Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Мнение: У ПБ не хватило мужества обвинить политика в разжигании вражды

Автор: Сергей Рекеда

Мнение: У ПБ не хватило мужества обвинить политика в разжигании вражды

28.03.2013  // Фото: ru.focus.lv

Полиция безопасности отказалась начать уголовный процесс в связи с высказываниями сопредседателя VL-ТБ/ДННЛ Райвиса Дзинтарса о том, что «9 мая нам ежегодно напоминает, что мы по-прежнему под угрозой, что существует угроза русификации…». С заявлением в ПБ обратился в начале марта депутат Сейма Валерий Агешин («Центр согласия»), по мнению которого, это высказывание, вероятно, направлено на развязывание межэтнической и межнациональной вражды. Параллельно с отказом Полиции безопасности В.Агешин получил повторные угрозы от так называемого «Народного трибунала», возглавляемого гражданином Германии латышского происхождения Линардом Грантиньшем. Юридическую сторону данных событий пояснил для ruBALTIC.ru магистр права, экс-депутат Сейма Юрий СОКОЛОВСКИЙ:

- Г-н Соколовский, правомерен ли отказ Полиции безопасности Латвии начать уголовный процесс в связи с высказываниями Райвиса Дзинтарса о 9 мая?

Та же полиция безопасности переодически находит какие-то подозрительные моменты, например, в комментариях на интернет-порталах. Другое дело, что необходимо определенное мужество, чтобы предъявить обвинения действующему политику, потому что действующий политик принимает решения, влияет на выделение денег той или иной структуре.

Собственно, у Полиции безопасности на этот раз такого мужества не оказалось, и при прочих равных они решили с правящими политиками не ссориться.

- Усматриваете ли Вы в известных словах Р. Дзинтарса ( «9 мая нам ежегодно напоминает, что мы по-прежнему под угрозой, что существует угроза русификации и что по-прежнему здесь живет огромное число врагов Латвии, которые при первом же удобном случае забудут все, что обещали с трибуны или на натурализационных экзаменах, и предадут латвийское государство») разжигание межнациональной розни и оскорбление определенной части латвийского общества?

Про конкретную какую-то категорию он не сказал, но намекнул на некоторую часть жителей Латвии, которая является такими же налогоплательщиками, как и его избиратели. Понятное дело, что политик должен следить за своей речью и за тем, к чему призывает. Картина с его слов такова: кругом одни враги и мы должны с ними бороться. Дело не дошло до каких-то юридических разборок, но с точки зрения моральной и этической, конечно, такие высказывания недопустимы.

- А раскол исторической памяти совпадает с разделением по этническому признаку? Входят ли в эту некоторую часть жителей Латвии, на которую намекнул Р.Дзинтарс латыши?

Если подойти к Памятнику Освободителям 9 мая, то отчетливо слышна латышская речь. Много латышей не только считают этот день праздником, но и, не боясь осуждения, приходят к Памятнику Освободителям. Много латышей воевало на стороне Красной Армии, в латышском стрелковом корпусе, поэтому нельзя сказать, что этот вопрос предусматривает только этническое разделение, но еще и мировоззренческое.

- То есть по логике Р.Дзинтарса (если опустить упоминание про натурализационный экзамен) можно и часть латышей зачислить в «огромное число врагов Латвии»?

Ну да – «враги, кругом одни враги». В этом нет ничего удивительного. Объединение «Все Латвии» и сделало свой политический капитал и вошло в правящую коалицию именно благодаря тому, что говорила, что есть какие-то враги, что мы должны с этими врагами бороться. Для определенной части избирателей это все еще работает, а зачем тогда, по их логике, это прекращать.

Если мы вспомним состояние еще 5-6 лет назад, то Райвис Дзинтарс со своими однопартийцами вообще считался страшным маргиналом: когда парламент рассматривал вопрос о границе с Россией, и был спорный вопрос относительно Пыталовского района, они стояли полуголые на морозе, разрисованные и громко орали.

Прошло несколько лет и те же самые пацаны стали благообразные, в костюмчиках, сидят на заседании правительства и входят в правящую коалицию, но внутренне они совершенно не поменялись и пропагандируют те же взгляды, которые они пропагандировали 5-7 лет назад, и из-за которых их называла та же правящая элита радикалами и маргиналами. Вся проблема в том, что этот маргинализм теперь и в правительстве.

Сейчас происходит кризис правительства, который вызван, прежде всего, поведением национал-радикалов. А 16 марта стало одним из серьезных катализаторов кризиса правительства. Националы недовольны своим местом в правительстве, а другие партнеры недовольны поведением вот этого объединения VL-ТБ/ДННЛ.

- Имеются ли в Латвии прецеденты, когда националистов судили за разжигание межнациональной вражды?

В отношении политиков нет. Сейчас есть достаточно серьезная тенденция, когда спецслужбы выявляют комментарии к каким-либо новостям на интернет-порталах. Я знаю, что есть ряд уголовных дел по этому поводу. Правда, до реальных сроков не доходило, но были уже уголовно осужденные за некоторые достаточно радикальные высказывания.

Это работает по отношению к обыкновенным жителям, но, к сожалению, не всегда работает с политиками, потому что политика – это сумасшедший дом, в котором позволяется гораздо больше, чем в приличном обществе.

Валерию Агешину также не раз поступали угрозы от бывшего жителя Латвии, а ныне гражданина Германии Линардса Грантиньша. Возможно ли привлечение этого гражданина другого государства к уголовной ответственности в Латвии или Германии?

Механизмы, безусловно, имеются. Если есть угрозы конкретному человеку, связанные или не связанные с политическими и мировоззренческими вопросами, этого уже достаточно для того, чтобы заводить уголовное дело, и человек может быть осужден, особенно если человек не только угрожал, но и что-то делал, готовил.

Все межправовые вопросы можно урегулировать. Это вопрос желания, это вопрос процесса, конкретного содержания того, в чем состояла угроза – от этого зависит квалификация содеянного. Это может быть и административное наказание, и штраф в рамках уголовного закона, и даже условные сроки.


Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.