Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

«Сажать в тюрьму инакомыслящих – не лучший способ защитить Латвию»

Автор: Андрей Солопенко

«Сажать в тюрьму инакомыслящих – не лучший способ защитить Латвию»

23.03.2016  // Фото: http://sputniknews.lv/

В начале марта Сейм Латвии в первом чтении принял поправки к Уголовному закону, усиливающие ответственность за преступления против государства. На прошлой неделе президент Латвии заявил, что их необходимо переработать, потому что «не в интересах национальной безопасности нарушать Конституцию и свободу слова». О том, насколько эти поправки соответствуют базовым европейским свободам и что может сделать президент, чтобы не допустить их принятия в нынешнем виде, порталу RuBaltic.Ru рассказал латвийский политолог, профессор факультета социальных наук Латвийского университета Юрис РОЗЕНВАЛДС:

– Профессор Розенвалдс, в начале марта в первом чтении были приняты скандальные поправки к Уголовному закону, по которым, если они вступят в силу, любого, критикующего государственную власть, можно будет подвести под статью. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, соответствуют ли эти поправки фундаментальным европейским свободам?

– Здесь явно прослеживается противоречие с Конституцией Латвии. Например, в новой редакции закона сказано: «…за деятельность, направленную на крушение территориального единства, свержение государственной власти или изменение государственного строя…». Я очень живо себе представил, что если я где-то буду обсуждать, должна ли Латвия перейти к президентской форме правления взамен парламентской, то и за мной вполне могут прийти… Конечно, скорее всего, этого не произойдёт и небо в клетку я не увижу, но здесь есть одна очень существенная опасность. Если в законе имеются такие расплывчатые формулировки, то это уже называется – «избирательное правосудие». Когда если кто-то нам нравится, то его не будут трогать, а к тому, кто не нравится, будут относиться по всей строгости закона.

На мой взгляд, это очень опасная тенденция, которая не должна быть поддержана. И мне очень трудно понять, почему депутаты Сейма в таком единодушии – более 70 человек – не только поддержали эти поправки, но и проголосовали за срочность их принятия. Однако в нынешней формулировке они явно недопустимы и, несомненно, ограничивают свободу слова, которая является одной из главных ценностей демократического общества. Хотя, конечно, можно понять, почему они были сформулированы именно так. В свете сегодняшней геополитической нестабильности эти поправки являются ответом на вызовы «гибридной войны». Поэтому здесь есть о чём поразмыслить, но, несмотря на это, принимать их в таком виде, как они есть, – это просто недопустимо.

– Да, оперативность просто потрясающая, уже 7 апреля будет окончательное чтение, и они вступят в силу…

– Мне кажется, что та срочность, с которой их пытаются принять, заставляет задуматься о качестве нашей политической элиты. Я сам участвовал в дискуссии на эту тему на канале LTV7, и мне было очень печально слышать, что никто из депутатов от правящей коалиции оказался не готов прийти на передачу, чтобы объяснить, почему эти поправки оказались именно в такой редакции. Также печально слышать от депутата СЗК Карлиса Сержанта, заместителя председателя парламентской Комиссии по национальной безопасности, фразу:

«Ну вы же сами знаете, против кого направлены эти поправки».

Ведь при всей нынешней сложности наших отношений с Россией, это совершенно не значит, что закон нужно писать под одну конкретную страну. Я не думаю, что это правильный подход, и он однозначно свидетельствует о слабости нашей политической элиты. Ведь если депутаты проголосовали «за», то они обязаны стоять до конца и аргументированно отстаивать свою позицию, а не сбегать при первом появлении проблем.

