Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

«Кого США собрались учить журналистике в Прибалтике? Кадров уже нет!»

Автор: Вера Александрова

«Кого США собрались учить журналистике в Прибалтике? Кадров уже нет!»

24.08.2015  // Фото: http://kinodramaturg.ru

В Прибалтике планомерно создается инфраструктура по ведению информационного противостояния России. Так, в Риге в этих целях за счет Северного совета министров планируется создать Центр журналистского мастерства, а в Вильнюсе — структуру, специализирующуюся на «исследовании СМИ». В свою очередь посольство США в Литве в этом месяце объявило о начале курсов для журналистов, направленных на противодействие «российской пропаганде». А американский сенатор Джон Маккейн открыл в Латвии Центр стратегической коммуникации НАТО, который, по словам политика, «поможет распространить правду» вопреки российской «программе пропаганды и дезинформации». Как относятся к этому «западному вторжению» в медиаполе балтийских республик представители местных русских СМИ, портал RuBaltic.Ru узнал у шеф-редактора портала BALTNEWS.LT Анатолия ИВАНОВА:

- Анатолий Георгиевич, насколько оправдано выделение 500 тысяч долларов госдепом США на обучение прибалтийских журналистов, а точнее — на повышение уровня их квалификации?

- Мне жалко наивных американцев! Деньги гарантировано будут распилены между нужными людьми, результат будет равен нулю, но в отчетах будет прописано, что проделанная работа стоит, может быть, даже больше, чем объемы выделенных средств.

Лично мне давно хочется спросить бывшего министра образования Литвы, либерала господина Гинтараса Степонавичюса, который много говорит о кремлевской пропаганде: а где он был в ранге министра образования и науки Литвы? Почему он не предпринял никаких конкретных шагов, почему он не создал возможности людям учиться журналистике на русском языке? Именно эти люди сейчас работали бы так, как их научили бы в литовском вузе, по литовским программам. Ничего этого сделано не было, поэтому я не понимаю, кого сейчас будут учить янки. Пока не будут привлечены профессионалы, результата не будет, но ведь профессионалов нет.

- Вы несколько лет назад создавали свою школу — Евразийскую медиалабораторию. Это было продиктовано как раз нехваткой молодых кадров?

- Да, никакая структура не готовит кадры для русских СМИ Литвы, поэтому возникла необходимость заняться этой подготовкой самостоятельно. На базе газеты «Литовский курьер», с благословления владельца этого издания была открыта школа молодых журналистов, которая со временем трансформировалась в «Евразийскую медиалабораторию». Тогда на всех уровнях, включая самые высокие, Литва рассматривалась как традиционный мост между Востоком и Западом, поэтому мы решили быть именно евразийской медиалабораторией, то есть площадкой для медийных экспериментов.

Надо сказать, что результат мы получили такой, что он аукается нам по сей день. Люди, не работающие на имидж информационного пространства Литвы, увидели в медиалаборатории потенциал, который грозит их благополучию. Эти люди ничего не делают — посмотрите, пожалуйста, на закостенелые формы подачи информации, которые существуют в литовском сегменте интернета, на литовском телевидении — и "новая кровь" была им не нужна. Поэтому выставили эту структуру «рупором Кремля», хотя она к Кремлю имела такое же отношение, как и к Букингемскому дворцу или Белому дому. Лаборатория никем не финансировалась, это была стопроцентная самодеятельность энтузиастов, но ее развалили, а кому от этого стало лучше? Никому.

Но у меня отбили всякое желание работать с молодежью, потому что мне надоело оправдываться в глазах не очень умных и не очень дальновидных людей в своих действиях.

- То есть сегодня проект не действует?

- Не действует. Потому что глупо развивать проект, который транслируется в массы как угроза национальной безопасности. Я с трудом представляю, какую угрозу национальной безопасности несут восьмиклассницы и восьмиклассники или девятиклассницы и девятиклассники. Но официально говорят, что игроки в пеинтболл представляют угрозу, так как используют тактику недружественных государств. Знаете, в эту же команду стоит записать все автошколы, потому что их учеников можно посадить за рули и рычаги вражеской военной техники, и всех парикмахеров, так как они могут сделать стрижку а ля милитари — вообще страшнейшая угроза!

- В Литве русскоязычных журналистов, как Вы говорите, не хватает, а имеющиеся считаются «рукой Кремля». В этой связи возникает вопрос, кого же будут учить американцы?

