Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Финляндизация: страшный сон правящего класса балтийской «буферной зоны»

Автор: Александр Носович

Финляндизация: страшный сон правящего класса балтийской «буферной зоны»

29.05.2014  // Фото: http://suomik.com

Председатель Комиссии по иностранным делам Рийгикогу Марко Михкельсон заявил об опасности «финляндизации» Европы, к которой сейчас стремится Россия. Это заявление странное вдвойне: во-первых, в Европе позитивно относятся к финской модели экономического развития, во-вторых, такие заявления делает депутат парламента Эстонии – страны, экономическое и социальное развитие которой напрямую связано с Финляндией.

Финляндизация – это вообще-то термин из времён «холодной войны». Сотрудничество с Советским Союзом в своих корыстных интересах в ущерб демократической солидарности всего Свободного мира, объединённого борьбой против «тоталитарного монстра».

«Финляндизация», «рука Москвы», «русские идут», «красная угроза» и более поздняя «империя зла» - это понятия-архаизмы, экспонаты минувшей эпохи. Реликтовый язык «ястребов» холодной войны. Сейчас этим языком пользуются разве что в шутку: американский плакат «Лучше мёртвый, чем красный» или советская речёвка «Сегодня джаз, а завтра Родину продаст» - теперь это скорее примеры тонкого офисного юмора.

Впрочем, не везде. В бывших советских республиках Прибалтики, а ныне независимых странах Балтии «русская угроза» и «рука Москвы» активно используются в местном политическом языке – носители этого языка, скорее всего, и не подозревают, что в Европе такая речь выглядит несколько смешно. Что же до «финляндизации», то этот термин попал даже в «Стратегию по сдерживанию России» лидера литовских консерваторов, экс-премьера Литвы Андрюса Кубилюса. «Теоретически по отношению к Литве Кремль может стремиться к трём сценариям. Первый: Литва становится полностью свободной от влияния России. Второй: Литва становится полностью зависимой от России. Третий промежуточный вариант: сегодняшняя "финляндизированная" Литва», - говорится в документе. 

Следовательно, делает вывод Андрюс Кубилюс, ради сохранения своей независимости Литва должна всячески сопротивляться дальнейшей финляндизации, то есть последовательно отвергать любые предложения взаимовыгодного сотрудничества со стороны России – лучше пусть будет нищей, зато независимой.

Именно это Литва и (в меньшей степени) другие балтийские страны и делали все годы независимости, сознательно игнорируя своё экономико-географическое положение.

Теперь же балтийские политики идут ещё дальше и, ощущая свою ответственность в качестве участников западного демократического сообщества, предостерегают, что коварная Россия ужо сейчас начнёт… финляндизировать доверчивую Европу.

«Одной из целей внешней политики России является усугубление противоречий между европейскими странами и их выведение на путь финляндизации. Устоять перед агрессивной политикой Москвы можно только путём укрепления единой политики», — заявил председатель Комиссии по иностранным делам Рийгикогу Марко Михкельсон («Союз Отчества и Res Publica»), выступая на открывшейся в Таллине международной конференции RUBYCON 2014.

«Благодаря событиям на Украине Европейский союз обрёл возможность привести свою внешнюю политику и политику в области безопасности в соответствие с реальными вызовами.

Особенно важным при формировании новой комиссии является назначение так называемого министра иностранных дел и комиссара по энергетике. На эти должности должны быть назначены люди, хорошо знающие Россию», - говорит Марко Михкельсон… и выдаёт себя этой фразой с головой.

Во-первых, заявление эстонского депутата исчерпывающе отвечает на вопрос, кому был и остаётся выгоден украинский кризис – ради чего он, собственно, провоцировался в течение всего 2013 года. Ради того, чтобы Евросоюз подобрался, объединился и скоординировал свою внешнюю и оборонную политику на антироссийском направлении. Что же касается «людей, хорошо знающих Россию» на ключевых позициях в Еврокомиссии, то тут Марко Михкельсон весьма прозрачно намекает на себя и своих прибалтийских коллег.

За 10 лет членства в Евросоюзе попадание в ряды брюссельской бюрократии превратилось в идею фикс политического класса Литвы, Латвии и Эстонии.

