Политика Политика

Томашевский: не боимся «выдавливания» из правительства после выборов

remove_red_eye  2017 0  

Несмотря на постоянное давление в Литве со стороны президентуры и консерваторов, лидеру Избирательной акции поляков Литвы Вальдемару Томашевскому удалось довольно успешно выступить в первом туре президентских выборов в качестве единого кандидата от нацменьшинств. Однако после второго тура конфликт президентуры с ИАПЛ может выйти на новый уровень. Президентскую гонку и проблемы нацменьшинств в Литве портал RuBaltic.Ru обсудил с лидером ИАПЛ Вальдемаром ТОМАШЕВСКИМ:

- Г-н Томашевский, как Вы оцениваете свой результат на президентских выборах?

- Очень хорошо, мы довольны результатами. Конечно, всегда есть какие-то возможности получить больше голосов, но мы довольны итогами этого года, потому что 110 тысяч голосов – это очень большая поддержка, и 8,4% по всей стране. Что также немаловажно, в 3 регионах нам удалось победить: в Висагинасе - 52,5%, в Вильнюсском – 53,5%, в Шальчининкайском – 73,5%. Это очень хорошие результаты. Надо отметить, что в Литве 2000 избирательных участков, и нам удалось победить, примерно, в 150 участках. В них мы заняли первое место, и это хорошая статистика, не говоря о тех, где мы заняли второе место и последующие.

Приятно, что избиратели нас хорошо оценили, потому что мы работали и будем работать честно, ведь это самое главное. Мы не боимся говорить правду и защищаем рядового гражданина.

Нам удалось объединить все национальные меньшинства: польское, русское. Также голосовало много белорусов, татар и представителей других национальностей. Национальные меньшинства поняли, что вместе они представляют собой серьёзную силу, потому что у нас одинаковые беды и проблемы. Надо стараться вместе эти проблемы решать, держаться вместе, как произошло на этих выборах, и тогда с нами будут считаться.

Конечно, голосовала и та часть литовцев, которым надоела коррупционная и двусмысленная политика, но это не было массово. Хотя во всех районах я получил несколько десятков голосов, даже в тех, где национальные меньшинства не проживают.

- Насколько близки проблемы польского и русского нацменьшинств в Литве?

- В большинстве своём они схожи. Одна проблема, возможно, меньше касается русского меньшинства, чем польского, хотя тоже играет определённую роль. Я говорю о реприватизации земель. У нас есть закон от 1991 года, по которому земля должна возвращаться собственникам. Закон хороший, но на практике он не действует как раз в тех районах, где проживает польское национальное меньшинство. В этом большая проблема, и собственники земли видят в этом практически дискриминацию. Часть собственников была и русскими, но гораздо больше было поляков. Русское население сегодня к тому же в большинстве своём живёт в городах. Поэтому проблема схожа, но не очень сильно.

А остальные проблемы одинаковые. Это и образование – мы знаем, что раньше было хорошее образование на польском, русском, белорусском, а сейчас хотят это постепенно ограничить, в связи с чем были протестные митинги, самый большой из которых был в 2011 году. В 2012 году мы собрали около 10 тысяч людей на митинг и стараемся защитить свои права.

Другая проблема связана с использованием других языков в институтах и учреждениях. В ЕС есть такая норма, что если в государстве есть определённая группа национальных меньшинств и группа людей, которые не являются иммигрантами и живут здесь очень долго, то их язык надо использовать как второй национальный язык. К тому же в некоторых районах польское население составляет около 80%, а русское – около 70%, как в Висагинасе. Пока что законы Литвы запрещают использовать свой язык, и я думаю, что это недопустимо в Евросоюзе.

Особенно когда за использование своего языка налагается штраф, это абсурд. Поэтому мы стараемся добиться того, чтобы эти европейские стандарты попросту действовали.

Ещё важным моментом является использование языка в СМИ. Есть частные СМИ, но я думаю, что в этом отношении государство должно поддерживать национальные меньшинства. 10 лет назад были новости и на польском, и на русском языке, а сейчас это всё позакрывали. По радио стало меньше передач. Всё это общие для нас вопросы, и мы должны их решать. Но решить мы их можем, если будем держаться вместе, и у нас будут свои представители. К сожалению, сейчас тенденция такова, что наши права ограничивают, и даже после вступления в ЕС мы потеряли часть прав. До вступления в ЕС мы эти права имели! Это парадокс.

- Незадолго до выборов увеличилось давление на Вашу партию со стороны президентуры. Вас даже обвиняли в связях с Кремлем. Как Вы можете прокомментировать эти обвинения?

- Это как раз продолжение того, о чём я Вам говорил. Не только наши права ограничивают, но и когда мы пытаемся их отстаивать, начинаются такие действия, которые, по мнению их осуществляющих, должны заставить нас замолчать. Закрыть рот. Нам ещё и говорить про наши права запрещают!

Но если мы про них говорим, значит, мы обязательно связаны с Кремлём или ещё с кем-то?

Я думаю, это нормально, что сейчас мы объединились с русским, белорусским, татарским и другими национальными меньшинствами и сейчас отстаиваем свои права. От себя я могу сказать, что я всегда и в советское время не боялся говорить правду, и сегодня не боюсь. В 80-х годах я, будучи старшеклассником, поднял вопрос о Катыни. В нашей семье знали, что это преступный расстрел более 20 тыс. польских офицеров-военнопленных, который был совершен по приказу Сталина в 40-м году.

Я тогда не боялся говорить правду. А сегодня меня критикуют те, кто работал в Высших партийных школах и делал карьеру.

Я думаю, что сегодня нам вообще нечего делить с нашими соседями, мы должны сотрудничать. И я за хорошие отношения со всеми нашими соседями, в том числе с Россией. Тем более что поляки и русские имеют родственную связь, они славяне. Не русские виноваты в том, что за немецкие деньги в России был организован большевистский переворот. Россия первая пострадала от этой революции.

Когда я высказался по поводу Украины, кто-то сказал, что эта позиция похожа на позицию Кремля. Но это то, что я думаю, и это правда. Если другие думают так же, это не значит, что это неправда. Я не боюсь этих обвинений и думаю, что мы должны не идти по пути конфронтации, а сотрудничать и вести диалог. А власть надо выбирать при избирательных урнах, а не с помощью революции, для этого и придумана демократия. В критике также не может быть двойных стандартов: почему демократы не критикуют Китай, там ведь вообще выборов нет.

- Польские эксперты прогнозируют, что после переизбрания Грибаускайте она начнет переформатирование правящей коалиции. Нет ли угрозы, что Избирательную акцию поляков Литвы «выдавят» из коалиции вместе с Партией труда?

- Мы не боимся этого, поскольку власть для нас не самоцель, а средство, чтобы реализовать нашу программу и помочь людям. Простым людям, а не тем, кто и так хорошо живёт. Мы не боимся работать и в оппозиции. Я думаю, что вопрос здесь надо ставить так, что мы живём в парламентской республике. А потому, если там есть большинство, то никто никого не может оттуда выбросить. У президента просто нет таких полномочий.

Другое дело, что само большинство порой разрешает президенту превышать свои полномочия.

К сожалению, такое было, когда не утвердили двух министров, но и социал-демократы, и Партия труда с этим согласились. Я сторонник другой политики, каждый должен знать свою зону компетенции. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up