Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Мифы и ложь о Саласпилсе

Автор: Андрей Солопенко

Мифы и ложь о Саласпилсе

28.09.2015  // Фото: vesti.ru

25 сентября в саласпилсском доме культуры «Rīgava» состоялась международная научная конференция: «Саласпилсский лагерь, 1941–1944. История и память», организованная при поддержке муниципалитета города Саласпилс, Музея Оккупации Латвии, а также Музея Даугавы. На мероприятии выступили различные латвийские и зарубежные историки, большинство из которых в своих докладах пытались развенчать царящие в современном обществе «мифы и ложь» о Саласпилсском лагере, «созданные во время советской оккупации».

Саласпилсский концлагерь был создан в октябре 1941 года и действовал до конца лета 1944 года. Согласно советским источникам, в лагере было убито около 100 тысяч человек, в числе которых — 7 тысяч детей. В 1967 году на его месте был построен мемориальный комплекс Памяти жертв фашизма.

Премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма в приветственном письме, зачитанном в начале конференции, подчеркнула, что существование этого мемориала — ошибка и подтверждение идеологии советского времени, и обозначила своей целью «развенчивание мифов и лжи», нагромождённых вокруг Саласпилса.

Тезис о том, что Саласпилсский мемориал является оплотом советской пропаганды, развил в своём выступлении и представитель Комиссии историков при президенте Латвии Карлис Кангерис. По его мнению, к Саласпилсскому лагерю нельзя применять широко распространённый в советское время термин «лагерь смерти», поскольку в научной литературе так обозначаются только те концентрационные лагеря, где происходили систематические и массовые убийства. «Если же мы посмотрим на Саласпилс, то увидим, что в нём не было систематического и массового убийства заключённых», — сказал Кангерис, а «лагерем смерти» он был назван исключительно для того, чтобы «ужасать посетителей мемориального ансамбля».

Несомненно, Карлис Кангерис не утверждал, что в Саласпилсском лагере вообще не было никаких смертей и убийств, а все заключенные были полностью довольны своей жизнью. Однако, по его мнению, советские данные о количестве умерших в лагере были многократно преувеличены и «нет оснований утверждать, что в нём происходили массовые убийства детей». Показаний заключенных, видимо, недостаточно.

По словам Кангериса, в лагере погибли примерно тысяча евреев, а также некоторое количество советских военнопленных.

Схожего мнения о Саласпилсском лагере придерживалась и другая выступающая — Рудите Виксне, представлявшая Музей Оккупации Латвии. По её мнению, мифами и ложью о Саласпилсе является не только сильно завышенное число погибших, но и утверждения о том, что у находящихся в лагере детей массово в больших количествах брали кровь для раненых немецких солдат. «Документы показывают, что немецкая армия уже в начале 1943 года отказалась от хранения крови, потому что её нельзя было использовать длительное время», — подчеркнула она. В то же время полностью отрицать большое количество опубликованных свидетельств малолетних узников лагеря о взятии у них крови Рудите Виксне не стала, но подчеркнула, что кровь у них могли брать «ровно столько, сколько было необходимо для лабораторных исследований».

Это высказывание вызвало резонное несогласие у двух пожилых женщин, которые в детстве были узницами Саласпилсского лагеря. Одна из них прямо заявила, что кровь у неё брали в таких количествах, что она «вообще не могла подняться». К сожалению, слова этой женщины не были услышаны выступавшими историками, но, думается, можно утверждать, что объём взятой крови был намного больше, чем это «было необходимо для лабораторных исследований».

Вообще, об ангажированности значительной части не только выступавших, но и гостей конференции недвусмысленно свидетельствовали несколько реплик из зала. После доклада представительницы Музея Даугавы Лилиты Ванаги, показавшей советскую кинохронику о преступлениях нацистов в Саласпилсском лагере, а также об открытии Саласпилсского мемориала, представитель Национального архива с негодованием спросил: «Как вы можете показывать такое без соответствующих комментариев?». Действительно, какая же кинохроника о зверствах нацистов без комментариев о том, что всё это — советская пропаганда? В свою очередь при перечислении количества жертв другой, присутствующий в зале, заявил, что «ко многим заключённым нацисты были гуманны, ведь по поручительству их родственников некоторое количество арестованных были всё же освобождены».

Этот факт порталу Rubaltic.ru подтвердил историк и редактор-составитель книги «Быль о Саласпилсе», Игорь Гусев, рассказав о матери своего знакомого, которую по поручительству выпустили из лагеря. Однако, по словам историка, после пережитого, она получила жесточайшую травму и всю оставшуюся жизнь не могла слышать немецкую речь. «Как только она слышала немецкий язык, так сразу начинала плакать и биться в истерике», — сказал Игорь Гусев, тем самым чётко обозначив, что никакой гуманности по отношению к заключённым нацистские каратели не испытывали.

Также на то, что данному мероприятию был изначально задан определённый дискурс, указал журналист и экс-депутат парламента Николай Кабанов. 

«Госпожа Страуюма в своём приветственном слове к участникам конференции дважды упомянула «советскую оккупацию», но в то же время ни разу не упомянула нацистскую, во время которой Саласпилсский концлагерь и был создан. Если бы я был, например, школьником третьего класса, у меня бы создалось впечатление, что этот лагерь создали большевики», — подчеркнул он.

И в самом деле, организаторы мероприятия ясно дали понять, какую точку зрения они хотят слышать в отношении Саласпилса. В попытках создать видимость солидной международной конференции, они даже пригласили одного украинского историка и двоих белорусских, в чьих докладах, правда, не оказалось ни слова о Саласпилсском лагере. Несколько связано с темой конференции было выступление историка из Литвы Арунаса Бубниса. Историк рассказывал об аресте и заключении генерала Повиласа Плехавичиюса в Саласпилсском лагере в 1944 году. Интересно, что на вопрос Игоря Гусева о том, почему представители литовского посольства никогда не возлагали венок в честь Плехавичиюса на Саласпилсском мемориале, господин Бубнис ответил кратко и откровенно: «Они не знают своей истории».

Игорь Гусев, автор ряда известных книг по теме конференции, кстати, хоть и получил персональное приглашение на мероприятие, выступления удостоен не был. Так что сколько бы организаторы ни высказывали пожелания рассказать всю правду о Саласпилсе, их заявления выглядят искусственно и в целом слабо отличаются от методов советской пропаганды, против которой они так рьяно выступают. Становится очевидной и цель проведения мероприятия — это вовсе не поиск истины, не «развенчание мифов и лжи», а очередная попытка всеми силами очернить своё советское прошлое.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.