Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Вторник
21 Февраля 2017

Каспаравичюс о России и Литве: жить рядом и не общаться - неправильно

Автор: Александр Носович

Каспаравичюс о России и Литве: жить рядом и не общаться - неправильно

24.10.2013  // Фото: www.balsas.lt

Двусторонние отношения России и Литвы последних месяцев многие эксперты оценивают как худшие за весь период после распада СССР. Что можно сделать для нормализации этих отношений, и какие проблемные темы препятствуют этой нормализации? Об этом в интервью RuBaltic.ru рассказал доктор гуманитарных наук, историк, эксперт в области международных отношений Альгимантас КАСПАРАВИЧЮС:

- В одном из своих интервью вы отметили, что литовское руководство много говорит и мало делает. Что, на Ваш взгляд, Литве сейчас было бы полезно сделать для нормализации отношений с Россией, а что самой России?

- Тут перемешаны политические и экономические вопросы; от этого возникает много недоразумений. Наверное, начать нужно было бы с того, чтобы литовская и российская сторона стали бы чаще общаться на политическом уровне – это был бы первый позитивный момент: две страны лучше поняли бы друг друга, стало бы больше взаимопонимания.

На данном этапе, за последние несколько лет такого взаимопонимания между Вильнюсом и Москвой я не вижу.

Сейчас я не хотел бы вдаваться в подробности и указывать людям, которые занимаются дипломатической работой, как им действовать.

Но все-таки с учетом нашего богатого совместного исторического опыта, нашего геополитического соседства, у нас есть очень большое пространство для общей работы, для взаимопонимания, для добрососедства.

К великому сожалению, мы как-то не можем найти того общего языка, который очень важен в общении между соседями. Вообще, жить рядом друг с другом и не разговаривать, не общаться – это очень трудно, и это неправильно.

Тем более, в культурном плане, по-моему, российско-литовский диалог очень хорошо работает.

Есть много совместных культурных проектов. Многие литовцы работают в Москве, а в Литву приезжают творческие коллективы из России. В этом плане, в культурном, все идет очень позитивно.

А вот в политическом плане и в экономическом у нас очень много деструктивных моментов.

- В нормализации отношений между государствами ключевое значение могут играть как раз общие экономические интересы. Но в случае с российско-литовскими отношениями подобная логика не работает, напротив даже, совместные экономические интересы воспринимаются Литвой как угроза. Почему так происходит?

- Я позволю не согласиться с вашей оценкой экономики как фундамента международных отношений. Можно взять в качестве примера межвоенное время, когда Литва и Советский Союз экономически мало сотрудничали, российская доля во внешнеэкономической деятельности Литвы никогда не превышала 3-3,5%, но, несмотря на это, политические и культурные отношения были довольно хорошие. Поэтому мы не должны преувеличивать значение экономики: по-моему, есть более существенные вопросы – общая история, историческая память, культурное сотрудничество, общее геополитическое пространство.

- Однако в диалоге между Москвой и Вильнюсом трудности очень часто связаны с исторической тематикой. Вспомнить хотя бы недавние события с ПБК и социал-демократом Брадаускасом. Чего не хватает на Ваш взгляд, чтобы вывести историю за пределы политики?

- Да, и в Литве, и в России в исторической науке все больше присутствует политика. Меня очень удивляет, что внешняя политика России в последние годы все больше, на мой взгляд, отождествляется с Советским Союзом.

Взять хотя бы недавнее заявление г-на Лукашевича, который сказал, что в 1991 году Литва была еще советской республикой. Если мы посмотрим на договор от 29 июля 1991 года, подписанный Ландсбергисом и Ельциным, мы увидим, что Россия признает Литву в качестве суверенного государства, начиная с 11 марта 1990 года, а Литва признает Россию как независимое государство, начиная с 15 июня 1990 года. Так что сейчас, получается, происходит отход от той юридической базы, которую заложили первый президент России Ельцин и тогдашний руководитель Литвы Ландсбергис.

Такие заявления с обеих сторон имеют и политическую окраску, они дают разным радикальным группам с обеих сторон по-своему интерпретировать историю. Самые большие проблемы начинаются, когда историю начинают интерпретировать не профессионалы, а дилетанты – радикалы с политическим уклоном.

- Что, на Ваш взгляд, мешает политическим элитам отказаться от дальнейшей политизации истории?

- И в Литве, и в России политизация истории – это очень удобная вещь для сплочения своего электората. Кроме того, мешает тот негативный груз, который присутствует в исторической памяти и в Литве, и в России.

Я сейчас не буду говорить про Литву: об этом я много пишу и говорю в интервью - пользуясь случаем, скажу про Россию. Неделю назад я был в Москве и обратил внимание на то, как конструируется историческая память в нынешней Российской Федерации. Один из основных национальных праздников в России отмечается 4 ноября в честь окончании Смутного времени, которое отождествляется с выдворением из Кремля Войска литовско-польского. Сейчас рядом с Кремлем поставлен памятник патриарху Московскому и Всея Руси Гермогену: по сторонам этого памятника мы видим два барельефа: они показывают польско-литовских захватчиков начала XVII века на одной стороне барельефа, а с другой стороны Кремль, освобожденный уже от литовско-польских захватчиков. В этом есть опасность: не получается ли, что Российская Федерация сегодня свою историческую память строит, в том числе на антилитовском и антипольском фундаменте?

И я не могу не признать, что точно такие же явления видны и в Литве, которая всю свою историческую память строит на фундаменте советской оккупации. Мы как будто больше ничего не видим в истории наших отношений с Россией, кроме того, что было с 1940 по 1990 год.

Понимаете, история, подлинная история – это вещь гораздо более просторная, сложная, великая, а мы оба – и Москва, и Вильнюс, выдергиваем какие-то части из этой общей истории и пытаемся на таких вещах выстраивать историческую память. Негативная историческая память – это всегда опасно, она может стать орудием в руках разного рода радикалов.    

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Курсом мордорнизации

Курсом мордорнизации

Реформаторские инициативы, подобные казахстанским, примерно в то же время появились в Узбекистане, могут в ближайшее время появиться в России или Беларуси, но никогда — в странах Прибалтики и Украине. Там категориями модернизации больше не мыслят.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Биография Виталия Чуркина

Биография Виталия Чуркина

Виталий Иванович Чуркин родился 21 февраля 1952 г. в Москве в семье авиационного инженера-конструктора.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо