Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Анатолий Иванов: сначала ПБК, теперь «Комсомолка», кто следующий?

Автор: Сергей Рекеда

Анатолий Иванов: сначала ПБК, теперь «Комсомолка», кто следующий?

17.10.2013  // Фото: vigodno.crimea.com

Следом за прекращением вещания Первого балтийского канала в Литве набирает обороты новый скандал, связанный на этот раз с газетой «Комсомольская правда в Литве», на страницах которой была обнаружена запрещенная в этой стране советская символика. Главный редактор газеты «Литовский Курьер» Анатолий ИВАНОВ дал аналитическому порталу “RuBALTIC.Ru” интервью, в котором говорит, что все это части единой, заранее спланированной кампании, и следующим в списке ее жертв вполне может стать еженедельник “ЛК”:

- Г-н Иванов, «Комсомольская правда в Литве» существует уже несколько лет. Были ли ранее претензии к советской символике, размещенной на первой полосе газеты?

- Хочу сразу уточнить: у «Комсомольской правды в Литве» нет ни главного редактора, ни редакции – вообще ничего нет. Литовская КП получает контент в Москве и делает вторую и третью полосу своих материалов, причем эти полосы, как правило, берутся у «Литовского курьера», потому что они идут друг за другом «паровозом» – ЛК утром в четверг, а КП в обед в четверг – вот и все.

Существует договор на право распространения «Комсомольской правды» в Литве на этих условиях, но я не в курсе его деталей. Я как главный редактор «Литовского курьера» не занимаюсь КП – эта работа вообще не входит в сферу моих функциональных обязанностей. Тем не менее, ранее уже был похожие проблемы с символикой: раздался телефонный звонок из полицейского участка, я был приглашен для дачи «пояснений». Девушка следователь должна была разобраться с жалобой одного из граждан Литвы (я не знаю, кто конкретно это был, все это покрыто тайной).

Причины жалобы были те же – советские символы. Было заявлено, что образ Ленина, серп и молот, красная звезда присутствуют на газете, которую издает «Литовский курьер», хотя подчеркну – ЛК ничего не издает; издает ЗАО LK MASSMEDIA – это немного другая структура, которая издает «Литовский курьер» и печатает две полосы в «Комсомольскую правду». Полицейские сами смеялись над это ситуацией, потому что ничего более идиотичного им еще в жизни разбирать не приходилось.

Но так как официальный ответ им нужно было дать, то я им объяснил, что существует бренд, к которому привыкло достаточно большое количество людей и мы не виноваты, что этот бренд носит, в том числе, и элементы советской символики – на Ордене Ленина барельеф Владимира Ильича, на Орденах Трудового Красного Знамени серп и молот. Меня тогда спросили, можно ли как-то это изменить? Я предложил попробовать изменить бренд CNN или BBC и посмотреть, что из этого получится.

- Почему же тогда, на Ваш взгляд, вдруг снова возникли претензии к внешнему виду КП?

- Что касается нынешней волны, то она совершенно не случайна - она хорошо спланирована. Можно откровенно сказать, что ее планировали умные люди, и качеству их работы можно только поаплодировать, потому что заранее была проведена массированная идеологическая обработка, более или менее авторитетные в Литве фигуры говорили о тлетворном влиянии российского телевидения, российской культуры и пр.

И, наконец, вышло выступление консерватора Кястутиса Масюлиса, в котором он заявил, что Россия ведет холодную войну против Литвы. Это уже была стартовая отмашка, после которой начала развиваться ситуация вокруг Первого Балтийского канала, которая закономерно перетекла в кампанию против «Комсомолки» и нетрудно угадать, кто будет следующей жертвой…

- То есть, на Ваш взгляд, взят политический курс на сворачивание русскоязычных СМИ в Литве?

- Видите ли, очень легко управлять людьми, которые пользуются одним источником информации. Ведь мы в Литве имели, как и в большинстве европейских стран, возможность складывать мозаику самостоятельно из разных точек зрения. Мы даже не говорим сейчас о том, правильные эти точки зрения или нет – они просто разные: официальный взгляд, взгляд литовского коммерческого телевидения, взгляд компании Baltic Media Alliance, которой принадлежит ПБК (я бы сказал, что это точка зрения латышей, потому ничего общего с российским Первым каналом, эта команда не имеет за исключением того, что эксплуатирует бренд), взгляд английских газет, польских и т.д. В итоге складывалась мозаика отношения к какой-либо проблеме – например, к проблеме Сирии.

