Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Верховная Рада 2014: почему новая власть не продержится весь срок?

Автор: Александр Носович

Верховная Рада 2014: почему новая власть не продержится весь срок?

28.10.2014  // Фото: http://ru.slovoidilo.ua

Выборы в Верховную раду Украины существенно не поменяли расклад сил между основными политическими группами страны. В украинском парламенте появится много новых лиц и почти не останется старых партий и партийных блоков, однако процесс принятия решений по-прежнему будет заключаться в согласовании интересов старых олигархических групп под прикрытием проевропейской и националистической риторики и при системной украинизации восточных и южных областей.

При голосовании по партийным спискам практически равный результат получают две «партии власти»: милитаристский «Народный фронт» (21,6%) и относительно умеренный Блок Петра Порошенко (21,4%). Однако с учётом голосования в одномандатных округах президентский блок в Верховной раде заметно вырывается вперёд. Согласно предварительным итогам, у Блока Петра Порошенко в парламенте будет 126 депутатов, у «Народного фронта» - 80, у «Самопомощи» львовского головы – 34, у Оппозиционного блока - 31, у Радикальной партии Олега Ляшко – 21, у «Батькивщины» - 18. Еще 110 мажоритарных депутатов пока не принадлежат ни к одной из новых парламентских партий.

В соответствии со статьей 83 украинской Конституции, для создания правящей коалиции в Верховной Раде нужно более половины депутатов, то есть не менее 226 человек. Пока что две «партии власти» до этой цифры немного не добирают, однако в условиях украинской политики не будет никаких проблем добавить к большинству несколько десятков внефракционных депутатов. Больше того: президент Пётр Порошенко уже заявил о готовности сформировать конституционное большинство в 300 с лишним голосов путём объединения в «широкую коалицию» всех парламентских партий (кроме «неприкасаемых» из Оппозиционного блока, конечно). Но это уже скорее символические вещи – игра на публику.

Главное в том, что своё право на власть на паритетных началах подтвердили две основные фракции политической элиты Украины, уже приходившие к власти после «оранжевой революции» 2004 года.

У них просто поменялись официальные наименования: костяк Блока Петра Порошенко составляют выходцы из «Нашей Украины» Виктора Ющенко, кадровый состав «Народного фронта» во многом определяют бывшие «подкаблучники» из Блока Юлии Тимошенко. Все они уже были у власти в 2005 - 2010 годах и примерно в том же соотношении сил. Теперь всё то же самое, только без Ющенко и Тимошенко; и, разумеется, нет больше стоящей особняком донецкой элиты, к которой в своих бесконечных ссорах обещали уйти и те, и другие «оранжевые». Набранному из не успевших разбежаться депутатов Партии регионов Оппозиционному блоку в этой Верховной раде, судя по всему, предстоит жалкое существование за «красными линиями».

Зато, за вычетом донецкого миллиардера Рината Ахметова, кукловодами за сценой остаются всё те же несколько олигархических семей. Ющенко финансово и информационно поддерживал его кум Порошенко, который теперь вышел из-за кулис и вместо теневого лоббирования сам осуществляет политическое руководство. Генеральным спонсором Юлии Тимошенко (тоже, кстати, женщины не бедной) всегда была днепропетровская финансово-промышленная группа «Приват». Теперь же Игорь Коломойский взялся спонсировать «Народный фронт» премьера Арсения Яценюка. (Яценюк – это феноменальное явление даже по меркам украинской политики: он стал самостоятельным политиком в качестве проекта Фирташа, затем был перекуплен Ахметовым, а после уничтожения «донецких» продался Коломойскому.)

Все эти фирташи, коломойские, левочкины и прочие по итогам выборов займутся излюбленным делом: перераспределением стремительно уменьшающихся украинских ресурсов (на местном языке – «дерибаном»). Так, полностью не закончившаяся, но по-настоящему и не возобновившаяся война на Донбассе, к которой одни относились как к гибридной войне России, другие - как к восстановлению Российской империи и воссозданию Новороссии, а третьи – как к борьбе с фашизмом, для украинских элит была «дерибаном» и ничем иным. Это была война за донецкое наследство – раскулачивание низвергнутых из Киева «донецких», которые стали отчаянно сопротивляться, включив при этом сепаратистскую тему. Плюс к этому, разумеется, возможность неплохо заработать на военных расходах.

К сожалению, война по-прежнему остается прибыльным бизнесом, поэтому шансов на окончательное мирное урегулирование кризиса на Донбассе немного. Тем более если посмотреть, сколько полевых командиров из добровольческих батальонов будут теперь депутатами украинского парламента.

В Верховную раду 8-го созыва попали командир батальона «Донбасс» Семён Семенченко, основатель батальона «Азов» Олег Ляшко, лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош, пресс-секретарь «Правого сектора» Бронислав Береза, скандальный заместитель Коломойского Борис Филатов и многие другие. Предполагается, что они будут ходить в униформе с автоматами по залу заседаний (впрочем, Верховная рада уже и не такое видела) и требовать войны до победного конца…

Как новоизбранная Верховная рада будет решать животрепещущие проблемы Украины? Да практически никак, если учесть, кто её составил. Реальная, а не формальная структура нового украинского парламента – это несколько проектов группы Фирташа – Левочкина («Самопомощь», Оппозиционный блок, Радикальная партия Ляшко), лоббисты днепропетровского клана («Народный фронт», «Батькивщина») и «посторанжевая» группа Порошенко. Плюс выдвиженцы и представители нескольких мелких олигархических групп, намеренных вступать с большими в ситуативные альянсы (Константин Жеваго, например, или люди Виктора Балоги от Закарпатья). Все они перед выборами говорили, в первую очередь, о необходимости радикальных реформ и борьбе с коррупцией. Однако депутатский корпус новой Верховной рады против коррупции – это как пчёлы против мёда.

Сложившаяся система власти и управления, основанная на коррупционных схемах и распределении государственных ресурсов, оптимальна для украинского политического строя - конкурентной олигархии. Никто в старой-новой украинской власти и не подумает в самом деле её менять.

Поэтому вместо реальных системных реформ от украинского парламента и правительства стоит ждать имитации этих реформ. Чтобы отвлечь внимание населения от неутешительной ситуации, в стране победившей «революции достоинства» будут создаваться искусственные темы. Война, например, которую непременно надо довоевать, - чем не пример для отвлечения внимания. Или национализм с активизацией исторической политики. Так что вместо решения украинских проблем киевская власть, к сожалению, может их только усугублять, что в условиях незавершённого украинского кризиса угрожает стране катастрофой ещё большей, чем та, что есть. Поэтому не стоит ждать, что досрочно избранные президент (25 мая) и парламент (26 октября) отработают весь отведённый им пятилетний срок.       

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.