Политика Политика

«Лучшее, что мы получили от ЕС – это возможность валить»

remove_red_eye  3241 0  

Латвия, будучи страной ЕС, обязана разделять со своими партнёрами по союзу проблемы Европы, которых за последнее время значительно прибавилось: это и увеличение военных расходов до 2% ВВП, и отказ от необходимых экономических связей с Россией, и финансовая помощь Греции, а теперь ещё и приём беженцев. Превратилось ли в итоге членство в ЕС в тяжёлую ношу, которую под видом евросолидарности Латвия должна разделить с Европой? Об этом портал RuBaltic.Ru поговорил с журналистом, председателем дискуссионного ИМХОклуба Юрием АЛЕКСЕЕВЫМ:

- Г-н Алексеев, в последнее время из Брюсселя периодически приходят новости о всё новых проблемах, которые предлагается решать сообща. Как вообще изменилась Латвия после вступления в ЕС?

- Что касается моих ожиданий, то они абсолютно оправдались. И я писал неоднократно, что ничего хорошего от Евросоюза мы не получим. Кроме одного – возможности отсюда свалить. Ну, собственно говоря, так оно и получилось – с 2004 года Латвия потеряла полмиллиона населения. И это, так сказать, только по официальным данным. А вообще — реально, наверное, ещё больше, потому что не все регистрируют своё гастарбайтерство в Европе. Так что всё случилось так, как я и предполагал. Если говорить о промышленности, а вернее — об её остатках, то она тоже будет очень скоро придушена. Правда, я не предполагал, что с Россией начнётся такая заваруха – санкции и т.д. Но это уже вторая часть «Марлезонского балета».

- Руководство страны заявляет, что эмиграция, разрушение промышленности и пр. – это лишь плата за то, что небольшая прибалтийская республика становится современной европейской страной. Откуда берется такая слепая уверенность в Европе?

- Ну, видите ли, всегда было так. В советское время это называлось очковтирательством и приписками. А сейчас можно говорить «халва, халва!» и думать, что во рту действительно станет слаще. Впрочем, те, кто это говорит, возможно, так на самом-то деле и думают, поскольку у них там открылись вакансии для евросоюзных чиновников. Вот наш премьер Домбровскис (Валдис Домбровскис – премьер-министр Латвии 2009 — 2013 гг. – прим. RuBaltic.Ru) поменял кресло первого лица страны (у нас же именно премьер — первое лицо, а президент — второе) на место штатного еврочиновника, которых там пруд пруди. Смог бы Владимир Владимирович Путин отказаться от своего места и пойти каким-нибудь комиссаром Евросоюза? Ну смешно, согласитесь!  А вот наши туда бегут.

- Из Латвии эмигрируют не только высокопоставленные чиновники, но и простые люди. Но может ли выжить страна в условиях оттока рабочей силы?

- Знаете, если Латвию так и оставить в условиях депопуляции, то она может тысяч 300 — 350 народу-то и прокормит. Натуральное хозяйство, всё-таки какие-то порты есть, кто-то приезжает сюда из Европы пива летом попить. Так и живём. То есть какое-то количество жителей ещё можно прокормить, но никак не те 2,7 миллиона, которые были в 1991 году, потому как нужна промышленность, которой, увы, нет.

Вот поляки поступили по-умному. Они торговались и боролись с Евросоюзом лет 5 — 6 за каждый пункт своих обязательств. Они выговаривали себе компенсации, отсрочки, исключения и т.д., что принесло им соответствующие плоды. В результате поляки от вступления в ЕС выиграли неплохо. В отличие от нас, они хотя бы подняли свою промышленность и сельское хозяйство.  А наши подписали всё не глядя.

- То есть возможность избежать опрометчивых шагов при вступлении в ЕС все же была?

- Вообще сама информационная кампания, которая проводилась за вступление Латвии в Европейский Союз, была нечестной. Потому что на СМИ оказывалось огромное денежное давление. И не только денежное, но и организационное. К примеру, моего коллегу Юриса Пайдерса, работавшего тогда в газете Dienas Bizness, сместили с должности главного редактора после того, как он издал неугодную книжку евроскептического содержания. Вот и представьте, десятки миллионов вкачивается в рекламу вступления, а противоположные мнения не то чтобы не финансируются, им вообще не дают возможности присутствовать. В общем, это были безальтернативные выборы, иначе говоря — игра в одни ворота. Обдурили народ, вот и всё.

Само вступление Латвии в ЕС – это проект даже не Европы, а заокеанский. Так что всё было предрешено. Евросоюз как предприятие, которое было в самом начале, так называемое Европейское объединение угля и стали, в общем-то, был бы позитивной штукой. Это когда собрались несколько развитых примерно в равной степени стран, создали единый торговый рынок и стали сотрудничать – ещё нормально. Но когда к передовым, достаточно мощным странам стали подключать вот эту всю голыдьбу, то это всё равно, что устроить сейчас чемпионат мира по боксу и набрать туда всяких тайсонов, холифилдов и кличко, и в ту же команду взять каких-нибудь прыщавых пятиклассников. Примерно этими же самыми словами я писал в 2003 году (до вступления Латвии в ЕС). Так и получилось – всех этих «школьников» европейские монстры буквально щелчками по лбу раскидали по углам. Не помогли ни эти фонды кохезии, которые давали деньги, чтобы приподнять промышленность до какого-то определённого уровня, чтобы она могла стать конкурентоспособной, ни иные источники финансирования.

