Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Понедельник
05 Декабря 2016

«Вовлечение» Украины для Польши важнее Волыни и УПА

Автор: Александр Шамшиев

«Вовлечение» Украины для Польши важнее Волыни и УПА

29.06.2016  // Фото: fishki.net

Украинский спикер Рады Андрей Парубий смог затормозить законопроект о памяти жертв Волынской резни в польском Сейме. Причины всё те же – Россия и НАТО. 

В преддверии очередной годовщины печальных волынских событий 1940-х годов между Польшей и Украиной вновь обострились исторические дебаты. Во время немецкой оккупации украинские националисты из УПА-ОУН организовали кампанию по массовому уничтожению этнического польского населения Волыни, Восточной Галиции – Галичины и других областей Западной Украины. Жертвами националистических отрядов в основном становились простые крестьяне и прочие гражданские лица, зачастую их убивали изуверскими методами. Пик кровавой расправы пришёлся на июль 1943 года. Всего, по разным оценкам, было убито до 100 тысяч поляков. Спустя более чем 70 лет данный эпизод совместной истории остаётся настоящей болевой точкой польско-украинских отношений. В Польше произошедшие убийства называют предельно жёстко и прямо: «резня», «этническая чистка», «геноцид». Украинцы предпочитают более обтекаемый и нейтральный термин «Волынская трагедия», делая акцент на том, что в результате пострадали и они: жертвами польских отрядов за тот же период стали несколько тысяч украинцев.

Обе стороны отказываются молчать и забывать прошлое. При этом обе боятся идти на обострение – не дай бог от этого выиграет Москва, стремящаяся «поссорить украинцев с поляками».

Впрочем, и без вездесущей руки Кремля споров хватает. В начале июня группа украинских общественных и религиозных деятелей написала в Польшу письмо с покаянием. Среди подписантов – экс-президенты Леонид Кравчук и Виктор Ющенко, патриарх УПЦ КП Филарет и другие известные лица. Авторы принесли польскому народу извинения за преступления предков, предложили забыть старые обиды и призвали к братству.

Письмо украинцев полякам:

«Мы просим прощения и в равной степени прощаем преступления и несправедливость – это единственная духовная формула, которая должна быть мотивом каждого польского и украинского сердца, стремящегося к миру и согласию...»

В качестве примирительного шага украинцы посоветовали компромисс – установить некий общий день памяти погибших на Волыни. Не забыли и попросить польских коллег «воздержаться от безрассудных политических заявлений по поводу прошлого». В Польше, естественно, заверения в дружбе подтвердили, но вот оливковую ветвь на историческом фронте не приняли. Правящие консерваторы восприняли призыв соседей холодно. Глава парламентской Комиссии по связям с поляками за границей, депутат Сейма от «Права и справедливости» («ПиС») Михал Дворчик прямо указал на лицемерие украинской позиции: дескать, пишут о взаимном прощении, параллельно на государственном уровне занимаются восхвалением тех самых националистов, которые ответственны за массовую резню поляков.

Депутат Сейма Польши Михал Дворчик:

«[Украинские] Политики одной рукой подписали этот документ, который, по крайней мере теоретически, направлен в сторону примирения (с Польшей), а второй рукой голосуют за то, чтобы главные улицы украинских городов называть именами лиц, непосредственно или политически ответственных за геноцид польского народа во время Второй мировой войны. Это полная непоследовательность».

Через неделю Дворчик на правах спикера «ПиС» конкретизировал позицию партии, выступив от имени более 200 депутатов. Ответ сводился к тому же: дружить готовы, но с вашей исторической политикой категорически не согласны. «Разница между нами касается не будущего, а общей политики исторической памяти. Проблема в сегодняшнем украинском отношении к виновным в геноциде поляков во времена Второй мировой войны», – говорится в ответном письме украинцам. Киеву вежливо вновь указали на попытку усидеть на двух стульях в столь чувствительном для Польши вопросе: «Для нас болезненным является выбор исторической памяти, в которой откровенная декларация симпатии к Польше идёт рядом с прославлением тех, у кого на руках кровь наших сограждан – безоружных женщин и детей». Отдельный акцент депутаты Сейма сделали на том, что, в отличие от украинских друзей, «в Польше на государственном и местном уровне мы не чествуем людей, у которых на руках кровь невинных мирных людей». Таким образом, взаимного прощения опять не получилось.

