Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Урбанович: Украине нужен «попечительский совет» из ЕС, РФ и США

Автор: Янис Урбанович

Урбанович: Украине нужен «попечительский совет» из ЕС, РФ и США

29.09.2014  // Фото: ivans.ribakovs.lv

К чему приводит благонамеренное, но неуклюжее и поверхностное вмешательство Запада во внутриполитический кризис, в очередной раз напоминают нам новостные репортажи из Ливии. Это, конечно же, не самый трагичный пример, но очень болезненный для самоуважения Homo Europiensis. Рядом, «по ту сторону» Средиземного моря, нация численностью 6 млн. человек с ещё недавно мощной экономической базой всё глубже погружается в хаос войны и политики, а сильнейшие организации мира: ЕС, Североатлантический альянс, G7 – способны только это созерцать. Не хочу накликать беду, но, к сожалению, подобную судьбу вскоре рискует испытать и Украина. Причём невзирая на то, что государственная власть располагает широкой помощью с Запада: обширной политической, достаточно щедрой финансовой, а вскоре, возможно, и военной.

Более того, именно из-за некритической помощи Украина может стать "failed state", новой «чёрной дырой» Европы – не такой, как Югославия 20 лет назад, а гораздо ужаснее. Пока прогнозы о возникновении здесь возможной колыбели Третьей мировой войны - лишь умышленно нагнетающая политическую напряжённость риторика. Но надолго ли? Западная безоговорочная солидарность побуждает Киев осознанно продолжать и педалировать обострение отношений с Кремлём. Украинские политики не скрывают опасений, что при угасании противостояния с Российской Федерацией они перестанут интересовать нынешних увлечённых союзников и останутся лицом к лицу с проблемами поголовной реабилитации: нации, государства и экономики. Циничное высказывание времён Второй мировой: «Наслаждайтесь войной, мир будет ужасен», - в данный момент во многом характеризует настроения украинской политической элиты.

Если ЕС, НАТО или кто-то ещё желает реально помочь этой стране, ему придётся хладнокровно и без сантиментов оценивать ситуацию, приготовиться к действиям, которые могут показаться жестокими и несправедливыми. Именно так поступают опытные спасатели, когда утопающий или погорелец впадает в истерику, рискуя погубить тех, кто оказывает ему помощь. Синяк под глазом заживёт, сломанный нос срастётся – главное, что жизнь человека спасена. Подлинное спасение для Украины невозможно без принесения жертв ею самой – и это будет основательный удар не только по её национальной гордости. Давайте не притворяться, будто мы не замечаем, что украинский кризис – непосредственный результат дипломатии Запада, в особенности ЕС. Брюссель в приступе (до сих пор мне по-настоящему непонятной) мании величия умудрился изначально конструктивную программу «Восточного партнёрства» низвести до – извините за грубость – модернизированной тевтонской доктрины «Drang nach Osten». Теперь Запад обязан – если только он не желает наступления новой эпохи «холодной войны» или чего-то ещё трагичнее – и кнутом, и пряником заставить Украину действовать конструктивно, пережить неизбежные убытки, но примириться - вместе с ЕС - с Россией. Конечно, покрыв эти убытки политической и экономической (не только финансовой) поддержкой. Позволю утверждать, что именно этого с надеждой ждёт от Запада весь остальной мир. При этом допускаю, что нынешнее противостояние ЕС и НАТО с Россией* тоже приветствовали бы, если бы только санкции и угрозы подорвали позиции Кремля и заставили его отказаться от своих претензий. Но, как видим, это не было достигнуто.

Ex occidens pax

На протяжении полутора десятилетий я имею честь руководить международным форумом интеллектуалов, на котором эксперты по внешней политике (а зачастую и те, кто претворяет её в жизнь) из разных стран пытаются навести мосты между Западным миром и постсоветским пространством – как в регионе Балтийского моря, так и за его пределами. За это время мы пережили в международной политике приливы и отливы, штиль и бури, которые иногда сводили на нет все усилия участников «Балтийского форума». Этот опыт даёт мне смелость призвать отбросить политкорректную риторику и признать очевидное: мир по умолчанию продолжает считать, что именно страны Запада обязаны быть арбитром, полицейским, а иногда заодно и нянькой. Более того: на это надеются, невзирая на порой весьма жалкие результаты вполне благонамеренных поступков, – уповая, видимо, на то, что «в следующий раз у них получится». Другого вероятного арбитра просто не имеется – разве что, как заявили бы футурологи, Китай вступит в блок с Индией. Хочет ли и может ли вообще Запад выполнять эту миссию - возможно, не видя больше привилегий и выгод, а лишь тяжкое бремя этого, - всем безразлично. Ирония в том, что послание, заключённое в абсолютно расистском стихотворении Киплинга о «бремени белых», наперекор мировому прогрессу уже столетие остаётся столь же горьким пророчеством. Да и многие «плохие парни», громко осуждающие вмешательство в свои внутренние дела, в тишине лелеют надежду, что однажды их возьмут за руку и выведут из тупика. Это надежда обрести мир, получить гуманитарную помощь, займы на льготных условиях – да ещё и вкупе с приятной возможностью во всех своих предыдущих и последующих бедах винить «диктат Запада». (Следует самокритично признать, что и в восточноевропейской политике это «искусство» доведено до совершенства.)

