Политика Политика

Эксперт: Ушаков и Сависаар выступают с позиций социального государства

Источник изображения: www.liveinternet.ru
remove_red_eye  1829 0  

Прошедшие в Таллине муниципальные выборы помимо очередной победы Центристской партии во главе с действующим мэром Эдгаром Сависааром запомнились рядом других особенностей: низким результатом правящей Партии реформ, победой в электронном голосовании ультраправого блока «Союз Отечества и Res Publica», успехом среди молодежи его представителя Эрика Нийлеса Кросса. Итоги выборов в эстонской столице в интервью порталу RuBaltic.Ru проанализировал профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, руководитель магистерской программы Санкт-Петербургского государственного университета «Исследования балтийских и северных стран», доктор экономических наук Николай МЕЖЕВИЧ:

- Николай Маратович, в Таллине в очередной раз на выборах абсолютное большинство на выборах получила Центристская партия во главе с Эдгаром Сависааром. Для Вас результат нынешних выборов был ожидаем?

- Для меня результат выборов был абсолютно предсказуем. Хотя агитационная кампания всех кандидатов, противостоящих Сависаару и центристам, была скоординирована: фактически центристы были поставлены перед необходимостью победить всех своих противников вместе взятых. Реклама реформистов прямо говорила, что их совместные с IRL и социал-демократами возможности вместе равны возможностям Сависаара – если они объединятся, то получим победу на выборах в Таллине.

В итоге центристы победили одни против всех. Это явно не является случайностью.

- Почему, на Ваш взгляд, на выборах в Таллине относительно успешно выступил блок «Союз Отечества и Res Publica», представители которого (в частности, Эрик Нийлес Кросс), судя по электронному голосованию, довольно популярны среди молодежи?

- Я думаю, что это тоже объяснимо. В условиях безусловно нарастающих проблем в экономике, да и, строго говоря, в политической системе эстонского общества, избиратели начинают тяготеть к наиболее крайним вариантам в рамках существующего политического спектра. А крайними вариантами (в виду отсутствия в Эстонии левых в принципе, по факту) получаются партия Сависаара, называющая себя центристами.

Но проблема в том, что левее центристов в Эстонии никого нет.

Потому что эстонские социал-демократы, являющиеся, судя по названию, левыми, никакими социал-демократами и левыми с точки зрения их партийной программы и предвыборных заявлений не являются.

В итоге модель экономической и политической жизни, предлагаемая Сависааром – это один фланг. А другой - крайне выраженная праворадикальная модель, доминирующая в Эстонии с 1992 года. Эту модель представляет когорта партий, вышедших из Партии национального возрождения Эстонии во главе с IRL.

Так что мы наблюдаем процесс разделения электората по двум полюсам: ничего удивительного в этом нет – это стандартное поведение электората в предкризисное время.

- Партия реформ показала на таллинских выборах результат, не соответствующий правящей партии. По Вашему мнению, является ли этот результат свидетельством кризисных тенденций в этой партии?

- Безусловно, хотя лидер партии, действующий премьер-министр Ансип и говорит, что они в остальной Эстонии имеют показатели гораздо лучше. Это действительно так, но надо учитывать, что Таллин – это не просто город и даже не просто столица Эстонии. В процентном отношении это больше, чем Лондон для Великобритании, на порядок больше и влиятельнее, чем Берлин для Германии. Если с чем-то его сравнивать, то, пожалуй, только с ролью Риги для Латвии.

- Кстати, вы не видите аналогий между последними выборами в Риге и Таллине? На них была одинаковая явка, примерно одинаковый результат победителя, победитель и в Риге, и в Таллине оппозиционен центральному правительству. Второе место занимали крайне правые партии, а главная правящая партия терпела поражение. Это набор случайных совпадений или все они объясняются общими тенденциями, действующими в прибалтийских столицах?

- Мне тоже показалось, что тенденции избирательных кампаний в Таллине и в Риге в значительной мере похожи. Есть и различия. Во-первых, экономическая ситуация в Латвии в целом еще более серьезная, чем в Эстонии. Все-таки Эстония среди трех прибалтийских государств, безусловно, является экономическим лидером. В Латвии ситуацию усложняет и планируемый переход на евро. В этих условиях электорат Риги (не только русскоязычные, но и латыши) начинает действовать по принципу: не важно, к какой партии относится тот или иной человек и кто он по национальности, а важно как он справляется с городскими муниципальными делами.

И в этом отношении и Нил Ушаков, и Эдгар Сависаар выступают с позиций муниципально-государственного регулирования – по сути, с позиций социального государства.

Такая политика вызывает поддержку электората вне зависимости от национального признака. Точнее поддержку большинства электората, которое понимает, что порядок в городе важнее фамилии мэра города или его политических взглядов по каким-то вопросам истории или международных отношений. Тут проявляется прагматизм избирателя: сперва он проявился в Риге, затем в Таллине.

- А возможно ли этот позитивный опыт распространить на всю территорию Латвии и Эстонии?

- Если говорить о Латвии, то, безусловно, в социально-экономическом, следовательно, и в политическом отношении Латвия существенно различается территориально. И здесь скорее проблема не в электорате, а в лидерах. Допустим, яркого харизматического лидера у Даугавпилса просто нет. Узкая кадровая линейка – это проблема многих стран Восточной и не только Восточной Европы.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up