-редактора украинского Forbes Марии Рыдван. В парке Киевского политехнического института неизвестный нанёс журналистке три удара ножом. Если это покушение – обычная уголовщина, то оно показывает уровень криминогенной обстановки в украинской столице. Если нападение на шеф-редактора Forbes связано с её профессиональной деятельностью, то это продолжение тенденции ликвидации журналистов в «европейской» «демократической» Украине.

Павел Шеремет стал шестнадцатым журналистом, убитым на Украине за два с половиной года после Майдана: до «революции достоинства» такого беспредела в стране не было даже в 1990-е; в соседних «недемократических» постсоветских республиках – России и Беларуси, которым предлагают идти по «европейскому» пути Украины, ничего подобного тем более нет.

В отличие от застреленного во дворе своего киевского дома писателя Олеся Бузины, а также российских и западных репортёров, «неправильно освещавших АТО» и убитых в Донбассе, Шеремет вовсе не был критиком нынешнего киевского режима. Наоборот, он воспевал все его действия, связанные с «европейским выбором» и размежеванием с Россией. Равно и украинский Forbes, редактор которого пострадала от ножевых ранений, был сдержанно-нейтральным деловым изданием для киевских «белых воротничков» и никогда не боролся против идеологических основ майданной Украины: национализма, «пути в Европу» и ненависти к России.

Так что убийство журналистов на Украине перестаёт быть средством расправы над инакомыслящими и превращается в универсальное средство выяснения отношений в украинском политикуме. Речь уже не идёт об уничтожении оппозиции – свои убивают своих. Интернет-газета «Украинская правда», исполнительным редактором которой был Павел Шеремет и в автомобиле главного редактора которой (гражданской жены Шеремета Алёны Притулы) его и взорвали, была одним из главных медийных «драйверов» Майдана. Первых людей на Евромайдан вывел постоянный автор «Украинской правды» Мустафа Найем. В прошлом один из наиболее заметных членов Блока Петра Порошенко в Верховной раде Сергей Лещенко 12 лет был заместителем главного редактора «Украинской правды». Само интернет-издание было основано после визита группы украинских журналистов в Вашингтон в 1999 году и издавалось на американские гранты. Похищение и убийство главного редактора «Украинской правды» Георгия Гонгадзе вызвало на Украине политический кризис 2000–2001 годов и стало первым шагом на пути к «оранжевой революции».

Спустя 16 лет после Гонгадзе история повторилась: снова убит редактор «Украинской правды». Станет ли гибель Павла Шеремета прологом к ещё одной украинской «революции» – третьему Майдану?

Не станет.

Убийство журналиста из чудовищного прецедента, каким было «дело Гонгадзе», стало в украинских реалиях обыденностью и формой развлечения для ультраправых боевиков.

Убийцы Олеся Бузины ходят по киевским улицам безнаказанными. Наводчица добровольческого батальона «Айдар» Надежда Савченко, осуждённая за убийство российских журналистов, – это народная героиня Украины, депутат Верховной рады, «украинская Жанна д’Арк». Правда, в нынешнем случае был убит не идейный враг, а единомышленник. Но ни к каким сопоставимым по эффекту с Гонгадзе политическим последствиям убийство Шеремета не приведёт.

В случае Гонгадзе заокеанские спонсоры «Украинской правды» и вся финансируемая ими «прогрессивная общественность» «гнали волну», чтобы расшатать режим Кучмы, склонного к самостоятельности на международной арене и игре в «многовекторность» с Россией и Западом. Благодаря в том числе «делу Гонгадзе» президента Кучму и его преемника Януковича удалось сменить на проамериканского до корней волос Виктора Ющенко.

В нынешней ситуации «гнать волну» из-за убийства редактора «Украинской правды» киевской проевропейской общественности и западным внешним игрокам нет никакого резона. На Банковой и Грушевского сейчас и так целиком и полностью проамериканский режим, ориентированный исключительно на НАТО и Евросоюз и целенаправленно рвущий все связи Украины с Россией.

Едва ли Госдеп и Европарламент, поднявшие некогда столько шуму из-за одного Гонгадзе, теперь обратят внимание, что отстрел журналистов на Украине стал нормой жизни.

До сих пор, во всяком случае, не обращали, и даже гибель «своего» Шеремета после нескольких «чужих» российских и пророссийских журналистов едва ли что-то изменит.

Однако истина состоит не в том, что изрекают (или не изрекают) по тому или иному поводу Европарламент с Госдепом. Истина заключается в фактах, ведь факт – самая упрямая вещь в мире. Павел Шеремет был российским гражданином и, будучи российским гражданином, много лет был в радикальной оппозиции к российской власти. С российским паспортом он воспевал «подвиги» батальона «Азов», оправдывал убийства оппозиционных политиков и журналистов на Украине, поддерживал войну на Юго-Востоке.

Павел Шеремет был уроженцем Беларуси и сделал себе карьеру и громкое имя, поссорившись с президентом Александром Лукашенко. В 1997 году 25-летний белорусский корреспондент ОРТ (российского Первого канала) перешёл на телекамеру белорусско-литовскую границу, чтобы продемонстрировать, что она никак не охраняется, за что отсидел в тюрьме три месяца и получил два года условно. После этого Шеремет получил гражданство России и переехал в Москву в статусе знаменитости и личного врага Александра Лукашенко. Став спустя несколько лет и в России радикальным оппозиционером, Шеремет тем не менее не забросил борьбу с белорусским президентом: в 2005 году он основал сайт «Белорусский партизан», ставший одним из информационных столпов белорусской националистической оппозиции.

И ни в России, ни в Беларуси за его оппозиционную деятельность Шеремету ничего не было: даже после переезда на Украину и од батальону «Азов» он продолжал курсировать между Киевом и Москвой как ни в чём не бывало.

Павел Шеремет заплатил жизнью за свою профессиональную деятельность не в Москве или Минске, а в Киеве. Разумеется, украинские профессиональные параноики уже говорят, что за убийством журналиста виден «российский след»: дескать, дотянулась-таки до борца за свободу «рука Кремля», причём сумела достать его не где-нибудь, а в самом центре Киева, в Шевченковском районе, – рядом с Софийским собором, Золотыми воротами и зданием СБУ.

Но традиционная паранойя про «щупальца Кремля» в данном случае теряет всякую убедительность, стоит лишь посмотреть на убийство Шеремета не само по себе, а в контексте. Сразу же станет видна печальная правда: Украина за два с половиной года после «революции гидности» превратилась в сафари-парк по отстрелу журналистов. И не только журналистов. Пришедшая в эту страну с Евромайданом абсолютная свобода обернулась там свободой убивать. Безусловно, в этой свободной стране теперь можно говорить всё, что угодно. Но у вооружённых государством и олигархами до зубов отморозков есть столь же полная свобода убивать за это слово. Что они и делали эти два с половиной года в Донбассе, Одессе и центре Киева, оставаясь безнаказанными.

И будут продолжать делать, потому что понимают свою безнаказанность. Если только они совсем не выйдут из берегов, как покойный Сашко Билый, им никто ничего не сделает. Украинские политики продолжат строить конспирологические версии про «руку Москвы», а Европа с Америкой и впредь будут интересоваться исключительно «проблемами с правами человека и демократическими принципами» в России и Беларуси, широко закрывая глаза на всё, что творится в уже приобретённой ими со всеми потрохами «европейской» Украине.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.