Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

«Эстония — гибридное государство, застрявшее между прошлым и будущим»

Автор: Сергей Рекеда

«Эстония — гибридное государство, застрявшее между прошлым и будущим»

26.01.2015  // Фото: rus.err.ee

В субботу, 24 января, в Эстонии таки состоялось выступление известного итальянского политика и журналиста Джульетто Кьеза, который прибыл по приглашению клуба «Импрессум». Буквально месяц назад Кьеза был выдворен из страны с запретом на въезд в Эстонию на месяц. О том, почему эстонские власти так усердно борются с клубом «Импрессум», запрещая въезд даже влиятельным европейским общественным деятелям, аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с издателем газеты «Комсомольская правда» В Северной Европе» Игорем ТЕТЕРИНЫМ:

- Игорь Васильевич, господин Кьеза все-таки выступил в Эстонии — можно считать это маленькой победой?

- Это — не маленькая победа, это — большая победа. И не только — личная победа Кьезы, а и победа над теми консервативными силами, которые считают, что Эстония формально входит в Евросоюз, но за фасадом евродемократии можно творить все, что угодно. Оказалось, что нет.

В реальности, Джульетто Кьеза смог приехать в Эстонию благодаря сильному давлению со стороны Италии и мощной поддержке со стороны депутатов Европарламента. К сожалению, ряд европарламентариев не смогли посетить наше мероприятие, так как в Италии на носу выборы президента. Тем не менее с Кьеза приехал депутат верхней палаты итальянского парламента, сенатор Паула де Пин. И то, что эта встреча состоялась, показало, что даже в самой маленькой и молодой европейской стране нельзя игнорировать основные принципы европейской демократии: свободу слова, свободу печати, свободу убеждения, свободу дискуссии и так далее. По большому счету, то, чем занимается клуб «Импрессум», — борьба за европейские демократические свободы.

- Объяснила ли эстонская сторона, почему был запрет, причем кратковременный, на въезд Кьеза?

- Я думаю, что они сами себя загнали в такие рамки. Я читал комментарии о том, что власти не будут препятствовать публичной встрече с Джульетто Кьеза, хотя в реальности бойкотировали это мероприятие за счет того, что почти все владельцы таллинских отелей отказали нам в предоставлении зала, а некоторые отказались даже разместить нашего гостя у себя. В частности, гостиница Radisson Blu Olümpia — представитель крупнейшей сети мирового бренда Radisson. Они отказались даже поселить Кьеза. Мы понимаем, что делали они это не по своей воле, а, возможно, под сильным давлением властей.

И, тем не менее, мы будем обращаться к зарубежным владельцам таллиннского отеля: готовим письмо, где опишем ситуацию и выступим с просьбой вразумить менеджмент гостиницы, ибо это не дело бизнеса, не дело хотельеров — заниматься политикой, поддерживать откровенно дискриминационные действия по отношению к институтам гражданского общества, коим является наш популярный медиа-клуб «Импрессум».

Объяснения эстонской стороны для меня звучат нелепо. Кьезе предъявили несколько обвинений, причем не было абсолютно никаких фактов, подтверждающих, что он представляет некую угрозу для Эстонии. То есть было сказано, что он входил в коммунистическую партию, но ведь коммунистические партии являются полноценными участниками демократического процесса целого ряда европейских стран. И многие из нынешних эстонских политических деятелей точно так же входили в коммунистические партии и занимали там не последние позиции. Второе, что они ему сказали — что он якобы является сторонником восстановления СССР и для этого предпринимает конкретные шаги. Это тоже полный бред, потому что он нигде и никогда этого не говорил.

Третье – они утверждали, что он поддерживал Арнольда Мери, который, по мнению эстонских властей, «был причастен к геноциду эстонского народа». Им пытались объяснять, что есть большая разница между понятиями «геноцид» и «политические депортации». В то же время Кьеза начал объяснять, что лишь описал ситуацию, когда Эстония считает Мери повинным в геноциде, хотя суд его таковым не признал. Кроме того эстонские власти устами МВД заявили, что Джульетто Кьеза опасен, так как входил в Изборский клуб, но его членом он в действительности не является. Изборск — город, некогда принадлежавший Эстонии, поэтому высокие чиновники решили, что Изборский клуб является «символом дальнейшей оккупации Эстонии» — такие вот фантазии.