От арбитра ждут эффективных действий, предоставляя право ради достижения высокоценного и столь же высокоморального результата применять спорные и «морально гибкие» методы из арсенала "Realpolitik". Именно поэтому в мире, за исключением совсем уж радикальных идеалистов, никто не упрекает Запад за нежелание «экспортировать» демократию и права человека в Саудовскую Аравию или какую-либо из стран Персидского залива (или обратить против них санкции, как против спонсоров терроризма). Иногда мира можно достичь, лишь наградив агрессора и взыскав контрибуцию с потерпевшего. Чего стоит декларирование высоких моральных идеалов, если этим прикрывают и войну, и неумение её прекратить? Спрос на эффективную дипломатию в глобальном обществе сегодня сталкивается с отсутствием предложения.

Призрак Мюнхена и забытый Дейтон

Как удостоверил украинский кризис, западная дипломатия в данный момент опирается лишь на нескольких лидеров – на их личное обаяние, талант, интуицию и волю. Обама, Мартин Шульц, Меркель, Кэмерон, может быть, ещё Олланд обеспечивают всю внешнеполитическую дееспособность «свободного мира» – как слоны, державшие Землю в Средние века. Под этими лидерами – пустота, так как внешнеполитический аппарат стран Запада открыто проявляет не только нехватку гибкости, но и всеобщую неготовность к происходящему. Дипломаты как будто остались в уютном вчерашнем дне с примитивным лоббированием интересов бизнеса своей страны или (в небольших странах) брутальным навязыванием. Позволю себе утверждать, что дипломатия переживает свой глубочайший кризис со времён её истоков (если верить Киссинджеру, она появилась в начале XVII века, дабы погасить Тридцатилетнюю войну). В наши дни, с такими ресурсами и багажом опыта – и столь жалкий результат! Хорошая дипломатия должна как предотвращать конфликты и войны, так и создавать их – если необходимо. Нынешние внешнеполитические службы способны лишь на создание и эскалацию противостояния. Однако военный конфликт всегда когда-нибудь да заканчивается, вынуждая правительства и дипломатов вновь считаться с реальностью.

В мае нынешнего года группа экспертов «Балтийского форума» разработала свой пакет предложений по предотвращению кризиса, предложив их реализовать ЕС и его странам-участницам, России и Украине. Решение подразумевало также значительное участие Молдовы и Армении в обеспечении равновесия интересов и сотрудничества между ЕС и Таможенным союзом. Автором такой инициативы была группа экспертов во главе с президентом Института современного развития (ИНСОР) Игорем Юргенсом, которую поддержали западные участники нашего форума. «Мотором» данной группы являлся Майкл Эмерсон, ведущий исследователь Центра европейских политических исследований, активно использовавший в подготовке предложений свои тесные личные контакты с вершителями внешней политики ЕС. Ценный вклад внесла другая многолетняя участница форума - Аманда Пол из Центра исследования внешней политики и политики безопасности в Бельгии. Мы осознавали необходимость остановить начало вооружённой борьбы, поэтому предложения были подчёркнуто реально-политическими – включая предложения по механизму образования цены на поставляемый Украине российский газ. Мы были бы удовлетворены, если бы внешнеполитические службы, к которым мы обратились, оценили нашу работу хотя бы критическими или ироническими аргументами – невзирая на бесспорную квалификацию и репутацию экспертов форума. Позволю себе сделать вывод, что наши рекомендации для многих вовлечённых в создание – не предотвращение! – конфликта дипломатов показались столь же бесполезными, как китайская грамота, по сравнению с перспективой «указать России её место».

Западным странам необходимы срочные инвестиции в интеллектуальное усиление «касты» карьерной дипломатии. Допускаю, что на эту цель следовало бы отвести часть средств, которые планируется затратить на увеличение боеспособности НАТО. Хочется надеяться, что и в дальнейшем дипломатия в мире будет первичным вершителем внешней политики, а военная сила – вторичным.

Возможно, часть проблем связана с «синдромом юбилейных дат»: прошло 75 лет с начала Второй мировой войны. Воспоминания (как и умышленно упрекающая риторика новых стран – членов ЕС) обостряют страх «старой Европы» перед тем, что её вновь обвинят в «новом Мюнхенском пакте – уступке агрессору и торговле независимостью других стран». Из-за этой исторической травмы британцев и французов руководство ЕС видит в нынешней ситуации повторение 30-х годов прошлого века. Это парализует силу политиков ЕС, мешая им думать и поступать рационально. К тому же это затрудняет преодоление кризиса отношений Евросоюза с Россией. В настоящее время (особенно у политиков Восточной Европы) своего рода «национальным спортом» стало соревнование в том, кто громче и наиболее вызывающе приравняет Путина к Гитлеру, тем самым не оставляя камня на камне от доверия российского общества к Западу. Допускаю, что сам хозяин Кремля в этом плане неуязвим, но это – смертельнейшее оскорбление для людей, основу национальной гордости и семейной истории которых составляет победа над нацизмом. Такое сравнение – эффективнейший рецепт продолжения эскалации вражды между Россией и её оппонентами вплоть до открытого вооружённого столкновения.