К слову, то же сельское хозяйство (хуторское) — в плачевном состоянии. Если у нас участок в 100 гектаров считается «О-го-го!», это — крупный землевладелец, то, простите, в той же Польше 2 000 гектаров – это средняя агрокомпания, которая работает на рынке. Соответственно, тут не надо быть великого ума экономистом, чтобы понять, что здесь, условно говоря, один селянин палкой землю копает, а там промышленное производство с высокими технологиями. Так что мы — даже не то что в сравнении с Германией или Голландией — никакие, мы против Польши просто ляжем.

- Вы сказали о том, что ЕС – проект заокеанский. Сейчас как раз активно обсуждается тема слияния торгово-инвестиционных рынков США и ЕС. Усугубит ли оно положение в латвийской экономике, на Ваш взгляд?

- Вот это как раз нас меньше коснется, поскольку в Латвии давно практически натуральное хозяйство. Здесь уже убивать нечего. Это первое. А второе – я думаю, что для американских производителей рынок микроскопических стран вроде Латвии, Эстонии или Литвы вряд ли интересен с точки зрения того, чтобы что-либо сюда поставлять, да ещё и конкурировать. Поэтому слияние рынков – скорее общеевропейская проблема. И конкуренция здесь будет не в сельском хозяйстве, а в промышленной области.

В США сейчас идёт волна реиндустриализации, они довольно много производств перевозят к себе. Кстати, муж моей родственницы, работавший в Эстонии на американскую компанию микроэлектроники, 3 года назад получил контрактное предложение переехать в Америку, поскольку эстонское отделение закрылось. Таким образом они стягивают к себе мозги, так сказать, изюм из булочки выковыривают. И для того, чтобы куда-то это продавать, им нужен открытый европейский рынок, а Европа как раз уже производит всё меньше и меньше, у неё давление со стороны Китая, плюс само по себе промышленное производство испытывает сегодня далеко не лучшие времена. А нас это не коснется, потому что в Латвии и того нет.

- Понятно, что Латвия, будучи членом ЕС, находится в некой зависимости – политической, экономической, культурной и т.д. Тем не менее, многие латвийские чиновники довольно часто твердят о самостоятельной политике. В чём она, собственно, проявляется?

- Последняя самостоятельная политика проявилась в прошлом году, когда наш министр иностранных дел Эдгар Ринкевич принял решение не впускать в Юрмалу на «Новую волну» несколько известных российских артистов. В результате «Новая волна» от нас ушла. Вот она – самостоятельность! К слову, сейчас Юрмала горько вздыхает по российским туристам. Показывают сюжеты, в которых владельцы гостиниц рассказывают, что расценки на их услуги упали в 3-5, а то и в 10 раз. А раньше за два месяца (июль-август) благодаря российской эстраде, которая там была («Новая волна», «Comedy club», «Голосящий КиВиН» и т.д.), Юрмала зарабатывала деньги на год вперёд.

По поводу зависимости нужно сказать, что и сам Брюссель несамостоятелен. Посмотреть хотя бы на санкции, от которых сегодня страдает вся Европа, а выигрывает как раз Америка. Для чего они пилят сук, на котором сидят? Они же принимают решения не по своей воле, в противном случае они никогда бы не ввели санкции против России. Украина ведь со своим безумным Майданом — тоже не европейский проект, а американский. Европа здесь только расхлёбывает последствия. И поскольку она следует в полном фарватере за господином Обамой, то о какой самостоятельной политике Евросоюза может идти речь? Все европейские лидеры давно находятся под колпаком у США, а как только кто-то из них пытается хоть чуть-чуть взбрыкнуть, тут же появляется какой-нибудь свирепый компромат. Это называется «зачем управлять правительствами, когда можно управлять конкретными людьми?». В условиях информационной глобализации каждый твой чих известен разведке партнёра, и я уверен, что основная манипуляция идёт именно с его стороны. Вот и Латвия поддержала санкции, которые ей навязали американцы.

- Но где — американцы, и где — Россия? Придёт ли Латвия — да и ЕС в целом — к осознанию, что необходимо поддерживать дружеские отношения со своим восточным соседом как в экономическом, так и в политическом плане?  

- Латвия никогда не придёт к осознанию. Здесь я предполагаю только один вариант: Евросоюз потерпит фиаско. Более того, к этому уже дело идёт. Иными словами, сам проект ЕС, как мы видим, сейчас держится только на каких-то безумных кредитах, выдающихся государствам, которые не могут сами себя прокормить. Вот, пожалуйста: Греция. Страна-то небольшая, там всего 11 миллионов населения – это чуть больше Белоруссии. А какая огромная проблема она сейчас для Европейского союза! А ведь ещё у Португалии, Италии и Испании плохи дела.

Понимаете, учить весь мир – работайте как немцы, думайте, как немцы и т.д. — это идея, проигрышная с самого начала. Так вот. Когда Евросоюз будет распадаться, (конечно, не с грохотом Югославии, но всё же), то будет нечто такое вялое, что-то по типу перехода ЕС в СНГ, где таможни на месте, валюты у всех свои, перетекание рабочей силы весьма ограничено, есть защита своих рынков, т.е. протекционизм (как было после распада СССР). Думаю, что Евросоюз придёт к этому. Даю 5 лет максимум – больше он не просуществует в том виде, в котором он существует сегодня. Он может называться Европейским союзом, но это не будет союз. Останется какая-то евроассоциация, которую там Украина подписала, и что, она в Европе?

Так что, когда ЕС развалится, мелкие страны (Латвия, Литва и Эстония) останутся у такого разбитого корыта, что у них не останется иного выбора, кроме как каким-то образом прибиваться к России – к её энергоносителям, рынкам, туристам, транспортной сети и т.д. Как оно, собственно, и было прежде – иначе здесь выжить просто невозможно. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up