Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Борис Цилевич: «Нынешняя Конституция устарела? Давайте примем новую»

Автор: Александра Рыбакова

Борис Цилевич: «Нынешняя Конституция устарела? Давайте примем новую»

02.04.2014

В конце марта правящие политики Латвии в первом чтении одобрили проект изменений в Конституцию страны, который предусматривает включение в нее спорной преамбулы. Портал RuBaltic.ru побеседовал о необходимости принятия поправки, реакции на этот закон и его последствиях с правозащитником и кандидатом в Европарламент от партии «Согласие» Борисом ЦИЛЕВИЧЕМ:

- Г-н Цилевич, преамбула к Конституции действительно является необходимостью? Зачем было принято решение написать её?

- Мы считаем, что она отнюдь не является необходимой. Решение исключительно политически мотивировано. А по мнению правящей коалиции, это необходимое условие, чтобы не позволить народу Латвии принять некоторые, с точки зрения нынешних политиков, неправильные решения.

Строго говоря, преамбула - не поправка, которая меняет конституционные нормы. Однако она создает некоторую юридическую рамку, контекст для интерпретации существующих норм Конституции. Если раньше можно было, ссылаясь на конституционные нормы, оспаривать в соответствующем суде некоторые сомнительные положения о законах, то преамбула это в значительной степени затруднит.

К примеру, раньше можно было обжаловать языковые ограничения, апеллируя к принципу равенства всех граждан. А теперь, если в новом документе будет закреплена в качестве основной цели защита латышского языка как государственного, то этот аргумент и другие моменты становятся сравнимыми с такими принципами, как равенство всех граждан.

Мы считаем, что это неправильный подход. Подобные нормы, по сути дела направленные на закрепление некоторых неизменяемых статей Конституции, по существу ставят суверенитет народа Латвии как высшего законодателя под сомнение.

Очевидно, нынешняя правящая коалиция считает, что лучше, чем весь народ, знает, что нужно государству. И хочет таким образом не допустить каких-то ошибок, которые в будущем могли бы совершить граждане нашей страны.

- Вы упомянули о том, что преамбула нужна для недопущения неправильных решений жителей Латвии. Что именно Вы имели в виду?

- В первую очередь мысль ввести некоторые неизменяемые статьи Конституции, которые постепенно трансформировались бы в идею преамбулы. Это реакция на референдум об основных языках. Также концепция изменения гражданства, возможно, другие вещи, которые нынешняя элита считает неправильными.

- Необходимо ли одобрение конституционного большинства в Сейме для включения преамбулы в Конституцию?

- Да, несомненно. В первом чтении проголосовало минимально необходимое количество - 67 депутатов. Такое же большинство потребуется и в последующих этапах.


- Новая формулировка преамбулы гласит: «Латвийская республика создана путём объединения исторических латышских земель на основе непреложной воли латышской нации и её неотъемлемого права на самоопределение». Не усилится ли градус национализма в этой новой редакции преамбулы? Что грозит нелатышской части жителей Латвии в случае её принятия?

- Это одно из тех соображений, по которым мы не можем поддержать данную поправку. Считаем, что такой подход противоречит принципу равенства всех граждан независимо от их происхождения. Сторонники преамбулы говорят, что это не более чем констатация исторического развития событий. Что в той же преамбуле говорится и о правах национальных меньшинств, которые никак не подвергаются сомнению.

С нашей точки зрения - это слабый аргумент.

Права национальных меньшинств ни в коей мере не являются компенсацией за отказ в участии в самоопределении всей политической нации.

Сейчас, спустя 90 лет после принятия Конституции, говорить, что основатели на самом деле имели в виду нечто другое и что необходимо принять преамбулу, чтобы реализовать волю предков, - странная идея. Если уж ситуация настолько изменилась, давайте примем другую Конституцию! А не будем приписывать отцам-основателям какие-то идеи, которые на самом деле являются продуктом мысли современных политиков Латвии.

- Может ли, на Ваш взгляд, данная поправка вызвать волну недовольств?

- Она уже вызвала волну недовольств наряду с некоторыми другими инициативами правящих политиков. Не думаю, что дело дойдёт до столкновений или существенного роста напряжённости. Для всех жителей страны стабильность и гражданский мир - значительная ценность. Это не просто какая-то пассивность, а скорее осознание, что силовое решение никому ничего хорошего не принесёт. Поэтому правительство и оппозиция всегда действовали достаточно осмотрительно, не пересекая красной черты. Были и более критические опасные ситуации.

Просто принятие преамбулы ещё больше будет способствовать отчуждению русскоязычных латвийцев от правительства и, по сути дела, углубит раскол в обществе. Предполагается, что новый документ должен укрепить единство в обществе, но, очевидно, результат будет совершенно противоположным. Правящая коалиция либо искренне не понимает, либо не хочет понимать сути политических процессов в обществе.

- Комитет ООН по правам человека считает, что Закон о языке в Латвии содержит дискриминационные нормы. Это было уже третьим заявлением от этой комиссии. Собирается ли правительство Латвии предпринять какие-то шаги по этому поводу? И почему власти Латвии не реагировали ранее на подобные заявления?

- Правительство уже заявило, что не собирается ничего предпринимать и не согласно с заключениями Комитета. Дело в том, что заключения этого учреждения не имеют юридической силы. Тем не менее, вступая в ООН, государство принимает на себя определённые обязательства. Серьезно к ним относиться, следовать этим рекомендациям - вопрос хорошего тона.

Формально, заставить Латвию никто не может, но это существенно подрывает международную репутацию нашего государства.

- Вы возглавляете список партии Согласие на выборах в ЕП. Как Вы думаете, какие возможности открывает Европарламент для решения проблем нацменьшинств в Латвии?

- Строго говоря, нормативные документы Европейского союза не содержат жёстких ограничений и предписаний в отношении прав меньшинств. Этот вопрос не находится в формальной компетенции ЕС. Правда, с момента принятия Лиссабонского договора Европейская хартия фундаментальных прав вошла в его состав и стала юридическим документом. В хартии есть статья о защите прав нацменьшинств.

В составе ЕС есть государства, отрицающие существование на своей территории нацменьшинств, отрицательно относящиеся к их правам. Речь идет о Греции, Франции. Поэтому принятие обязывающих нормативных документов в рамках базы ЕС вряд ли возможно.

Впрочем, у этой организации есть и другие методы борьбы. К примеру финансового характера. Также различные программы и проекты, направленные на сохранение и развитие культурного многоязыкового разнообразия. Всё это можно использовать в своих целях.

В конце концов, работая в Европарламенте и влияя на позицию своей политической партии, можно формировать отношение ко всем этим вопросам. Государство - член ЕС не может быть безразлично к своей репутации.   

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.