Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Суббота
25 Марта 2017

Николай Межевич — о Рижском саммите: «Всё же ничего не получилось»

Автор: Ирина Громова

Николай Межевич — о Рижском саммите: «Всё же ничего не получилось»

25.05.2015  // Фото: http://www.europarl.europa.eu

21-22 мая внимание Европы было приковано к Риге, где проходил саммит программы «Восточное партнёрство». Итоговый документ никого не удивил, а многих — скорее разочаровал. Российский МИД назвал его «старой песней», подчеркнув, что решение подтвердило прежние установки. Впрочем, организаторы придерживаются иной точки зрения: латвийский истеблишмент уверен, что всё прошло «на ура». Кто же прав? Портал RuBaltic.ru поинтересовался об этом у профессора кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ Николая МЕЖЕВИЧА:

- Николай Маратович, в пятницу ночью завершился Рижский саммит «Восточного партнёрства», по итогам которого была принята совместная декларация 28 стран ЕС и шести стран «Восточного партнёрства». Какие выводы можно сделать по итогам этого мероприятия?

- Не хотелось бы делать выводы только по итогам данной встречи. Это не совсем правильно. По крайней мере, с точки зрения наших европейских партнёров это — лишь одна из встреч в длинном ряду, который, может быть, продолжится, а может, и нет. И в этом смысле надо смотреть — а что изначально считалось задачей? Какие ставились цели? Вот если мы посмотрим на историю проекта, на историю, которая начинается де-юре в 2010 году, а де-факто — значительно раньше, то мы придём к достаточно интересным выводам и сможем вполне точно оценить то, что произошло в Риге.

История эта начиналась в момент, когда никто ещё не предполагал, что Европа, как, впрочем, и мировая экономика в целом, свалится в глобальный кризис. Наоборот, было достаточно много оптимистических прогнозов. И Европа привыкла ощущать себя локомотивом мировой экономики с некоторыми частными проблемами, от которых ничего не меняется. Это были последние годы, скажем, 2007 год. Тогда ещё Европа исходила из того, что прежние темпы экономического роста могут быть сохранены. И роль Европы в мировой экономике, а значит, и в политике, нерушима.

Однако мы с вами знаем, что подобный вопрос закрыт. Европейская экономика не развивается темпами более 1,5% по разным показателям и не будет развиваться. В этом контексте амбициозная идея интеграции огромного пространства с большим населением, имплементации европейских норм в экономике, в политике, я бы сказал — в мировоззрении, по-моему, оказалась несбыточно амбициозной.

Тем более — уже с Пражского саммита было ясно, что европейские страны сразу хотят распространить своё политическое и, конечно же, экономическое влияние на новые рынки. А страны постсоветского пространства: Украина, Молдавия, Грузия — прежде всего хотели получить финансовую помощь для своих структурных реформ. Европейские ценности кем-то признавались, кем-то нет, но это никак не было приоритетом. В результате получилась необычная ситуация. Желания сторон внешне, перед телекамерами, совпадали: хотим в Европу и Европа хочет к нам. Но за этими фразами стояло абсолютно разное понимание целей.

Теоретически, если бы Европа развивалась, как в конце70-х — начале 80-х годов, то, может быть, пара десятков или сотня миллиардов могли бы быть выделены на какие-то амбициозные программы. Но мы же с вами помним, что Европа в тылу у себя столкнулась с нерешаемыми проблемами. Это Греция, Кипр, Испания с Португалией, проблема беженцев и многое другое.

И поэтому сегодня, по большому счёту, Европе предложить странам «Восточного партнёрства» нечего или почти нечего.

Но даже то, что предложить они могут, — безвизовый въезд, который так любят обсуждать на разных саммитах, — о чём идет речь? Это безвизовый въезд с туристическими целями, научный обмен, но не рабочие визы. Люди не смогут работать. Европа уже захлебнулась в эмигрантах с юга и востока. Вот, например, Румыния и Болгария — полноценные члены ЕС. Поэтому Европе не нужны ещё десятки миллионов с Украины или из Молдавии.

ЕС демонстрирует определённую принципиальность. В Брюсселе понимают, что миллионы людей переедут через границы без визы и рассеются по Европе, занимая неквалифицированные рабочие места, но тем не менее провоцируя безработицу. Для тех, кто приехал раньше, и для коренного населения это станет проблемой. Европа неоднократно за свою историю сталкивалась с такой проблемой. И ещё одно поколение не хочет такой проблемы.

