Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«У Аболтини остался последний шанс в латвийской политике»

Автор: Александр Шамшиев

«У Аболтини остался последний шанс в латвийской политике»

22.12.2015  // Фото: delphi.lv

В новый год, как и в 2013 г., Латвия входит с распавшимся правительством. Пока парламентские фракции объявили о приостановке на Рождество дискуссий по составу очередного кабмина, портал RuBaltic.Ru побеседовал о возможных конфигурациях в правительстве и кандидатурах премьера с латвийским политологом Александром ВАСИЛЬЕВЫМ:

- Господин Васильев, на Ваш взгляд, отставка правительства Страуюмы произошла больше из-за конфликтов внутри «Единства» или под воздействием нарастающих народных протестов, забастовок медиков и учителей?  

- Существуют субъективный и объективный факторы. Субъективный наступил в силу того, что внутри «Единства» возник ряд противоречий. Конфликт привел к тому, что позиции премьер-министра Лаймдоты Страуюмы, представляющей партию, резко ухудшились. Не надо забывать, что Страуюма стала членом «Единства» лишь с момента своего премьерства. До этого она занимала несколько высокопоставленных постов, в том числе и в правительстве предыдущего созыва. Она там была министром земледелия. Глубинных связей с «Единством» у нее как таковых не было.

При этом, как я сказал, есть и объективный фактор, который обусловливается недовольством политикой правительства. Дело в том, что когда почти два года назад, в январе 2014 года, правительство создавалось, оно было сформировано больше как правительство технократов. По крайней мере, такая задача ставилась. С тех пор многое изменилось в стране — теперь требуется не просто решение частных вопросов. Сейчас необходим новый Кабмин, во главе которого стоит яркий политик, который не только решает тактические вопросы, но и может дать новые идеи, новый импульс и принимать решения стратегического характера. Именно такую ношу Лаймдота Страуюма не могла на себя взять, поэтому последние полгода правительство вполне справедливо критиковали за нерешительность, за то, что оно откладывало важнейшие шаги на более долгий период и все время не позволяло решать реальные проблемы. Наиболее яркий пример — постоянное откладывание решения по мигрантам. Либо странные жесты вроде существенного повышения зарплат руководителей министерств в один день с забастовкой учителей. Это если и не откровенная глупость, то ситуация, когда премьера очень сильно подставили.

- «Единство» теперь планирует выдвинуть на пост премьера Солвиту Аболтиню. Ее рейтинг оставляет желать лучшего. Против нее в Сейме активно выступает либеральное крыло «Единства», так называемая «либеральная шестерка» депутатов. Для чего партия остановила выбор на столь противоречивой и малопопулярной фигуре? И как Вы в связи с этим оцениваете шансы Аболтини?

- Грубо говоря, ее шансы на успех 50 на 50. Обратить внимание следует на то, что рейтинг самого «Единства» резко снижается. Он фактически за последние полгода сократился почти в два раза. Партия «Единство» уже не первая-вторая, а третья-четвертая. Если тенденция будет сохраняться в дальнейшем, реальный рейтинг партии приблизится к проходному барьеру в 5%. Поэтому, естественно, внутри «Единства» думают, как выйти из этой ситуации. По мере того, как приближаются муниципальные выборы, а через три года и парламентские, «Единство» может повторить судьбу Народной партии или «Латвийского пути». Это первый момент.

Второй момент:

реальной кандидатуры, альтернативной Солвите Аболтини по активности, по внутренней энергии в «Единстве» пока нет.

Она по-настоящему является лидером партии. Она сумела сохранить лидерскую позицию в «Единстве» даже после того, как фактически проиграла на последних парламентских выборах, что для лидера партии вообще недопустимо. Поэтому ее «продавливают» при данном раскладе и вполне могут «продавить». Как абсолютно справедливо было замечено, далеко не все в руководстве партии и в партийной фракции в парламенте поддерживают ее кандидатуру, понимая, что у руля она способна еще больше ухудшить ситуацию. И если она не окажется идеальным премьером, шансы «Единства» на выборах 2017–2018 годов будут перечеркнуты.  

Так что «Единство» как раз в эти дни должно принять конкретное решение по кандидатуре. Это очень серьезный вопрос для «Единства», равно как и серьезная возможность для Аболтини, чтобы партия выдвинула ее уже официальным кандидатом.