В грозной тени Мюнхена уже и не видать гораздо более полезного примера успеха западной дипломатии – Дейтонских мирных соглашений 1995 года, прекративших жестокие этнические войны в Боснии и Герцеговине. Остановка насилия на Балканах была достигнута ещё и потому, что великие державы Запада (тогда среди них была и Россия) оказались способны не разделять конфликтующие стороны на «любимцев» и подлежащих наказанию козлов отпущения. Теперь народы, армии которых когда-то воевали между собой и устраивали этнические чистки, известны идиллической «балканской мафией», голосующей на Евровидении…

«Попечительский совет» для Украины

Киевские политики стремятся внушить себе, нации и Западу уверенность в том, что ещё возможна «борьба до победного конца». Что все проблемы решатся сами собой, когда будут разбиты юго-восточные сепаратисты, возвращены управляемые ими территории и восстановлен контроль над российской границей. Президент Порошенко даже выразил декларативную надежду вновь интегрировать в состав Украины отколовшиеся территории, включая Крым, при достижении ею более высокого уровня жизни (явная спекуляция слепым упованием общества на щедрость ЕС или США). Он не знает – или делает вид, что не знает, – о том, что предыдущий президент Грузии Михаил Саакашвили именно таким образом мечтал вернуть Южную Осетию, строя рядом с её границей супермаркеты и кинотеатры-мультиплексы, но пережил лишь Пятидневную войну.

Возможно именно осуществив свою мечту и добившись вооружённым путём контроля над «взбунтовавшимися» территориями, власть Украины убедится в том, что единство государства невозможно. В стране неизбежно появятся управляемые из центра «оккупационные зоны» без местных самоуправлений, где будут миллионы людей, подозреваемых в нелояльности и – к сожалению, это очень вероятно – не защищённых от произвола «победителей». Отказ когда-то поддерживавшей экс-президента Януковича Партии регионов от участия в выборах украинского парламента (Верховной рады) был «ударом кинжала» по нормализации, ведь у живущих на отколовшихся территориях теперь не будет почти никаких представителей их политических интересов в Киеве. От их имени и в дальнейшем будут говорить лишь руководители военизированных формирований, защищающих суверенитет Донецка или Луганска, и поддерживаемые ими функционеры. Хотя дай Бог Украине сперва пережить кампанию по выборам в Раду, в которой отдельные кандидаты своё право стать законодателем будут открыто и гордо основывать на силе своей ненависти к «москалям».

Допускаю, что единственное рациональное решение украинского кризиса – это совместный патронаж ЕС, США и РФ над реабилитацией Украины, в особенности экономической, с осуществлением некоего нового «плана Маршалла» (это старое понятие до сих пор звучит магически для Восточной Европы), который позволит стране «залечить раны» и развиваться в качестве связующего элемента между Европейской ассоциацией свободной торговли и Таможенным союзом. Конечно, создание такого «попечительского совета» – это унижение для независимой (и большой в европейском масштабе) нации, однако реальная его альтернатива – затянувшийся вооружённый конфликт и экономический коллапс, продолжающий разрушать и легитимность государства, и скромный уровень благосостояния населения.

Любые старания создать на месте «тройки» попечителей «пару» могут лишь испортить подобный механизм надзора за оздоровлением Украины. Если это возьмут на себя США и Россия, всё вскоре сведётся к привычному соперничеству между обеими «супердержавами», а Украина станет рингом для очередного матча дипломатического бокса. К тому же, без рыночной и финансовой поддержки со стороны ЕС оздоровление украинской экономики нереально. Если США откажутся от участия в попечительстве, то ЕС – как уже, к сожалению, подтвердилось в нынешнем году – не сможет удержать равновесие сил с российскими амбициями, так как США были и будут «сильнейшим европейцем». Ещё бессмысленнее стал бы этот проект, если бы его взяли на себя только ЕС и США, избегая звать на помощь РФ. Без сотрудничества с Россией у Украины нет никаких реальных шансов прекратить военное противостояние и предотвратить риски его возобновления, интегрировать нынешние «взбунтовавшиеся территории» и найти приемлемое решение для своих отношений с Крымом.

Однако такое попечительство прежде всего требует мирового соглашения между самими попечителями – а это невозможно без участия более гибких и мотивированных западных дипломатов. Осталось лишь найти их, выдвинуть и ободрить.

* Ради экономии читательского времени, в анализе ситуации монолитность и эффективность сиюминутной политики, проводимой Россией, принимаются в качестве констант, с чем нам, политикам ЕС, приходится считаться – при отсутствии иллюзий кардинально изменить это в ближайшее время.

Янис Урбанович - президент «Балтийского форума» (Латвия).

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.