Что же касается структурных реформ, то их нет, и в Риге постарались об этом не говорить. Так же, как не говорят на разного рода траурных мероприятиях о недостатках человека, которого с нами больше нет. Проблема коррупции не решена. Устойчивость режима в политической сфере меньше, чем когда бы то ни было за всю украинскую историю в последние сто лет. И в этих условиях в Риге прошёл обмен улыбками и обещаниями. Мы видели итоговый документ — в нём нет никакой конкретики. Это декларация.

Был когда-то такой хороший советский мультик про кота Леопольда, в котором он постоянно повторял: «Ребята, давайте жить дружно». Вот это примерно то, что мы увидели в итоговой рижской декларации. И кот-то был абсолютно прав: жить дружно надо. Но на вопрос «как, на каких условиях и с какими взаимными обязательствами» ответа в принятой декларации не прозвучало. Это и есть итог - ничего из обещанного Украине, Грузии и Молдавии не дано.

В Молдавии есть с определёнными ограничениями безвизовый въезд. И понятно, почему Молдавии дали добро, а Украине нет: Молдавия в десять раз меньше. Но и это промежуточное решение оспаривается целым рядом стран внутри Евросоюза. Так что итоги Рижского саммита убедительны в том плане, что подтвердили позицию скептиков из числа экспертов, которые говорили, что ничего не получится. Ничего и не получилось.

- Судя по предварительным комментариям политиков, с представителями Азербайджана, Армении и Белоруссии возникли определённые споры. В связи с чем, на Ваш взгляд? Может ли это привести к похолоданию отношений между этими тремя республиками с одной стороны и Украиной — с другой?

- Нюансы позиций относительно России, Крыма, российско-украинских отношений — они, безусловно, существуют. Это и стало той проблемой, о которой Вы сказали.

Дело в том, что в Минске существует избирательный подход. Какие-то идеи, программы Минск готов принимать. А какие-то, не без оснований, считает для себя проблемой, угрозой, вызовом и принимать их не хочет. А европейский интеграционный продукт, европейские ценности в понимании Брюсселя выглядят как неделимое целое: или вы соглашаетесь на наши условия, или вы не можете рассуждать о вопросах евроинтеграции.

Киев пошёл по другому пути: скажите, что нужно, и мы постараемся сделать. Или будем заявлять, что мы это сделали. А Минск по такому пути идти не готов. Баку также не без оснований считает себя значимой, по крайней мере в регионе, единицей. Страной с хорошим экономическим и великолепным сырьевым потенциалом. И они более спокойно смотрят на требования по евроассимиляции.

Что же касается Армении, то ей на постсоветском пространстве не повезло больше всего. Она оказалась в уникальной геополитической изоляции и не без оснований считает своим единственным союзником Россию. В таких условиях демонстративная недружественность в отношении России никак не входит в её планы.

- Армения и Белоруссия отказались поддержать формулировку об «аннексии Крыма» в итоговой декларации, но при этом поддержали резолюцию Генассамблеи ООН о «территориальной целостности» Украины. Нет ли в этом противоречия? Что означает данная позиция, на Ваш взгляд? Это важный с политической точки зрения момент или лишь символичный?

- Противоречия здесь нет. Российская позиция заключается в том, что территориальная целостность Украины не была нарушена. Мы имеем дело с волеизъявлением, фактически с плебисцитом населения, проживающего на территории бывшей Автономной Республики Крым. И в соответствии с итогами этого плебисцита население обратилось к российской власти. А российские органы государственной власти уполномочены для решения подобных проблем, в соответствии с Конституцией. По Крыму вопроса нет.

Проблема, которая занесена в текст Декларации, скорее проблематика Юго-Востока. И мы с вами знаем, что Юго-Восток Россией юридически не признан. Что здесь Россия и Украина в какой-то степени исходят из единой позиции — нужна децентрализация. Правда, мы призываем уже начать эту работу — времени сколько прошло, а Киев ограничивается рассуждениями о децентрализации.

Крым и Юго-Восток сравнивать невозможно. Если только с той точки зрения, что до определённого момента де-юре и де-факто все эти территории входили в состав одного государства. А теперь Крым не входит туда де-юре и де-факто, а Юго-Восток не входит де-факто, однако входит де-юре.

