Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Как Финляндия и страны Прибалтики готовятся к своему столетию

Автор: Александр Носович

Как Финляндия и страны Прибалтики готовятся к своему столетию

22.04.2016  // Фото: http://www.rubaltic.ru/

Финляндия отметит грядущее в 2018 году столетие своей государственности введением рассчитанного на 100 лет проекта совершенствования финского образования. Проект HundrED должен закрепить за финской образовательной системой статус лучшей в мире. Литва, Латвия и Эстония тоже активно готовятся к 100-летию возникновения своих государств, планируя к 2018 году окончательно ликвидировать школы нацменьшинств. Большего контраста между Финляндией и Прибалтикой, чем в сфере образования, просто быть не может.

Система образования Финляндии считается одной из лучших в мире. В 2012 году Финляндия заняла первое место в мировом рейтинге систем образования: проводившие исследование в 40 странах мира эксперты Pearson подчёркивали высокий престиж образования во всех социальных группах, а также высокий уровень доходов и повышенный социальный статус профессии учителя в финском обществе.

Система образования в Суоми во многом уникальна. Любое образование – от дошкольного до высшего – общедоступно и бесплатно, не существует экзаменов, тестов и иных форм проверки знаний, ученики обладают большой долей самостоятельности в выборе школьных предметов.

В прошлом году этих новаторских педагогических приёмов финнам показалось мало, и в Финляндии началась реформа образования, предполагающая внедрение ещё более революционных мер. Реформа предполагает отказ от преподавания по предметам в пользу преподавания по темам. Например, вместо истории, географии, экономики будет несколько тематических блоков, включающих в себя элементы этих наук (допустим, блок «жизнь в Европейском союзе»). Записываться на изучение каждой темы ученики будут по собственному усмотрению.

Не всем нравятся финские эксперименты в школьном образовании: многие консервативно настроенные учителя и психологи считают, что отказ от системного образования со школьными предметами не позволит формироваться научному мышлению у детей. Тем не менее для всех очевидно, что сфера образования является едва ли не главным приоритетом финского государства как в плане финансирования, так и в плане интереса общества и политиков.

Приоритетность сферы образования и стратегический подход к ней подтверждаются тем, что проект совершенствования финского образования разработан… на 100 лет вперед. Проект HundrED (от hundred – столетие и education – образование) назван так потому, что он, во-первых, рассчитан на 100 лет, во-вторых, приурочен к столетию возникновения Финляндии в 1918 году. Финское государство ставит этим проектом амбициозную цель: к столетию существования независимой Финляндии закрепить за этой страной звание мирового флагмана в развитии образования.

Этот пример – ещё одно подтверждение, что Финляндия и Прибалтика противоположны в своём развитии. Литва, Латвия и Эстония тоже активно готовятся к своему столетию в 2018 году и тоже поставили себе сверхзадачу в сфере образования: ликвидировать к юбилею своей государственности школы национальных меньшинств.

Прямым текстом такая цель была поставлена в Латвии: в 2014 году правительство этой страны предложило проект «реформы – 2018», предполагавшей полный отказ от обучения в школах на русском языке к столетнему юбилею Латвийской Республики. Одно время казалось, что этот проект спустили на тормозах, опасаясь акций протеста русского населения, но латышские националисты так просто сдаваться не собирались: в декларацию новой правящей коалиции и правительства, сформированных в феврале этого года, был внесён пункт о переходе на единый стандарт образования на латышском языке в государственных и муниципальных школах к 1 сентября 2018 года. Фактически это означает ликвидацию всех русских школ к столетию Латвии.

В Литве к проблеме русских добавляется проблема польских школ. В прошлом году Министерство образования и науки Литвы анонсировало новую школьную реформу. Литовские чиновники предлагают увеличить долю предметов, преподаваемых на государственном языке в школах национальных меньшинств. Сколько точно учебного времени будет переведено на литовский язык, не уточняется – это может быть и 60%, и 70% учебного времени. Одновременно с этим литовские власти планируют ликвидацию части польских и русских школ, называя это «оптимизацией образовательной сети». К 1 сентября прошлого года литовское правительство уже закрыло 14 польских и русских школ в Вильнюсе и Вильнюсском крае. Похоже, окончательный триумф литуанизации (принудительной ассимиляции литовских поляков и русских) в системе образования в Вильнюсе тоже хотят приурочить к столетию восстановления литовской государственности.

В пытающейся ориентироваться в своём развитии на Финляндию Эстонии реформа образования уже привела к ликвидации части русских гимназий и вытеснению русского языка из образования. Между прочим, эстонская реформа образования, предполагающая создание сети гимназий с элитарным уровнем обучения, полностью противоположна финской системе образования, в которой разделение школ на элитные и «для простонародья» – самое страшное табу. Ещё одно доказательство тщетности всех попыток Эстонии уподобляться «старшей сестре», называя себя «второй Финляндией».

При более широком рассмотрении один вопрос образования для нацменьшинств доказывает тщетность всех попыток Прибалтийских республик сравнивать себя с Финляндией и другими северными странами и вообще именовать себя Европой.

У тех же финнов с их одной из лучших в мире систем образования вопрос об образовательных правах нацменьшинств не стоит вовсе – невозможно представить, чтобы этот вопрос у них появился. В Финляндии два государственных языка – финский и шведский, шведское население пользуется всеми положенными ему в качестве национального меньшинства правами. В шведских школах Финляндии финский является обязательным иностранным языком, а всё остальное обучение ведётся по-шведски. В финских школах – наоборот. Аландские острова, на которых проживает преимущественно шведское население, являются национальной автономией в составе Финляндии; единственный официальный язык, включая язык образования, там шведский.

Правительство Финляндии поддерживает существование языков малых народов (например, саамского) и поощряет изучение своими гражданами языков больших народов – шведского и русского. В 2012 году правительство Финляндии учредило Фонд поддержки русской культуры, а финская государственная телекомпания «Юле» несколько лет выпускает новостной блок на русском языке.

Возможно ли представить такое же отношение руководства Литвы, Латвии и Эстонии к русскому, польскому, латгальскому языкам? Невозможно. Просто Финляндия в социальном отношении давно уже шагнула в XXI век, а страны Прибалтики с их этническим национализмом в качестве главенствующей идеологии так и застряли в XIX.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.