Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Попытка эмигрировать в Швецию: сытно, пресно, серо

Попытка эмигрировать в Швецию: сытно, пресно, серо

26.08.2015  // Фото: dianalobriglio.deviantart.com

Кто обретает в эмиграции новый дом, а кто — непростой и бесценный опыт. Наш герой отправился из Латвии в Швецию в 2009 году: и в поисках лучше жизни, и с целью испытать себя на новом месте. Самым ценным приобретением в свой «шведский период» считает переоценку ценностей.

ОХОТА К ПЕРЕМЕНЕ МЕСТ: ЛЮБОПЫТСТВО И ВЫЗОВ СЕБЕ

Все куда-то уезжали, и мне стало интересно попробовать самому. Это и новые возможности, новые горизонты, думал, может, там жизнь как-то по-другому сложится. Здесь и любопытство, и возможность себе что-то доказать. Мне было 32 года, и казалось, что это — последний шанс: позже уезжать, наверное, было бы сложнее.

Это было любопытство в целом. Не было такой проблемы, что у меня нет работы или не хватает денег, и надо все срочно бросать и ехать. Это был скорее вызов себе.

На момент отъезда у меня еще не было своего бизнеса: я работал парикмахером «на тётю». Там с работой довольно сложно. Сразу ничего не получается, нас там никто не ждет. Система такая, что всё только по протекции. Тебя должен кто-то знать, кто-то должен за руку привести, показать, поручиться за тебя — тогда с тобой будут разговаривать. Если ты просто зашел «с улицы», то никто ничего с тобой не решает, кем бы ни был, какими бы навыками ни обладал. Это не играет никакой роли: главное, чтобы тебя кто-то привел. Поэтому с работой вначале было сложно.

Чтобы получить официальное место работы, надо было знать язык, только английского — мало. Нужен счет в банке, а чтобы получить счет в банке, нужно официальное место работы. Такой вот получался замкнутый круг, в который непросто пробиться. Но если с тобой приходит в банк любой швед и говорит, мол, этот человек будет у меня работать, то тебе сразу открывают счет безо всякой справки.

В итоге одна знакомая меня рекомендовала в парикмахерскую, и я им понравился. Правда, взяли они меня не сразу, потому что я не знал языка. А потом у них сложилась ситуация, когда буквально некому было работать, и тогда меня взяли и без языка. Зато в рабочем процессе языком овладеваешь быстрее. И жизнь стала налаживаться.

«ЧТОБЫ ЭТО ПОНЯТЬ, МНЕ ПОНАДОБИЛОСЬ УЕХАТЬ»

Всего я в Швеции прожил 9 месяцев — можно сказать, 9 месяцев вынашивал изменения в себе. И в результате вернулся. Пришло осознание того, что дома-то лучше. Там мы никто и звать нас никак, мы всегда люди второго сорта. Чтобы выйти на тот, высший уровень, надо потратить лет 10–15. Шведы — очень закрытые люди, и просто так, в одну минуту они тебя в свой круг не примут. Я подумал, что не готов тратить столько времени, и что лучше вернуться туда, где меня любят и ждут. Туда, где я знаю, что-как лежит, куда пойти и что спросить. У меня произошла настоящая переоценка ценностей. Я посмотрел на все другими глазами. Я оценил то, что имел дома, и вернулся. И ни о чем не жалею.

Сейчас я работаю сам на себя, доволен жизнью. Я рад, что рядом со мной друзья и близкие люди. Все-таки когда ты живешь за границей, там люди мало идут на контакт: они заняты выживанием. Всем надо много работать, чтобы обеспечить себя, а кто-то еще и родственникам высылает деньги. Очень мало тех, кто идет на такое общение, как просто встретиться и кофе попить. Всем некогда, все заняты собой. Многие живут, чтобы работать. А мне все-таки хочется работать, чтобы жить.

У меня другая ситуация. Конечно, в основном из Латвии уезжают люди, которые не обладают никакой квалификацией. Такая работа у нас мало оплачивается. А туда ты можешь приехать без профессии, тебе дадут кирку-лопату, и ты уже по нашим меркам вроде как неплохие деньги зарабатываешь. А специалисты нужны везде, и здесь, и там. Я — хороший специалист и всегда смогу найти достойную работу. Но чтобы это понять, осознать, мне понадобилось уехать.

«ПОНАЕХАЛИ ТУТ»

Да, конечно, я чувствовал себя эмигрантом. По-другому там — сложно. Сперва ты общаешься с теми людьми, которые говорит с тобой на одном языке. Но, как я уже отмечал, люди не особенно идут на контакт. Те, кто хорошо устроился, особо не рвутся делиться опытом. И времени на это нет, ну и поза тоже: мол, мы горбатились сами, унитазы мыли, так что давай и ты теперь. Чтобы прям помогать —такого я не встречал, такого нет.

Эмигрантская среда в Швеции — это не только Прибалтика, это выходцы из всех бывших советских республик. У нас в школьных учебниках был раздел с картинками «народы СССР» — всех их можно наблюдать в Швеции. У каждого своя история, своя судьба. Кто-то переехал по политическим мотивам, кто по экономическим. К сожалению, многие живут там уже по 10–15 лет и совершенно не знают шведского языка. И со своим старым укладом — из серии ковры на стены вешают — сидят в Швеции и ругают теперь уже шведское правительство, якобы им чего-то не додали, при этом сами не спешат никак меняться.

Мне лично было достаточно комфортно в плане менталитета, я понимал, что когда-то это страна может стать моим местом. Очень препятствовал языковой барьер. Наверное, проведи я там еще пару лет, я бы не чувствовал себя так отчужденно. Но на первых порах, когда ты сильно зависишь от других людей, и не все они добрые, отсутствие языка очень усложняет жизнь. На тебя смотрят с мыслью «понаехали тут».

ШВЕЦИЯ: СЫТО, ПРЕСНО, СЕРО

Там люди более избалованны. Каждый отвечает только за то, за что ему платят, за ту кнопку, перед которой его посадили. Никто не будет импровизировать, люди не склонны к порывам, к попыткам ориентироваться в сложных ситуациях. Они думают, что мы — какие-то дикие люди, которые только с гор спустились. А мне кажется, там идет деградация в другую сторону — за них все продумано, все решено, на все есть свод правил. И люди просто плывут по течению, не напрягаясь. А это скучно.

Про эмиграцию очень много и очень красиво везде написано. А по факту это не так. Тебе не рады нигде. Никто ничего тебе не должен. В Швеции тебя в лицо могут спросить «зачем ты приехал». Они громко кричат о терпимости, а на практике все совсем иначе. Им с нами некомфортно, и они будут выказывать тебе это всем своим видом. При этом, естественно, вежливо улыбаясь.

У меня даже нет ни одной яркой истории из моей эмигрантской жизни в Швеции. Это не та страна, где с тобой случаются яркие истории. Сыто, пресно, серо. Даже выходцы из южных стран, арабы, приехавшие в Швецию, становятся унылыми.

«В ЛАТВИИ ЛЮДИ САМИ ПО СЕБЕ»

Латвия — это моя родина. Мне здесь комфортно и уютно. Конечно, чтобы чувствовать здесь, в Латвии, себя абсолютно «своим», надо знать латышский язык как родной. Я разговариваю, но все же не на таком идеальном уровне, как хотелось бы. Вот, кстати, важный момент. Когда я уезжал в Швецию, я латышский плохо знал. Но пожив там, я понял, что такое язык, как он много дает. Через 9 месяцев жизни в Швеции я уже спокойно разговаривал на шведском. И когда вернулся в Латвию, очень плотно занялся латышским. Я будто на него посмотрел по-другому. Преодолел барьер, когда боишься сказать что-то не так, что-то неправильно, и что на тебя посмотрят с презрением. В Швеции у меня не было таких проблем: тебе надо, и ты говоришь. Грамотно, не грамотно — говоришь. Люди понимают, никто на тебя не косится и не порицает за это. Опыт оказался очень полезным, мне стало нестрашно изъясняться по-латышски, стал говорить смело. Единственное, иногда хочется, чтобы тебя поправили, когда ты допускаешь ошибку. Но у нас в обществе это не принято. Говоришь неправильно, и никто даже виду не подаст.

Чего мне не хватает в Латвии? Нет у нас какой-то прямой программы у государства. Люди сами по себе. Нас никто никуда не ведет, никто никуда не призывает. Может, должна быть какая-то идеология общая, чтобы люди не терялись. Это не может быть национальный вопрос: мои знакомые латыши, если их послушать, тоже чувствуют себя брошенными, кинутыми. Каждый сам бьется в окошке и не понимает, куда ему идти. Если бы все же людей немного направляли — было бы проще.

Но в другую страну я больше не перееду. Мне хорошо тут, меня все устраивает. Если я буду хорошо работать, я буду хорошо жить. Не вижу смысла куда-то ехать еще. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.