«Кто-то надевал форму УПА»

«Июньское письмо» стало далеко не единственной неудачной попыткой Украины и Польши найти общий язык во взглядах на историю. Желание прийти к компромиссу стороны декларировали практически сразу после распада Советского Союза. В конце 1990-х правительство Украины сформировало специальную комиссию с целью максимально объективно исследовать деятельность УПА-ОУН. В 2003 году, на 60-летний юбилей резни, президенты Леонид Кучма и Александр Квасьневский выступили с формальным заявлением о примирении. Но через два года стремительное возрождение культа УПА-ОУН на Западной Украине дало свои плоды: правительственная комиссия во главе с вице-премьером Вячеславом Кириленко рекомендовала признать бойцов УПА борцами за свободу и независимость державы. В 2010 году «во имя восстановления исторической справедливости» рекомендация была введена в действие указом нового президента Виктора Ющенко. Ещё раньше статус Героев Украины получили вожди националистов Роман Шухевич и Степан Бандера. Тенденция ввода националистов в официальный пантеон героев значительно усилилась после Евромайдана. День основания УПА – 14 октября – «совпал» с новым Днём защитника Украины, ставшим с 2014 года государственным праздником. В кресло вице-премьера после длительного перерыва вернулся тот же Кириленко. Апогеем увековечивания памяти бойцов УПА-ОУН на Украине стал принятый в апреле 2015-го «закон Шухевича» (подан в парламент сыном Романа Шухевича Юрием), окончательно закрепивший чествование воинов УПА-ОУН как «участников борьбы за независимость Украины в XX веке». Польша параллельно, наоборот, занималась увековечением жертв Волынской резни.

Сейм в 2009-м и 2013 годах признавал её «этнической чисткой с элементами геноцида». «Закон Шухевича» поляки восприняли в штыки.

Возмущение высказывали все ведущие партии, от правых из «ПиС» до левых из СЛД. Тогдашний президент Бронислав Коморовский заявил, что принятый Верховной радой документ делает польско-украинский исторический диалог невозможным, а без него не видать ни примирения, ни «решения важных вопросов». А на заседании Межпарламентской ассамблеи двух стран польские депутаты первым делом попросили украинцев поскорее изменить закон. Спикер Рады Владимир Гройсман оправдывался, говоря, что закон отнюдь не антипольский, а антисоветский. Украинские политики начали поиск компромиссных вариантов. Так, украинский вице-премьер по евроинтеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе предложила полякам доказать непосредственную вину Романа Шухевича, ведь технически, будучи аппаратным функционером ОУН, он принял командование УПА лишь в 1944 году. К тому же было много случаев, когда «кто-то другой надевал форму УПА и убивал от имени УПА», уверена чиновница... Акцент также делается на то, что ситуация усугублялась из-за политики большевиков. С этим и в Польше, и на Украине как раз мало кто спорит.

Маневр Парубия

И именно политика, направленная против России, парадоксальным образом оказалась способна отложить исторические споры. В июне в Сейм поступил новый законопроект на волынскую тему, теперь от лица Польской крестьянской партии (ПСЛ). Авторы предложили сделать 11 июля Днём памяти жертв геноцида УПА-ОУП. «Ради хороших отношений с Украиной нельзя торговать памятью», – посчитал депутат ПСЛ Петр Згожельский. На горизонте замаячил дипломатический скандал. Но на носу важнейший для Польши и Украины саммит НАТО в Варшаве, назначенный на 8–9 июля. На кону четыре новых натовских батальона и пакет гарантий для Восточной Европы.

Иными словами, депутаты выбрали крайне неудобное время для исторических разборок.

С этой мыслью новый спикер Рады Андрей Парубий отправился на встречу со спикером Сейма Мареком Кухциньским в Трускавец на Форум местного развития. Стороны оценили обстановку и решили, что с волынским вопросом можно и повременить, когда у порога «грозная Россия». Парубий доходчиво объяснил, что обсуждение польского законопроекта целесообразно отложить: российская агрессия и события на Донбассе важнее. «Договорились, что до саммита НАТО в Варшаве Сейм Польши не будет рассматривать и голосовать ни за какие постановления, которые касаются дискуссионных вопросов украинско-польской истории времён Второй мировой войны», – отрапортовал он. В Польше на заманчивое предложение Парубия возражать не стали. Историческую память нужно сохранять и жертв чтить, но ссориться «на радость Москве» нельзя, поэтому можно и потерпеть. 

Что дальше?

Вместе с тем проблема не исчезла. Историческая политика чрезвычайно важна для обеих стран. Украина за счёт построения собственного исторического нарратива стремится приблизиться к Западу, максимально обособляясь от России и советского прошлого. Польша пытается самоутверджаться на европейской арене, в том числе благодаря провозглашённой «ПиС» «наступательной исторической политике». Несмотря за заверения во взаимной дружбе, трения между Польшей и Украиной из-за истории, очевидно, будут продолжаться. Так же, как в Польше продолжается кампания по осквернению могил и памятников бойцам УПА – последний инцидент произошёл в мае. Дело доходит до драк – в понедельник в польском Пшемышле толпа напала на процессию украинской диаспоры, выкрикивающей лозунги УПА. Но если пока примириться на основании компромиссов и взаимопонимания не получается, Варшаве и Киеву приходится примиряться на основе «сдерживания России».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.