Теперь же из этого сегмента вырезан достаточно большой кусок – возможности, конечно, остаются, но они стали хуже. Я полагаю, что для государства, которое является председателем в Совете Европейского союза, такие вещи не очень работают на хороший имидж, тем более что представитель ОБСЕ госпожа Миятович даже высказала удивление по поводу того, что так легко можно закрыть телеканал.

И знаете, что ответил на это наш МИД? Понятно, что возмутились все, кто только мог возмутиться. Есть здесь такие «штатные возмутильщики». Но меня лично удивила позиция МИДа: там, вроде, неглупые люди работают, но при этом они заявили, что «свободу СМИ нельзя сравнивать с целенаправленными усилиями умалить память о погибших».

- То есть события 13 января 1991 г. являются сейчас в Литве, по сути, не столько историческим событием, сколько идеологической константой?

- У нас в Литве нет объективной истории 13 января. Как мне объяснили в Институте истории Литвы, государство не разместило заказ на написание такой истории. У нас существует история по покойному Витаутасу Петкявичюсу, история по Витаутасу Ландсбергису, история по бывшему министру обороны Андрюсу Буткявичюсу, история по Ромуальдасу Озоласу, история по Альгирдасу Палецкису

откровенно говоря, для такого важного события слишком много интерпретаций.

Хотелось бы, чтобы была написана объективная история, тем более что сделать это пока еще несложно: тысячи живых свидетелей тех событий, историю можно воссоздать практически посекундно, но это никому не нужно, никто в этом не заинтересован. Поэтому объективно возникает мысль – что-то нужно спрятать.

Что нужно спрятать? Это в общем-то не такой большой секрет – роль первого и последнего президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева в этой истории достаточно туманна, но, тем не менее, она присутствует, а Литва никогда не посмеет апеллировать к общественному мнению с целью даже не осудить, а хотя бы допросить бывшего президента, потому что понятно, что человек, награжденный Нобелевской премией мира, не может быть подсуден. А вопрос 13 января решался не у Вильнюсской телебашни, и не в литовском парламенте, а решался путем телефонных переговоров между президентом Советского Союза и президентом США.

Но независимо от того ошибочно ли это мое мнение, оно все равно не имеет право на существование, потому что тема 13 января табуирована, а любая табуированная тема не получает никакого развития.

Я в качестве примера хочу привести ситуацию в самой демократической державе мира – США. Убит президент Кеннеди: состоялся суд, осуждены убийцы и т.д. Тем не менее, с завидной периодичностью в американском обществе возникает вопрос: а было ли на самом деле все так, как было? И журналисты спокойно занимаются поиском новых фактов, публикуют их, хотя, наверное, убийство президента для американцев и американского государства тоже больная тема. А под «попытку целенаправленных усилий по умалению памяти о погибших» можно подвести, что хочешь.

К сожалению, литовские консерваторы вопреки своим партийным установкам и общепринятым евротенденциям сами сознательно разжигают национальную рознь, разжигают ненависть между людьми, населяющими Литву, друг к другу.

Для того чтобы в этом убедиться, достаточно хотя бы прочитать комментарии на DELFI. Вот госпожа Раса Юкнявичене, «великий патриот» с комсомольским билетом у сердца, объявила, что не надо читать этих русских газет, и сразу пошли агрессивнее комментарии: «маскалюкасов» надо уничтожать, пусть они убираются в свою Россию и т.д. Это что XXI век? Это что традиции европейских консерваторов?

- Видимо так политической элитой Литвы представляется то, как должна выглядеть прогрессивная демократическая держава, ведь эта страна претендует на роль эталона евроинтеграции для республик постсоветского пространства…

- Именно так и представляют. Причем есть позиция направленная вовне, и есть позиция внутри страны.

Так вот эти две позиции очень сильно между собой разнятся – внешне все выглядит очень пристойно, а литовские консерваторы это единственные люди, которые беспокоятся о налаживании отношений между Востоком и Западом, выступая в роли моста. И есть работа, направленная на внутреннего потребителя, и русские здесь вторые жертвы, первые – поляки, 2,5 года психоза вокруг польского национального меньшинства. Теперь русские. Кто будет следующим?

Мы имеем прекрасный пример июня, июля и августа 1941 г. Именно такие люди, такие «патриоты», доведенные до состояния звериной ненависти, убивали евреев.

- Запрет ПБК, теперь скандал из-за орденов КП. И все это во время президентства в ЕС. Это что: головокружение от успехов или, наоборот, у политического руководства Литвы сдают нервы от возложенной на них ответственности?

- Я думаю, это проявление политической нервозности, потому что говорить о головокружении от успехов – это было бы достаточно легкомысленно, потому что никаких успехов-то особых и нет.

Каждый день приближает нас к саммиту Восточного партнерства в Вильнюсе, при этом позиции достаточно шаткие, но нашему государству, да и нам всем, не хочется провалить работу, которую общими усилиями многие государства делали на протяжении ряда лет.

Я вчера очень интересный комментарий отыскал в интернете, цитирую близко к тексту: «Будет просто смешно, если решения будут приниматься в последнюю минуту, прямо в Вильнюсе. И прямо в Вильнюсе лидерам, прибывшим на саммит, будут говорить: “Извините, мы с вами не можем подписать договор в той или иной форме или парафировать его”». Времени мало, а решений нет. Я думаю, это накладывает определенный негативный отпечаток. Никто не хочет проигрывать – все хотят быть победителями.

- Действительно, вильнюсский саммит приближается. Не связываете ли Вы ситуацию вокруг ПБК и КП с попыткой «зачистить» часть информационного пространства, через которое транслируется иногда альтернативная точка зрения на эту тему?

- Не думаю. Как говорит литовская народная мудрость, «нужно быть бедным, но честным».

Влияние русскоязычных СМИ на информационном ландшафте Литвы незначительно.

Подавляющее число людей в Литве, особенно представителей молодого поколения, понятия не имеют, что выходит какая-то «Комсомольская правда», выходит какой «Литовский курьер», существует какой-то Первый Балтийский канал. Это для них открытие, и это тоже можно отследить по комментариям на интернет-порталах. Люди открыто пишут: «Никогда не знал, что есть такая газета - сейчас пойду куплю».

Понимаете, если это борьба с оппонентами, то это борьба с оппонентами фантомами.

Лично я благодарен, что пропиарили русские СМИ Литвы, к ним возник интерес. Люди, которые никогда не смотрели «Человек и закон», теперь говорят: «Да я из принципа посмотрю, что там показывают!» Поэтому зачистки никакой нет, просто надо на ком-то «оторваться». Плохой хозяин бьет первую попавшуюся собаку, чтоб только кого-то полупить.

И, честно сказать, я также не в восторге от заявлений представители нашей Комиссии по радио и телевидению. Я всегда считал, что в такой структуре должны быть собраны, по крайней мере, здравомыслящие, адекватные люди. Я не могу говорить обо всех, хочу сказать лишь об одном – бывшем руководителе Союза журналистов Литвы, господине Радзявичюсе. Он тут разразился заявлениями о том, что пропаганда и свобода слова – это немного разные вещи.

Я хотел бы ему напомнить, что, когда он судился за право иметь собственное мнение с руководителем газеты «Республика» господином Томкусом, его поддержало все журналистское сообщество, а теперь Радзявичюс, забыв о том, как он отстаивал свое право на высказывание личного мнения, осуждает автора программы «Человек и закон» господина Пиманова за то, что у Пиманова другое мнение, отличное от Радзявичюса.

Это уже не в какие рамки не лезет, это просто позор!

- Насколько я понимаю, претензии к КП пока неофициальные, скорее, проблему пытаются подогреть на общественном уровне. Какова вероятность того, что дело дойдет до суда?

- Во вторник один из активных представителей консерваторов Юргис Разма (кстати, достаточно здравомыслящий человек, не из слепых фанатиков) официально обратился к генеральному комиссару полиции с просьбой прояснить ситуацию, и если не принимались никакие меры раньше, то принять их. Нормальный законный ход, посмотрим, как это будет развиваться.

- Вы говорите о консерваторах, как об инициаторах и исполнителях давления на ПБК и КП. Почему тогда молчат социал-демократы, правящая коалиция, которая, по идее, не заинтересована в подобных скандалах, которые бьют по имиджу Литвы во время ее председательства в ЕС?

- Это наша обычная практика. Никто ни за кого не будет заступаться – пусть грызутся двое, а третий постоит в стороне. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.