- В декларации говорится о праве восточноевропейских стран самостоятельно определяться со своим геополитическим выбором. Это сигнал России о том, что фактически только ЕС теперь вправе воздействовать на политику стран «Восточного партнёрства»?

- Сам по себе тезис, что суверенная страна вправе решать, с кем дружить и с кем не дружить, абсолютно логичен. В этом отношении мы, как политики и российские эксперты, не отвергаем Кишинёв: вы сделали выбор, но вы несёте ответственность перед своими избирателями. Молдавия не имеет территориальной целостности. Голосование по этому вопросу, проводимое в Молдавии, более чем двусмысленный результат показывает.

И в таких условиях делается однозначный выбор: вперёд, на Запад. Хорошо, это ваше решение. Но оставьте тогда такое же право выбора, например, за Минском. Я недавно был там, общался с людьми. Могу сказать, что живут там небогато. Но в большинстве своём люди уверены в том, что геополитически, геоэкономически выбор сделан. Выбор правильный, и менять они его не будут.

- В итоговой декларации почти ни разу не упоминается напрямую Россия. Получается, что идеи восточноевропейских ястребов, в особенности литовского истеблишмента, о российской угрозе Восточной Европе не нашли отражения в итоговом документе саммита?

- Программа «ВП» на Россию не распространяется. Поэтому она и не упоминается. Можно не говорить о явлении или о проблеме, не писать и них и не думать, но это не значит, что от этого проблема исчезнет. То, что Россия, российский подход к экономическим, политическим реформам, российские практики пользуются достаточным вниманием в Закавказье и по западному периметру бывшего СССР, да и в других регионах (скажем, среднеазиатском), — это факт. Его нельзя отрицать.

То, что та красивая конфетка, предложенная Брюсселем бывшим постсоветским странам, внутри оказалась с горьким вкусом, — тоже факт.

Поэтому упомянули, не упомянули — непринципиально. Все признают, что Россия является реальным участником политического процесса, ну а бумага все стерпит. На то она и бумага.

- ЕС и страны «Восточного партнёрства» одобрили идею об очередном денежном вливании в Украину — 1,8 млрд. евро. Насколько адекватна эта сумма экономическим проблемам Украины? Сможет ли данная сумма серьёзно помочь Украине (если допустить, что она не будет разворована и будет использована целевым образом)?

- Давайте предположим, что её не растащат вообще и всё до гривны будет сохранено. И даже в этом случае эта сумма никак не решает проблемы.

Вспомним, какие суммы вливались Греции и Кипру. Но Кипр с Украиной ни географически, ни демографически не сопоставимы. Эти деньги реально пойдут на переоформление предыдущих кредитов. Ситуация, когда человек берёт один кредит, а когда подходит срок выплаты, берёт другой кредит, чтобы заплатить за первый... Чем это всё заканчивается — знают все.

- Подводя итоги — приблизил ли саммит «восточных партнёров» к членству в ЕС?

- Абсолютно нет. Саммит был заявлен давно. Отказаться от него было нельзя. Это как чемодан без ручки: нести нельзя, а бросить жалко.

- Есть ли будущее у программы «Восточное партнёрство»?

- В нынешнем виде — нет.

Само по себе словосочетание «Восточное партнёрство» может включать что угодно, вплоть до сотрудничества Монголии с Норвегией. Для Норвегии это будет тоже «ВП». И для успешного существования, на мой взгляд, необходимо несколько вещей. Для начала надо всё же определиться, какие задачи действительно решает «ВП», подумать о сотрудничестве с Россией, может быть, выработать механизм поиска совместных решений.

Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Особенно хорошо понимаешь надуманность проблемы «российской пропаганды», когда в очередной раз сталкиваешься с новостью о том, как еще один молодой отморозок с «бандерой головного мозга» оскорбляет или бьет украинских стариков, осмелившихся пойти против красно-черного мейнстрима.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Шерше ля фам!

Шерше ля фам!

Ищите женщину! :)

Игналинская атомная электростанция

Игналинская атомная электростанция

О размахе строительства первой очереди можно судить по следующим цифрам и фактам: построено 50 километров железных и 142 километра автомобильных дорог, уложено 76,5 тысяч тонн арматуры, залито 999 тысяч кубометров монолитного бетона, выполнено 57,5 тысяч кубометров каменной кладки.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо