Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Михеев: «Проблемами Евросоюз во многом нагрузили американцы»

Автор: Александра Рыбакова

Михеев: «Проблемами Евросоюз во многом нагрузили американцы»

28.01.2015  // Фото: http://novayagazeta-ug.ru

Европейский Союз переживает не лучшие времена: на фоне последних событий с новой силой разгораются дискуссии вокруг санкционной политики, положения Украины и радикализации ислама. Портал Rubaltic.ru решил обсудить с российским политологом Сергеем МИХЕЕВЫМ, как в этих условиях выстраиваются международные отношения европейских государств, и каких угроз Европе следует опасаться.

- Сергей Александрович, какие опасности несет в себе сложившаяся на сегодняшний день международная ситуация?

- Смотря, для кого. Для США, к примеру, существует опасность того, что Европа отправится в самостоятельное плавание. После Второй мировой войны, когда традиционная «старая Европа» оказалась разгромлена, и половина её попала под влияние Советского Союза, американцы получили серьёзные возможности и встали на пороге глобального доминирования. А с распадом СССР они стали доминирующей державой в мире. Угроза этому доминированию, в том числе, исходит от Европы.

На сегодняшний день единственный сопоставимый по суммарной мощи с американцами конгломерат государств — это Евросоюз. Поэтому самостоятельность Европы является для американцев одной из серьезных угроз доминирования. Может быть, даже главной угрозой.

Если образ Запада в глазах мира раздвоится и разделится на Европу и Америку, тогда, во-первых, другие страны получают возможность играть между этими двумя полюсами, а во-вторых, Европа неизбежно становится конкурентом Америки по целому ряду позиций, начиная от финансовой и заканчивая военно-политической. Поэтому им крайне важно обеспечить свое доминирование через максимальную привязку к себе Европы, чем они и занимаются.

Для этого США использует разные способы. Во-первых, после распада СССР пропал смысл существования блока НАТО. Блок НАТО – это серьезный механизм евроатлантической интеграции, который привязывал Европу к Америке. И чтобы она не отвязалась, США сразу стали искать новый смысл для существования НАТО: сначала это была иранская угроза, потом они раскручивали тему Северной Кореи, затем была борьба с исламским терроризмом после 2001 года. Но это не очень работало, и они решили вернуться к тому, чтобы объявить угрозой Россию. Для Европы это более понятная угроза, существует целая историческая подоплека наших взаимных конфликтов, плюс Россия является ядерной державой.

- При этом в 90-е годы Россия ждала если не приглашения в НАТО, то, по крайней мере, того, что странам Прибалтики не будет предложено туда вступить...

- Россия могла ждать чего угодно, это наша проблема. И я считаю, что это наша проблема уже долгие и долгие годы. Западофилия российской элиты сыграла с нами злую шутку. Мы под влиянием царя Петра поверили в Запад, и уже много веков ждем, когда же он нас полюбит. А он нас любить не собирается. Поэтому мы можем делать все, что угодно: говорить по-французски, по-английски, слушать западную музыку и считать себя западными людьми. Но это наша проблема, и больше никого в мире это не волнует. Запад никогда не собирался интегрировать Россию в собственное сообщество, поэтому мы можем вывернуться наизнанку, но у них другие геополитические цели. Поэтому думаю, что

ни о какой реальной интеграции в блок НАТО или ЕС речь никогда не шла и идти не будет. Больше того, даже если завтра в России установится прозападный режим, всё равно для России это ничего не изменит, потому что это слишком большая страна для такой интеграции.

Может быть, если через какую-нибудь гражданскую революцию Россию взять и разделить на 20 кусков, то можно какие-то кусочки присоединить, но не более того. Поэтому думаю, что нам надо избавиться от многовековых и многолетних иллюзий по поводу Запада. Да, у них есть достижения и успехи, но они вовсе не говорят о хорошем отношении к нам. И мы для них всегда будем представлять конкурентную угрозу. Во-первых, мы всегда претендовали на альтернативность мышления, даже в самые «западнофилические» годы у нас была собственная культурно-цивилизационная матрица, и она конкурирует с западной, а Запад этого не хочет. Во-вторых, мы всегда были довольно мощной военной державой, а это потенциально несет угрозу. Поэтому в этом виде мы Западу не нужны.

- Если говорить о конкурентоспособности Европы, то ЕС сегодня сталкивается со многими проблемами, начиная с исламизма и трагических событий во Франции и заканчивая голосованием в Греции, где победила партия, выступающая за выход из ЕС. Можно ли в таких условиях говорить о конкурентоспособности Евросоюза?

- У Евросоюза полно проблем, это правда, но в значительной степени их этими проблемами нагрузили те же американцы. Следует помнить, что именно американцы пролоббировали неподготовленное расширение ЕС после распада СССР. Европа до 1991 года — это мощный экономический союз Германии и Франции, которые были вполне дееспособны и вполне самодостаточны, Северной Европы, которая создала достаточно эффективную модель социально ориентированной экономики, Италии и Испании, которые при всех их проблемах были мощными и экономически развитыми странами с хорошим сельским хозяйством, которые снабжали половину Европы фруктами, овощами и прочим.

После распада Советского Союза, в том числе по настоянию американцев, Европа проглотила целую группу проблемных стран Восточной Европы, которые жили в кооперации с Советским Союзом и в ней существовали. Выпав из нее, они оказались не у дел, и Европа вынуждена была взять себе на прокорм 12 стран, начиная со стран постсоветских республик и заканчивая странами Восточного блока. В результате ей пришлось тратить огромное количество ресурсов на их поддержание и на их интеграцию. Кроме того, Европа вынуждена была принять в себя их политическую элиту, и теперь она настолько многочисленна, что пытается диктовать правила внутри Европы. Эти новые страны, фактически, «съели» Европу, у которой был потенциал стать мощным полюсом влияния. И сделано это было, в том числе, при помощи американцев. В итоге Европа тратит огромное количество денег, и непонятно, чем это закончится.

А теперь им ещё и Украину навязывают, страну с населением в 40 миллионов человек, проваленной экономикой и войной. США понимают, что, взяв на себя Украину, Европа выдохнется и будет уже ни на что не способна. Тогда ей ничего не останется, кроме как приползти на пузе к американцам.

- Говоря об украинском кризисе, какие Вы видите выходы из сложившейся ситуации?

- Зависит от того, с какой стороны смотреть. Для американцев выходом будет или поддержание на Украине постоянно тлеющего конфликта для давления на Россию и создание ситуации напряженности в отношениях между Россией и Европой, или полная победа нынешней власти на Украине и, опять же, давление на Россию.

С нашей точки зрения, это совсем не выход. Для нас выходом может стать превращение Украины в конфедерацию, то есть выделение в ней нескольких областей с высокой степенью автономии. Это могло бы стать выходом и для Европы, и для России, но не для США. Для них это проблема, потому что в этом случае они не могут использовать этот фактор в своей игре.

- В начале января проходила «Снежная встреча» в литовском городе Тракай, в которой участвовал Михаил Ходорковский. На встрече он сказал, что Европа сама не знает путей выхода из украинского кризиса. Вы с этим согласны?

- Да, так и есть, и это потому, что кризис навязали американцы. Они втравили Европу в этот кризис, и теперь последняя не понимает, что ей делать. Отношения с Россией испорчены, экономически она несет убытки, и вдобавок она получила войну у себя на пороге. А к войне, тем более к войне с Россией, Европа не готова категорически. Дело в том, что модель ЕС базируется на комфортном проживании, предсказуемом будущем, высоком уровне потребления, а любая война разрушит это и разнесет в клочья. Если начнется война с Россией, то от Европы не останется ничего. Может, и от России тоже ничего не останется, но в первую очередь от Европы.

Поэтому они не понимают, что сейчас делать с Украиной. Они уже столько всего сказали, что отступать они не могут, их отступление будет означать поражение. Но и наступать они тоже не могут. Они не могут взять Украину на прокорм и не могут навязать военное решение. А американцы поставили их в тупик, они говорят: «Дааа, ситуация плохая, но мы вас выручим. Надо увеличить наше военное присутствие в Европе. Надо создать зону свободной торговли, чтобы мы вам оказали экономическую помощь. И так мы с вами победим Россию. А что с Россией? Надо еще больше ужесточить санкции, тогда Путина скоро скинут, и мы поставим Ходорковского и решим проблему».

- Какова сейчас роль стран Балтии в российско-европейских отношениях?

- На мой взгляд, прибалтийские элиты играют роль одного из инструментов в этой американской политике.

Они способствуют конфликту между Россией и Европой, потому что в этом случае их значение увеличивается. Если бы между Россией и Европой были отношения кооперации и создания общей теории безопасности, то значение Латвии, Эстонии и Литвы нивелировалось бы.

Ничего обидного в этом нет, просто они занимают то место, которое должны занимать в соответствие со своим масштабом экономики, населения, территорий и так далее. В случае, если между Россией и Европой возникают конфронтации, то они выходят на первую линию обороны. Они защищают европейские ценности от страшной «медведеподобной» России. В этом случае поднимается их значение, к ним растет внимание и так далее.

- С врагами России всё понятно. А на кого Россия тогда может делать ставку в качестве партнеров и друзей?

- Россия, как и во все времена, должна делать ставку только на себя. Чего от нас хотят наши западные друзья-враги? У нас уже давно такая любовь-ненависть: мы их любим, они нас ненавидят. Мы не должны доставить им такого удовольствия, чтобы их планы на наш счет сбылись. Они хотят путем санкций в течение двух-трех лет добиться переворота в России. Кроме того, они хотят добиться того, чтобы рухнула реальная экономика. На самом деле, и первое, и второе можно предотвратить, если управлять ситуацией и не поддаваться на провокации. Если мы позволим спровоцировать себя на свой российский Майдан, то жить станет ещё в разы хуже.

Посмотрите на Украину: там были те же самые лозунги, когда люди выходили и говорили, что при Януковиче так плохо, что жить так больше нельзя. И хуже не будет. В итоге они все разрушили и стали жить ещё хуже, теперь у них война. И это при том, что Янукович не Путин, он не такой эффективный лидер, как Путин. Поэтому все подобные настроения — это провокации. Да, он не идеальный, как и в любой другой стране, у нас есть свои проблемы, но если мы позволим спровоцировать себя на разрушение собственной страны, то мы погибнем. Поэтому мы должны дружить с собственной головой и любить собственную страну.

Кроме того, у нас есть партнеры. Это, конечно, не союзники, но они также не заинтересованы в победе американцев. Это, прежде всего, Китай, потому что в случае поражения России следующим станет он, и это им понятно. США хотят разрушить эту связку между Россией и Китаем, для них это крайне важно, и поэтому Китай является для нас потенциальным партнером. Это не значит, что он будет за нас всё делать, но это значит, что он как минимум будет относиться к нам позитивно. Поэтому там, где это возможно, мы должны развивать отношения.

Это также целый ряд стран в Латинской Америке и на Ближнем Востоке, которые тоже не заинтересованы в поражении России. Потому что если Россия и Китай рухнут, то они и вовсе больше не откроют рот, их быстро задушат. Существуют такие страны, как Иран и Индия. Так что надо понимать, что когда нам говорят, что нас не любит весь мир, то имеют в виду Польшу, Латвию, Литву, Эстонию и США. И людей, сошедших с ума на Украине. На самом деле, страной, обладающей самым высоким антирейтингом, является США. Поэтому надо рассчитывать на себя и понимать, что США — это не весь мир, несмотря на то, что это великая и прекрасная страна. У нас есть потенциальные партнеры, и их много.

Интервью подготовлено в рамках конференции «Страны с проблемной демократией во главе ЕС: угрозы глобальной безопасности», прошедшей 26-27 января в г.Санкт-Петербурге.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.