- Получается, «Единство» не сильно прислушивается к гласу народа?

- Для того, чтобы понять «любят — не любят», надо опираться на исследования. Конечно, если сравнивать рейтинги, общественная поддержка Аболтини достаточно низкая. Однако рейтинг рейтингом, а внутрипартийные вопросы решаются часто на основании энергии, силы воли и амбиций, которые присущи Аболтини. Если она смогла подмять под себя одну из ведущих латвийских партий после собственной неудачи на парламентских выборах, она может это сделать и сейчас. Тем более, что она всегда амбициозно и результативно действовала, например, после внеочередных парламентских выборов 2011 года. «Единство» тогда заключило договор с Партией реформ Валдиса Затлерса, предварительно было принято решение о распределении высших должностных постов государства. Бывший президент договорился о том, что премьер остается за «Единством», но спикер Сейма будет от Партии реформ, сам Затлерс. Аболтиня пошла на то, чтобы путем интриг развалить эту договоренность. Премьером стал Валдис Домбровскис от «Единства», Аболтиня же себя продавила на спикерское кресло. «Единство» тогда фактически потеряло 40% депутатских мест, проиграло в пух и прах, но позволило себе увеличить представительство в высших органах власти, получив спикера и премьера. Так что нельзя недооценивать амбиции Аболтини и ее желание добиться успеха. Она сейчас понимает, что это ее последняя возможность реализовать себя на самом ответственном посту латвийского государства.

Солвита Аболтиня- Объединение регионов Латвии предложило коалицию c «Национальном объединением». Кресло премьера прочат евродепутату Роберту Зиле. Выглядит ли этот союз сильным в борьбе за правительство?

- Я бы зашел с другого конца. В предыдущем Сейме 11-го созыва «Единство» получило важные посты, потому что именно эта партия была «разводящей», могла создавать коалиции с разными политическими силами. А Валдис Затлерс, который провел вокруг себя так называемые «красные линии», ничего предложить не мог другим, он мог идти только на определенную конфигурацию соглашения. Теперь ситуация иная. Разные конфигурации может создать Союз зеленых и крестьян, в то время как «Единство» может создать только уже существующую конфигурацию. Если «Единство» все-таки сохранит под собой пост премьера, в первую очередь оно будет разговаривать со своими нынешними партнерами из СЗК и «Национального объединения».

Объединение регионов, конечно, очень хочет войти в правительство. Их рейтинг снижается. Они показали, что добились определенных успехов на выборах в Сейм, но дальнейшие перспективы партии очень туманны. Особенно волнуется один из ее лидеров Мартиньш Бондарс, который был в свое время и руководителем Канцелярии президента, и возлагал большие надежды на выборы. Однако регионалы получили столько, сколько получили. У них сейчас остался единственный шанс пройти в правительство и хоть частично реализовать свои политические амбиции.

К сожалению для «Национального объединения», они играют второстепенную роль в правящей коалиции. Как своеобразный enfant terrible всегда выходят с какими-то инициативами, пытаются дестабилизировать своими шагами позиции правительства. Их блокирование с регионалами будто бы повышает их собственный вес в дальнейших переговорах.

Но решать-то будут все равно «Единство» и СЗК. В какой степени будут участвовать националисты — вопрос.

Вопрос, и будут ли вообще в формировании правительства участвовать регионалы, за год показавшие себя ненадежными партнерами. Множество скандалов было с ними связано. На днях Артусс Кайминьш, один из самых скандальных депутатов Сейма, вышел из региональной фракции. Его «вышли», чтобы имидж партии стал солиднее.

Вы упомянули Роберта Зиле как возможного участника борьбы за Кабмин. Но параллельно ведь идет еще и борьба за спикера Сейма. Нынешний спикер Инара Мурниеце, представитель «Национального объединения», показала себя далеко не с самой лучшей стороны на фактически втором посту в государстве. В кулуарах идут разговоры, что спикерство может быть разменяно при формировании правительства. Поэтому «Национальное объединение» пытается еще какими-нибудь дополнительными шагами укрепить свои позиции в переговорах по формированию Кабмина. То есть имеет место движение в разные стороны. Оттого и Мурниеце ставит под вопросом дальнейшее сотрудничество с регионалами.