- Я со слезами на глазах слушал репортаж латвийской журналистки Ольги Драгилевой о книжном магазине, где продаются русские книги антилатышской направленности. Имя и фамилия у девушки русские, но она с таким жутким акцентом говорила на русском языке, что нормальный человек ее слушать не будет. Как можно слушать журналиста, который даже ударения неправильно ставит. А ведь в команду американцев придут именно такие люди, и на них будут делать ставку, под них будут пилить бюджеты, думая, что добросовестно делают свою работу.

Конечно, американская сторона может блефануть и под несделанную работу оформить красивые бумаги, что работа сделана.

В этом году произошел парадоксальный и нетипичный случай для литовского образования. Факультет коммуникаций, декан которого не раз публично демонстрировал неуважение к русским СМИ Литвы, вдруг создал условия для поступления детей из русских школ или имеющих отношение к русской журналистике — на этих детей сейчас делается ставка. Результат получим только через года четыре. А должны и обязаны были — в условиях «нарастающей кремлевской пропаганды» — создавать подобные возможности много лет назад. Что это за руководители государством, которые не просчитывают возможной угрозы?

Это очень плохие руководители, и, кстати, плохие у них покровители. Я долго смеялся над клоуном господином Маккейном, претендующим на правление миром, когда в Риге на открытии центра по борьбе с какой-то пропагандой он не смог ответить российскому журналисту, что такое «пропаганда». То есть он не знает, что за центр открывает, для чего этот центр нужен — это сенатор супердержавы. У нас в Литве, кстати, все эти борцы с пропагандой тоже не имеют понятия, с чем борются.

Могу совершенно точно сказать, отвечая за свои слова, в Латвии есть один человек, который разбирается в этом вопросе, в Литве таких двое. Все остальные — рыбы-прилипалы к тренду, из которого можно сосать ресурс.

- А как Вы понимаете «пропаганду»?

- Пропаганды не существует. Тот, кто думает обратное, пусть переведет это слово с латыни — «подлежащая распространению вера». Я не вижу ничего плохого в пропаганде здорового образа жизни, христианских ценностей, традиционной семьи... У нас воспринимают пропаганду как «промывание мозга». Зачем промывать мозг, если, как показали выборы в местные органы власти в Тракайском и Ширвиндском районах, за 10 евро можно купить любой голос. Зачем заниматься промыванием мозга, когда можно привезти мешок денег, раздать по десять евро и получить лучший результат с меньшими затратами?

- Создать образ врага, например…

- Мы сделали квантитативный анализ литовских СМИ и увидели, что нет такого материала пропагандистского или контрпропагандистского, в котором не упоминался бы Путин раз 10, Россия в контексте «тоталитарное государство», «государство-агрессор» — раз 20. Пусть так, но вот 20 августа американский боксер Рой Джонс заявил, что желает получить российское гражданство, что бы ни говорили про тоталитарное государство — факт, из ряда вон выходящий. До этого американца, пусть даже — с отмороженными мозгами, потому что он боксер, был Жерар Депардье — не последний человек в мире искусства. Сейчас — американский боец смешанного стиля Джефф Монсон и итальянская актриса Орнелла Мути изъявили желание получить российское гражданство. Уже получил его американский сноубордист Вик Уайлд, небезызвестный южнокорейский бегун Виктор Ан (Ан Хён Су), эстонская фигуристка Наталья Забияко и многие другие уже являются российскими гражданами.

Неужели эти люди — идиоты, добровольные самоубийцы, которые со звероподобным рвением придурков лезут в гражданство государства, у которого нет будущего?

Поэтому, когда мы говорим о пропаганде, мы должны понимать, что это — обоюдоострое и очень точечное оружие. В государствах Прибалтики, как и в других государствах постсоветского пространства, вообще пропагандой заниматься нельзя. Мы можем делать героя из капитана Норкуса-Ветры, очень известного литовского партизана, но для тех, кто знает, что он был причастен к холокосту, ореол героя разваливается, и таких ситуаций у нас много. Кто из серьезных политиков будет работать с бывшим сотрудником идеологического отдела Днепропетровского обкома комсомола Александром Турчиновым? Только такие же комсомольцы. Вот, например, меня сотрудничать с Ириной Фарион — очень известной промайдановской, прокиевской деятельницей — не заставишь, потому что я прекрасно помню правильную комсомолку Иру Фарион, студентку Львовского госуниверситета. Почему я должен верить "перекрасившимся" людям? Сколько таких людей на наших территориях? Все они занимаются пропагандой и забывают, что у каждого есть скелет в шкафу. Когда они что-то говорят, то агитируют, как правило, не за, а против.

