Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Дура lex: на литовца завели дело за карикатуру с советской символикой

Автор: Александр Носович

Дура lex: на литовца завели дело за карикатуру с советской символикой

29.01.2014  // Фото: isrageo.wordpress.com

На гражданина Литвы Витаутаса Тенкутиса завели уголовное дело за использование советской символики. Больше всего эта история, видимо, потрясла самого Тенкутиса: своей антисоветской карикатурой он рассчитывал получить поощрение от литовских властей, а вместо этого  теперь будет платить им штраф…

На листе формата А4 интимное действо двух фигурок. У одного из участников композиции вместо головы советский Знак качества, у другого, собственно, голова. Глаза прикрыты черной лентой. Сбоку красная звезда. Снизу надпись: «Сделано в СССР».Сделано в СССР.jpg

О том, что хотел сказать автор этим произведением, информация противоречивая. Сейчас Витаутас Тенкутис настаивает, что его «нетленка» - это произведение искусства. Совсем недавно он утверждал, что это политический жест. Житель Клайпеды разместил в сети карикатуру на некого Вайдаса Лекстутиса, который совершил по литовским меркам страшное - одобрительно отзывался о советском прошлом. «Живописец» заявил, что был возмущен заявлениями Лекстутиса о том, как хорошо было в Советском Союзе, а тем паче его критикой в адрес… самого Ландсбергиса!

Витаутас Тенкутис, видимо, думал, что его творчество может вызвать только восхищение литовских властей (если, конечно, вдруг произойдет чудо, и те обратят внимание на плоды его труда).

И чудо действительно произошло: литовские власти обратили внимание на своего горячего сторонника и завели на него...  уголовное дело.

Формально все понятно: "живопись" патриота Тенкутиса попала под закон о запрете в Литве советской символики, запрещающий публичную демонстрацию серпа, молота, пятиконечной звезды и прочих символов, связанных с Советским Союзом. Но как это выглядит по сути? Грек пошел на грека: за всю искреннюю и бескорыстную работу по отстаиванию идеалов литовской власти в социальных сетях эта власть взяла и поставила своего преданного избирателя в один ряд с «советскими» сосисками!

Вероятно, в этом случае произошел, выражаясь юридически, эксцесс исполнителя. Ведь если прибалтийские законы о запрете советской символики исполнять буквально, то вал запретов погребет под собой их судебные и правоохранительные органы. У них не останется времени ни на какую другую работу: только искать запрещенные символы, как героям Дэна Брауна. Искать и запрещать. С изъятием, составлением протокола и штрафами.

Причем начинать надо было бы с приграничных столбов: сразу на въезде в независимые страны Балтии крамола и непорядок – на синем флаге Евросоюза пятиконечные звезды водят хоровод….

Однако на практике такого не происходит. «Антисоветские законы» применяются точечно, выборочно и строго в подходящий момент. Пройдет депутат Сейма Раса Юкнявичене мимо газетного киоска и (внезапно!) обнаружит на газете «Комсомольская правда» советские ордена. До этого советские ордена печатались на газете все годы действия закона о запрете символики, и ничего ей за это не было. Едва ли до Расы Юкнявичене никто не обращал внимания на обложку «Комсомолки» - хоть бы тот же Витаутас Тенкутис. Но, во-первых, кто он такой, чтобы на этой теме пиариться, а, во-вторых, скандал с «Комсомолкой» ведь не на пустом месте возник, а в разгар внутриэлитной истерики из-за саммита «Восточного партнерства», судьбоносного для некоторых ее представителей.

Поэтому и клайпедский вольный художник, когда он творил свою карикатуру, вряд ли задумывался о запрете советской символики (о существовании которого он, как и все в Литве, наверняка, в курсе).

В отношении советской символики действует сугубо пропагандистский, избирательный подход: политическое руководство время от времени вбрасывает эту тему в повестку дня, чтобы граждане не забывали идеологических основ своей страны и были бдительны в отношении «русской угрозы».

То автомобиль с изображением серпа и молота не пустят на свою территорию, то крышки канализационных люков потребуют поменять, то предпримут новую атаку на колбасную продукцию «Советская», то советских солдатиков из магазина игрушек изымут. Вот и гражданин из Клайпеды попал под раздачу.

Подобного поворота сюжета он, разумеется, не предполагал – оказался предан собственными же кумирами. Вместо похвалы от родного государства, идеологию которого он так креативно отстаивает, приходится изворачиваться, чтобы не платить штраф и объявлять себя свободным художником – разве же это справедливо? Конечно, художника обидеть может каждый. Если уж литовская элита хочет быть политически принципиальной, то пусть пойдет навстречу своему интернет-активисту: объявит картинку произведением искусства, а автору присвоит титул Народного художника Литовской республики. Так сформируется новый жанр изобразительного искусства: социалистический сюрреализм.

В заявлениях литовских политиков, комментариях литовских экспертов и статьях литовских публицистов этот жанр давно уже сформировался. Осталось только воплотить его концептуальные основы на холсте.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.