Политика Политика

Кина не будет: странная логика литовского патриотизма

Источник изображения: http://miripiruni.org
  2412 0  

В Литве остановлено вещание Первого балтийского канала. Поводом для запрета стал сюжет с альтернативной официальной точкой зрения на события у Вильнюсского телецентра 13 января 1991 года. Пострадают при этом от запрета ПБК не авторы сюжета, а литовские телезрители и репутация страны.

Поводом для запрета вещания Первого балтийского канала стал выпуск программы «Человек и закон» 5 октября. Один из сюжетов программы был посвящен событиям 13 января 1991 года – трагической дате штурма Вильнюсского телецентра. Авторы сюжеты утверждали, что 14 человек, погибшие в этот день, стали жертвами провокаторов из «Саюдиса»: в них стреляли не советские военные, а снайперы с крыш соседних домов. В ответ на эту точку зрения второй по величине поставщик услуг кабельного телевидения в Литве Cgates прекратил вещание всего телеканала.

Программу «Человек и закон» выпускает ЗАО «Телекомпания Останкино» - логично было бы, чтобы именно с этой компанией боролись за историческую правду «патриоты» независимой Литвы. Вместо этого они наказали Балтийский Медиа Альянс, покупающий телевизионную продукцию российского Первого канала для ретрансляции в Прибалтике. По этой логике следующим виновным будет назначен телекабель, передававший сюжет о событиях 13 января.

«Клеветники» из «Человека и закона» гнева литовских «патриотов» на себе вообще не ощутили.

«Литовское общество, аналитики, политики во всех странах Балтии в последнее время много говорят об информационных войнах России против нас. Думаю, что последнее событие оскорбляет весь литовский народ, поэтому требует серьезной оценки», - заявила по поводу ПБК депутат литовского Сейма от партии консерваторов Раса Юкнявичене, потребовавшая остановить трансляцию телеканала в Литве и отнять у него лицензию на вещания.

В результате Первый балтийский канал отключили через день после злосчастного сюжета о штурме Вильнюсского телецентра, не дожидаясь ни официальных постановлений, ни даже начала расследования Комиссии по радио и телевидению Литвы.

Никакой ответственности создателей «Человека и закона», оскорбивших, по мнению депутата Юкнявичене, весь литовский народ, эта мера не предполагает. Скорее, наоборот, в жанре журналистского расследования сложно придумать более эффективный пиар, чем административные санкции за опубликованную информацию. Так что московские тележурналисты от раздутого литовской стороной скандала только выиграют. А кто проиграет?

Прежде всего, это сами литовцы, у которых из-за одного якобы оскорбительного для них сюжета, отняли любимые телепередачи: сериалы, ток-шоу, викторины.

В этом отношении действия литовских политиков нельзя сравнить даже с требованием ребенка побить пол, о который он удался. В требованиях ребенка есть хотя бы понимание взаимосвязи, а где логика у литовских политиков, решивших за слова российских журналистов наказать литовских домохозяек и пенсионерок?

Еще одной стороной, пострадавшей от действий литовских политиков, является собственно Литовская республика. Точнее, ее репутация.

Во-первых, литовским политикам и дипломатам теперь остается только надеяться, что история с ПБК не получила широкой огласки, когда они в очередной раз будут говорить своим «отсталым» коллегам из стран Восточного партнерства о свободе слова, недопустимости цензуры и праве на свободное получение и распространение информации.

Но надежды эти бессмысленны – уже получила: в украинских и белорусских новостях отключение в Литве русскоязычного телеканала попало в список главных тем.

Во-вторых, в тех же украинских и белорусских новостях даже сомнению не подвергалась мысль, что отключение ПБК – это ответ на запрет экспорта литовской «молочки» в Россию. Сколько раз литовская сторона говорила о «недопустимости тех методов, которыми действуют российские партнеры», а теперь получается, что литовские партнеры действуют точно такими же методами?

В-третьих, еще одно свидетельство литовской «демократичности» - отказ от судебного разбирательства и вообще от любых попыток доказать клевету российских телевизионщиков.

Если бы «оскорбленные» литовские политики собрали неопровержимые доказательства преступления советских военных у Вильнюсского телецентра и предъявили их в суде, то они одержали бы моральную и правовую победу над российскими «клеветниками».

Вместо этого последовал грубый запрет с отсылкой к местному закону, по которому «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

В-четвертых, по той логике, которой руководствовалась Литва, закрывая ПБК, Россия вправе «закрыть» саму Литву. «Ваша передача нарушает наши законы, поэтому мы ее закрываем»? Отлично. А Ваши требования компенсации за «оккупацию» противоречат нашей точке зрения и нашим законам. Что же, пора закрывать Литву?

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up