На брюссельских постах и зарплата выше, и влияние больше, и связи серьёзнее, и карьерные перспективы открываются головокружительные. Поэтому конечной жизненной стратегией всех сколь-либо значимых балтийских политиков рано или поздно становится променять прозябание в родной провинции на блистательный Брюссель. Но, возвращаясь к словам Михкельсона, свои услуги на европейском уровне он предлагает в том, в чём балтийские политики, безусловно, являются экспертами: в антироссийской политике.

Другое дело, что интересы прибалтийских политиков и вожделенной ими брюссельской бюрократии далеко не всегда равны национальным интересам отдельных европейских стран, которым может быть вовсе не выгодна жёстко антироссийская политика и для которых «финляндизация», то есть взаимовыгодное торгово-экономическое сотрудничество с Россией, давно стала свершившимся фактом.

«По всей вероятности, Москва надеется на то, что внутренние противоречия в Европе слишком велики для формирования сильной единой позиции. Подтверждения такого видения можно найти в целом ряде областей. Наиболее яркими примерами служит заигрывание Франции в отношении «Мистралей», а также успех Москвы при заключении двухсторонних соглашений в сфере энергетики», - говорил, к примеру, Марко Михкельсон. В вопросе совместных энергетических проектов депутатом Рийгикогу, похоже, движет банальная зависть к более успешным и богатым соседям, сумевшим на этих совместных с Россией проектах заработать. «Мы миллиардов долларов лишились, когда подошли политически к экономическому вопросу и запретили «НоNord Stream». Шведы, датчане, немцы на этом деньги заработали, а мы пошли на принцип и сидим теперь бедные, но гордые, что соседу досадили. Долго настолько неразумная политика продолжаться не может, потому что это просто глупо», - говорил, например, доктор философских наук и профессор Евроакадемии (Эстония, Таллин) Эдуард Тинн.

Что ещё тревожнее для прибалтийских элит, «старые» европейские страны, основавшие когда-то ЕС, теперь всё больше тяготятся деятелями вроде Валдиса Домбровскиса, Андруса Ансипа или Дали Грибаускайте, которые попадают в Брюссель и начинают оказывать на европейскую жизнь влияние, совершенно непропорциональное тем странам, откуда они пришли.

«В начале 80-х гг., до падения Берлинской стены и объединения Германии, мы ещё имели возможность укрепить институциональные структуры Европы на основе прочной базы. Но в последующее десятилетие был запущен механизм хаотичного расширения Европы. Результат – сегодня нас очень много и всё это без какой-либо необходимой подготовки. Невозможно управлять организацией из 28 государств, где каждый из представителей пытается перекричать остальных. Равенство между малыми и большими державами утопично. Кипр по своему весу не может приравниваться к Германии. Вот почему ЕС так трудно эволюционировать. Европа «двадцати восьми» должна трансформироваться в организацию наподобие региональной ООН с экономической направленностью. Ядром должна стать объединённая Европа в усечённом виде, которая чётко знает, чего хочет – стать мощным мировым экономическим полюсом XXI в.», - заявил накануне выборов в Европейский парламент экс-президент Франции Валери Жискар д’Эстен. Выборы в Европарламент, кстати, показали, что идея Европейского союза в его нынешнем виде в общественном мнении европейских стран переживает кризис.

Есть ли у стран Балтии шанс попасть в это европейское ядро, которое станет одним из мировых экономических полюсов? Почему нет? Маленькая и бедная ресурсами территория? У экономически процветающих и социально благополучных Бельгии и Нидерландов географические условия похожи на Прибалтику. Правда, в одной лишь Голландии – Нидерландах живут 16 миллионов, т. е. в несколько раз больше, чем во всей Прибалтике. Но есть ещё малозаселённые и при этом всё равно успешные европейские страны: Исландия, Ирландия, Словения, Норвегия. Что же касается «тяжёлого прошлого», то есть та же Финляндия, которая тоже входила в состав Российской империи и подверглась нападению сталинского СССР. Теперь Финляндия - 18-ая экономика мира. Во многом благодаря партнёрским отношениям с Советским Союзом и Россией.

Так что у балтийских республик действительно есть шанс стать реальными, а не бумажными «балтийскими тиграми» Европы. И он заключается в той же финляндизации.

А вот для прибалтийских элит шанса сохранить свои позиции в этих прекрасных новых Литве, Латвии и Эстонии, ставших экономически процветающими государствами, нет. Они политики «буферной зоны» - оптимальной экосистемой для существования данного политического вида является бедная, провинциальная, вечно озлобленная на Россию Прибалтика.  

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.