И самое главное, он намеревался выступить в клубе «Импрессум». Все это было подстроено не для того, чтобы не пустить Кьеза, а чтобы сорвать встречу в этом клубе. И самое интересное, что все эти обвинения были скреплены штампом «Для служебного пользования, 75 лет». До 2089 года, значит. Когда я посмотрел все эти бумаги, то понял, что главным секретом подобных документов является интеллектуальный уровень людей, которые их писали.

Впрочем, сейчас уже подан иск в таллинский административный суд. По нашим подсчетам, примерно через 2 месяца им будет принято решение. Исходя из практики ведения подобных дел, если этот вопрос не будет решен в Эстонии, через полтора года он будет отправлен в европейский суд по правам человека. И конечно, там будет довольно мощная поддержка от коллег Кьеза по левой фракции в Европарламенте. У Джульетто Кьеза и у самого есть огромный опыт проведения подобных судов в родной в Италии, где его тоже в чем-то обвиняли, так что он — очень крепкий боец.

- Вы сказали, что борются таким образом не только с Джульетто Кьеза, но еще и с «Импрессумом». Сколько людей пришло на вечер?

- Много, полный зал был. Но мы в Таллине не смогли получить площадку, в итоге договорились в городе-спутнике Таллина, Маарду. Нам выделили там зал на 180 человек. Специально заказали автобусы, чтобы привезти людей на мероприятие, и в итоге с большим успехом все провели. У Джульетто в Эстонии уже такая популярность, что он выходит из гостиницы, а к нему кидаются за автографами. К нему подходили, говорили: «Спасибо, что вы есть. Что в Европе еще есть такие люди».

- Так чем же «Импрессум» так мешает эстонскому государству?

- Он мешает тем, что, во-первых, клуб «Импрессум» работает на высоком интеллектуальном уровне. То есть это, по сути дела, клуб интеллектуалов. И он имеет возможность пригласить людей, которые в дискуссионном плане могут оказаться на две, на три ступени выше, чем их потенциальные оппоненты в Эстонии. Причем, и я хочу это подчеркнуть, клуб занимается не только политическими темами, мы приглашаем писателей, художников, режиссеров… Мы все пласты современной культуры пытаемся высветить через свой клуб и показать.

Во-вторых, Эстония — это же странное государство. Я называю его «гибридным государством», потому что Эстония в начале 1990-х годов возникла по принципу реституции. То есть были восстановлены все традиции 1930-х годов. А мы знаем, что в те годы это было вовсе не демократическое государство: президент и командующей войсками могли разогнать парламент, установить диктатуру. Тюрьмы были забиты политзаключенными, а на воле больше трех было запрещено собираться. Сейчас этот исторический период стыдливо называют эпохой молчания.

И вот представьте себе, что в конце двадцатого века в восстановившей свою независимость Эстонии с преклонением стали относится к тем давним сомнительным традициям, умудрившись притащить в общественную и политическую жизнь страны менталитет тех времен. Но в 2004 году Эстония была принята в Евросоюз, и, соответственно, законы ЕС стали превалировать над законами той, архаичной, Эстонии. Вот и получилось, что Эстония стала напоминать двуликого Януса: один лик смотрит в прошлое, другой — в будущее. В государстве возник внутренний конфликт идеологии. Те, кто смотрит в прошлое считают, что европейские ценности — это всего лишь ширма, за которой надо сохранить традиции довоенной Эстонии. Очень часто одна государственная рука бьет по другой. Доходит до маразма.

Например, случай с политологом Владимиром Жарихиным (замдиректора Института стран СНГ - прим. RuBaltic.Ru), которого тоже не пустили в Эстонию. Получилось так, что его приглашает на прием по поводу отъезда одного из дипломатов посол Эстонии, потому что у посольства были хорошие отношения с их политологическим центром, они сотрудничали. Жарихин говорит: «Извините, я не могу прийти, потому что я еду к вам в Эстонию». Он приезжает в Эстонию и тут другое подразделение власти, а именно МВД, его останавливает, выписывает запрет на въезд, разворачивает назад и депортирует.

То есть эта двуликость во многом проявляется. И рано или поздно Эстонии все-таки придется выбрать, куда ей идти. Сейчас это пока не сложившееся до конца государство. И мы, «Импрессум», в этой ситуации являемся сторонниками того, что надо все-таки переходить на европейский стиль мышления, на европейскую политическую парадигму и ментальность, становиться истинными европейцами.