- СЗК смогут в итоге договориться с «Единством»?

- У «Зеленых» и крестьян есть реальные шансы и возможности сформировать правительство при любой комбинации. У них гораздо более широкое пространство для маневра, чем у «Единства», которое может сформировать его только из право-либерального круга. Поэтому я не исключаю возможности того, что могут возникнуть предпосылки к формированию кабинета во главе с премьером из СЗК. Тем более, президент, вышедший из СЗК, может в той или иной степени поспособствовать этому.

Здесь возникает другой вопрос — хотят ли сами «Зеленые» и крестьяне себе такую ответственность? Дело в том, что СЗК не меньше разобщены, чем «Единство».

Просто они более опытны, более прагматично настроены, более профессиональны и рассудительны. Они не вываливают все свои противоречия в медийное пространство. Далее, спикера-то можно переизбрать, а президент останется на ближайшие три с половиной года. Получить в добавок к президенту еще и премьера — это чревато очень серьезными осложнениями. В трудной экономической ситуации и неопределенности — не только в Латвии, но и в Европе, и в мире в целом — получить крайне хлопотливое премьерство — не лучший вариант. Это не лучшее время именно для руководства правительством.

Также, получив два высших государственных поста, СЗК рискуют привлечь к себе внимание. Во-первых, будет ревность со стороны политических партнеров, чего СЗК абсолютно не надо. Во-вторых, к ним будет привлечено особое внимание из-за рубежа, в том числе внешнеполитических сил, которые могу влиять на дела в Латвии. Это силы из Брюсселя и Вашингтона. Ряд харизматичных лидеров СЗК, таких как Айвар Лембергс, по-прежнему остаются под судебным расследованием. Им получать властные полномочия в обмен на серьезное внимание и усиление прессинга со стороны влиятельных внешних игроков сейчас просто не надо. Поэтому я думаю, они отдадут «Единству» инициативу по формированию Кабинета, но постараются выторговать себе некоторые министерства. В первую очередь это касается важного министерства сообщений и министерства внутренних дел.

- Как Вы оцениваете возможности «Согласия» поучаствовать в формировании Кабинета? Согласно последим опросам, большинство латвийцев — 27% — хотят видеть именно «Согласие» в этой роли.

- Это не вполне репрезентативные данные. Речь идет об опросах в интернете. Безусловно, «Согласие» пользуется авторитетом. Многие жители Латвии хотели бы отдать инициативу им. Однако в настоящее время реальные шансы «Согласия» на формирование правительства минимальные. Реально кто может им сделать предложение во вхождению в правительство из существующего политического спектра — это те же СЗК. Но лишь около трети политиков СЗК одобрят вхождение «Согласия» в Кабмин. Большинство депутатского корпуса СЗК концептуально против участия в этом «Согласия» как русскоязычной партии. СЗК довольно националистически настроены, им ближе позиции и взгляды «Национального объединения», нежели «Согласия». Поэтому сомневаюсь, что в ближайшее время у «Согласия» будут реальные шансы войти в ту или иную правительственную конфигурацию.

- Популярной кандидатурой среди латышей также называется Андрис Пиебалгс. Его можно рассматривать как серьезного кандидата?

- Да, он был достаточно влиятельной фигурой, еврокомиссаром. По последним данным, он отказался от участия в формировании правительства. Ранее он точно так же отказался сразу после выборов в Сейм. В определенной степени он дистанцируется от занятия высших постов в латвийском правительстве. Не исключаю, если в ходе переговоров кандидатура Аболтини будет все-таки отклонена будущими партнерами по коалиции, кандидатура Пиебалгса всплывет снова. Пока об этом говорить рано. Как человек, занимавший в прошлом министерские посты в ряде правительств и бывший еврокомиссар, он понимает, насколько тяжела шапка Мономаха будет в это время и насколько незначительными будут его возможности влиять на дела Кабмина. Формирование существующей право-либеральной коалиции с сильном участием «Национального объединения» априори наносит серьезный ущерб престижу будущего премьера как такового. Пиебалгс хорошо отдает себе отчет в этом и если пойдет на премьерство, то не прямо сейчас и под мощным давлением со стороны однопартийцев.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.