- Некоторые прибалтийские эксперты, особенно это касается Литвы, услышав, что у них просит интервью русскоязычное издание, отказываются разговаривать, таким образом предоставляя информационную площадку в распоряжение другому эксперту, мнение которого может быть диаметрально противоположным. В Эстонии предлагалось даже, чтобы чиновники согласовывали свои интервью российским СМИ с местными спецслужбами. Потом эти люди обвиняют русскоязычное СМИ в пророссийской пропаганде, хотя, по сути, у данного эксперта была возможность высказать свое мнение по тому или иному вопросу. С чем это связано?

- Начнем с того, что части депутатов литовского парламента просто нечего сказать. Что может рассказать консерватор Мантас Адоменас? Он позиционирует себя как человека, против которого лично Владимир Путин ведет тайную борьбу. Человек окончил среднюю советскую школу с серебряной медалью, значит, он неглупый человек, потому что дуракам в советское время медали не давали, а сейчас он пропагандирует другие вещи в нужном для себя русле.

Я вообще считаю, что политический истеблишмент Литвы достаточно провинциален. Ибо нет людей с фундаментальным образованием.

Я беседовал с известным литовским социал-демократом старого, может быть — самого старого поколения, который стоял у истоков литовской независимости, с Николаем Медведевым. Он сказал совершенно прямо, что в партии социал-демократов (а это — ведущая политическая сила сегодня, и по прогнозам она может победить на парламентских выборах в 2016 году) никто не понимает, что происходит. Может быть, понимает господин Чесловас Юршенас, но никогда не выскажет свое мнение, потому что он — хороший шахматист и знает, что и когда надо делать. Может быть, знает Алоизас Сакалас, и, пожалуй, все. Извините меня, два человека идеологов на партию — маловато.

В партии консерваторов идеологов вообще нет, там любой документ разрабатывается командой, включающей человек десять, потому что нет мозгов хороших. И так дальше в других партиях — в этом они все похожи. Представительство в Сейме — это люди, имеющие отношение к той или иной партии, они учились, а точнее — проходили какие-то курсы в Германии, Штатах, но ведь это — не фундаментальное образование. И, говоря об отсутствии образования, можно понять, почему существуют все эти поверхностные оценки о том, что такое пропаганда и как бороться против нее.

Кстати, все у нас говорят «боремся с пропагандой». Это значит, что мы вместе с пропагандой боремся против кого-то третьего, а правильно говорить «бороться против пропаганды». Даже в этой терминологии плавают так, что стыдно слушать.

- Следите ли Вы за борьбой политических элит Балтии с российским проектом «Спутник»? Чем закончится эта история, на Ваш взгляд?

- Я с большим удовольствием и большой тоской наблюдаю за этой бесперспективной борьбой местных политических элит. Имею ввиду, в первую очередь, элиты Литвы, Латвии, Эстонии против проекта «Спутник». Я внимательно изучил документы, где говорится, что это «гадкий пропагандистский проект», задачи которому ставит «гадкий президент» России Владимир Путин со всеми вытекающими последствиями. Я хочу спросить у этих людей: зачем иностранному ресурсу лезть на территорию прибалтийского государства, чтобы здесь изнутри заниматься какой-то антигосударственной деятельностью? Для примера, в двадцати километрах от литовско-белорусской границы, в Ашмянах, сделайте центр, посадите людей, владеющих литовским языком, и вещайте себе — никто не будет вас обыскивать, грозить закрытием ресурса, тюремным заключением и т.д. Приходить в государство и подставлять свою голову — это может придумать человек, который не понимает, что творится в современных медиа.

- Будете ли Вы участвовать в американском проекте?

- С удовольствием. Потому что мне было бы интересно посмотреть, как люди, давным-давно уехавшие из России (возможно, уехавшие еще во времена СССР), будут учить «противостоять кремлевской пропаганде». Как они будут это делать и чем аргументировать — сам этот момент мне интересен. Это было бы любопытно.

С другой стороны, думаю, что и сам мог бы поучить этих инструкторов чему-нибудь. Как человек, который находится в информационном тренде, вижу, наверное, больше, чем видно из-за океана. Но этим я не буду заниматься, потому что отбили у меня желание. Мало кто понимает, как достичь нужного результата. Если эти люди ждут ежесекундного результата, то они сильно ошибаются — дай Бог, чтобы результат был через лет 5-6, а то и 10. Деньги вливаются большие, но никто не родит так сразу 25-летнего журналиста с хорошим образованием, системой ценностей, высоким интеллектом — это все создается годами. К сожалению, в этом смысле у нас — запустение.

В Вильнюсе не осталось ни одной общественной бани, только какие-то очаги, так можно сказать и о журналистике. Хотя я и не очень люблю, когда большие государственные структуры вмешиваются в журналистику, потому что в первую очередь страдает сама журналистика. И неважно, кто вмешивается: Кремль или госдеп США.

Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.