Но это сталкивается с противодействием, особенно учитывая, что пропаганда, как раз, направлена на сохранение традиций 1930-х годов, в том числе — сохранение гражданской дискриминации. В стране около 200 тысяч человек не имеют избирательных прав. Что касается эстонского гражданства, то оно бывает двух сортов. Есть правопреемственные граждане — это люди, которые по крови являются наследниками довоенных граждан Эстонии. Этих граждан никто не имеет право лишить гражданства. Второй сорт — это гражданство, которое приобретено в порядке натурализации. А вот данную категорию людей можно лишить гражданства, если они будут недостаточно лояльны к своему политическому строю. И, конечно, это своеобразный тормоз того, чтобы люди стремились стать полноправными гражданами этого государства. Потому что быть гражданином второго сорта как-то стыдно и даже позорно.

- Вы сказали, что «Импрессум» — своеобразный локомотив, который тянет Эстонию в Европу… Не кажется ли вам, что борьба с «Импрессумом» через запрет на въезд Ваших гостей — это, как раз, свидетельство того, что Эстония в последнее время склоняется к варианту 1930-х годов?

- Мы никуда не тянем Эстонию. Просто мы сами считаем, что живем в европейской стране, в то время как наши противники считают, что мы вместе с ними живем в стране 1930-х гг.

Я неплохо знаю эстонцев. По большому счету это очень разумные, трудолюбивые и терпеливые люди. С ними приятно иметь дела. Вот представьте себе, что те потоки русофобских визгов, которые льются со страниц эстонских газет, которые изливают политики, имели бы место быть где-нибудь в кавказской стране, где более горячий народ. Да там бы давно началась резня. В Эстонии же практически нет бытового национализма. Поэтому я с большим уважением отношусь к самим эстонцам, это очень достойный народ. Да, у них есть какие-то свои комплексы, а у кого их нет? У нас тоже есть свои комплексы. Но, тем не менее, если в Эстонии в повседневной жизни существуют нормальные человеческие отношения, то почему они не могут существовать в политической сфере?

В этом плане наша основная парадигма заключается в том, что мы оцениваем все происходящее в Эстонии на основе европейских законов и европейского менталитета. К сожалению, пока в Эстонии ситуация такова, что есть закон, а есть местные понятия. И понятия зачастую берут верх над нормами европейского права.

- Как Вы думаете, почему сейчас все чаще эти понятия берут верх над законом? Ведь раньше противодействие властей деятельности того же «Импрессума» было мягче.

- Конечно, все связано с международной напряженностью. А по поводу мягкости, здесь все зависит от темы, которую мы затрагиваем. Например, тема Джульетто Кьеза изначально звучала так: «Стоит ли Европе бояться Россию?» Это эстонскими властями воспринимается как посягательство на пропагандистскую модель, состоящую в том, что «Россия — это агрессивное государство, исчадие ада и зло, что только Россия виновата в происходящем на Украине».

- То есть, они утверждают, что не бояться России нельзя?

- Абсолютно верно. А когда появляется человек, который хочет сказать, что надо в ситуации разобраться, на него накладывают запрет. Мне кажется, в этом все объяснение.

- То есть, они видят свою роль в том, чтобы не только на словах, но и ограничением свободы слова и дискуссий доказать, что Россия — это агрессивное государство, заставив эстонцев и всю остальную Европу бояться?

- Да, это так, европейские принципы демократии и основополагающие свободы с услужливой легкостью бросаются в костер никем не объявленной информационной войны.

- Как Вы думаете, чем аукнется для Эстонии такое стремление играть роль провокатора между Россией и Европой?

- Я бы не сказал, что это роль провокатора… Скорее, мелкого американского угодника. Но все это очень опасно для самой Эстонии. Потому, что если бы Эстония была нейтральным государством, то все эти современные угрозы так или иначе должны были бы ее обойти. А вот теперь представьте себе, что геополитическая конфликтность усилится, начнутся неизбежные в подобных обстоятельствах провокации, и НАТО из потенциального противника России превратится в реального противника. Первый удар в этом конфликте может на себе ощутить именно Эстония. Так зачем надо создавать угрозы своему государству? Понятно, что Эстония — страна мирная, и у нее нет ресурсов для того, чтобы принимать полноценное участие в каких-то войнах. Но нынешние позиции и амбиции эстонских политиков, которые являются одними из наиболее последовательных сателлитов США, создают реальные угрозы для жителей этой балтийской страны. Но о них, похоже, эстонские политики особенно и не думают.

Интервью подготовлено в рамках конференции «Страны с проблемной демократией во главе ЕС: угрозы глобальной безопасности», прошедшей 26-27 января в г.Санкт-Петербурге.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.