Сложившаяся ситуация заставляет также обратить внимание на работу компетентных органов – латвийских спецслужб. Ведь всё произошло явно под их давлением. И в связи с этим возникает резонный вопрос: а насколько компетентно они работают? И не хотят ли они принятием этих поправок просто облегчить себе жизнь, когда для того, чтобы осудить преступника, будет необязательно доказывать деятельность, направленную на насильственное свержение государственной власти, что предполагает теперешняя редакция закона. Думаю, что это очень опасная тенденция, и в этом смысле необходимо говорить об усилении парламентского контроля над их деятельностью. А это нелегко, ведь депутаты в какой-то мере зависимы от спецслужб, так как последние могут, не объясняя причин, отказывать депутатам в доступе к гостайне. В данном случае, мне кажется, депутаты пошли на поводу у спецслужб, поэтому я считаю, что систему нужно менять в сторону усиления контроля со стороны политической элиты и общества в целом.

– На Ваш взгляд, почему эти поправки оказались сформулированы именно в таком виде, в котором они есть? Депутаты не понимали, что там явное противоречие и за этим последует реакция общества?

– У меня есть подозрение, что часть из них действовала просто по партийной дисциплине и серьёзно поправки не изучала, а просто проголосовала, как было сказано. В то же время те, кто продвигал эти поправки, действовали по принципу «“Родина в опасности” и необходимо сделать всё для её защиты».

Однако, на мой взгляд, это не лучший способ защитить Родину.

Нужно отличать идеи, появляющиеся в общественном пространстве, от деятельности, угрожающей интересам безопасности страны. Ведь сила правового государства как раз и заключается в том, что оно не кидается на каждого и не пытается засадить в тюрьму любого человека, кто высказывает своё мнение, пусть даже отличающееся от взглядов большинства. В этом смысле, я думаю, нашим правящим чувства меры явно не хватило. Тогда как эта спешка, с которой данные поправки продвигались, и стремление обойтись без широкого общественного обсуждения привели как раз к обратному эффекту.

Конечно, мне трудно судить, какая будет дальнейшая судьба этих поправок, однако то, что президент обратил внимание на их несоответствие Конституции, что свидетельствует и о бдительности его аппарата, даёт основания предполагать, что в своей нынешней редакции они не будут приняты.

Ведь проблема здесь не только в их применении. Я полагаю, что если я завтра заговорю о президентской форме правления, то меня никто не посадит, но наличие такой возможности серьёзно ограничивает готовность людей высказываться на разные чувствительные темы. Тогда как в обществе должны быть выслушаны самые разные точки зрения. Да, конечно, есть границы, которые мы не должны переступать, но в то же время это не значит, что нужно уничтожать свободу мнений.

– Вы говорили, что президент Латвии Раймонд Вейонис указал на несоответствие этих поправок Конституции. Однако в первом чтении они были приняты в срочном порядке, и президент не может вернуть их в парламент. В связи с этим может ли он что-то сделать в рамках его полномочий, чтобы не допустить их вступления в силу в нынешней редакции?

– Да, существует возможность, что эти поправки ко второму чтению не будут изменены и большинство депутатов проголосует за их принятие. В этом случае, к сожалению, президент будет вынужден провозгласить закон. Однако он может обратиться в Конституционный суд, и у меня есть ощущение, что решение будет однозначным ввиду их явного противоречия Конституции.

Кроме того, само активное вмешательство президента, который хоть и остановить это не может, указывает на наличие проблемы. Сейчас его выступление – это скорее символический акт, свидетельствующий, что голосование депутатов вызывает ряд серьёзных вопросов.

– В связи с этим не считаете ли Вы, что латвийский парламент идёт по пути Венгрии и Польши, где были приняты похожие законы, ограничивающие основные свободы?

– Не совсем. Если говорить о Польше и Венгрии, то в этих двух странах у проводивших такие противоречивые изменения были совсем другие мотивы, чем в Латвии. У нас это всё же явно боязнь угрозы со стороны России, тогда как в Венгрии, как и в Польше, тон задают евроскептические силы. В Латвии же ситуация другая: политики в основном выступают за солидарность с Европой, и в этом смысле если рекомендация европейских органов будет высказана в таком ключе, что поправки необходимо изменить, то парламент прислушается. Так что в этом смысле я оптимист.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.