Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Лишь бы не было ЦС: насколько прочны латышские «красные линии»

Автор: Александр Носович

Лишь бы не было ЦС: насколько прочны латышские «красные линии»

07.03.2014

Социологические исследования показывают эрозию настроений латышского электората по одной из ключевых проблем латвийской политической жизни: вопросу о принципиальном недопущении партии «Центр Согласия» в коалицию и правительство.

Согласно совместному опросу ПБК и SKDS, основная часть избирателей «латышских» партий не готова поддержать создание коалиции с «Центром Согласия». Однако политические предпочтения латышей значительно различаются в зависимости от поддерживаемой ими партии. Например, среди избирателей Союза «зеленых» и крестьян число сторонников ЦС не намного меньше количества его противников. Готовы поддержать коалицию с участием «Центра Согласия» 40% избирателей, 46% заявили, что не готовы. Оставшиеся 14% заявили, что не определились по этому вопросу.

То есть абсолютного большинства у противников «партии русских» среди электората СЗК нет. Впрочем, «зеленые» традиционно были умеренны в национальных вопросах. Даже более показательны итоги опроса среди избирателей правящего «Единства». Сотрудничество с «Центром Согласия» одобрили бы 20% сторонников правящей партии.

Каждый пятый для партии, которая все последние годы дрейфовала вправо и сейчас по уровню национализма и русофобии занимает одну нишу с младшими партнерами из Национального объединения – это немало.

«Есть латыши, которые голосуют за «зеленых и крестьян», и есть латыши, которые голосуют за «Единство» - это немножко разные латыши. В целом особенность латвийского национализма в том, что латыши очень терпимы – на бытовом уровне они вполне доброжелательно относятся к людям другого языка и другой национальности. Но когда речь заходит о большой политике, то здесь начинают работать принципиально иные механизмы», - прокомментировал RuBaltic.Ru отношение латышей к коалиции с «Центром Согласия» политолог Юрис Розенвалдс.

В то же время профессор Латвийского университета утверждает, что у латышского электората нет безусловного отторжения ЦС: на национальном уровне четверть голосов, отданных за эту партию, составляют голоса латышей. На последних выборах в Риге за «Центр Согласия» голосовало больше латышей, чем за партии правящей коалиции, которые использовали националистическую риторику.

Таким образом, имеет место постепенная эрозия политических взглядов латышского электората. Разделение на власть и оппозицию по этническому признаку, безусловно, поддерживается на уровне правящей элиты. На бытовом уровне, уровне латышских избирателей нет подобной бескомпромиссности - есть нюансы.

Есть еще один фактор, которой условно можно назвать «эффектом Партии реформ». Политический проект экс-президента Затлерса, как известно, шел на выборы 11-го Сейма с обещаниями кардинальных перемен в стране. В политической сфере кардинальные перемены включали в себя борьбу с влиянием олигархов и отказ от этнического размежевания, то есть сотрудничество с «Центром Согласия» в общем правительстве.

Сам доктор Затлерс перед выборами уверенно заявлял, что Партия реформ не изменит принятому решению о коалиции с «Центром Согласия» - ее не остановят даже танки. Такая решительность с упоминанием танков принесла свои плоды – партия Затлерса на досрочных выборах 2011 года получила 20%, второй результат после ЦС. Это была партия, среди избирателей которой было всего 7% русскоязычных. Даже у «Единства» было 8% русскоязычного электората от общего числа избирателей.

Получается, что оставшиеся латышские 93% избирателей Партии реформ, голосовавшие за перемены, под переменами понимали, в том числе, новую роль «Центра Согласия» - по сути, окончание режима этнической демократии в Латвии?

Это подтверждается и нынешней маргинализацией «реформистов». После того, как Партия реформ отказалась от каких-либо перемен, войдя в коалицию с «Единством» и Национальным объединением, её рейтинг рухнул ниже уровня статистической погрешности. Последний раз, когда его удалось разглядеть, этот рейтинг находился где-то на уровне 1,5%. Предательство Партией реформ своих избирателей-латышей стало для неё политическим самоубийством. А обещали Затлерс и компания перемены…

Теперь точно так же перемены обещают многочисленные сформированные к выборам проекты. Какой-то из этих проектов может воспроизвести «эффект Партии реформ» своим отказом от «красных линий». Возможно, это будет новый проект предпринимателя Айнарса Шлесерса. «Я бы позвал их в коалицию, так как они должны взять на себя ответственность за развитие Латвии. Нельзя 20 лет держать их в оппозиции и позволять, чтобы они критиковали тех, кто работает. Пускай они докажут, что могут», - заявил Шлесерс в феврале. Сказано это было, кстати, без малейшей симпатии к «партии русских». «Надо уметь сотрудничать с внутренними врагами. Проблемы существуют между партиями и политиками, которые пытаются копаться в прошлом и искать проблемы… Я хочу, чтобы появилось альтернативное предложение, а не только мелкий косметический ремонт», - сказал лидер «Едины для Латвии».

Колеблющуюся позицию по вопросу ЦС занимает другой ветеран латвийской политики, также собирающийся вернуться в игру – ныне лидер «Для развития Латвии» Эйнарс Репше. В прошлом году он допускал возможность коалиции с ЦС, а в этом уже говорит, что такой партнер для его партии нежелателен. «Сотрудничать с ними было бы очень трудно. Меня пугает рост долговых обязательств Риги», — заявил экс-премьер. А еще есть Ингуна Судраба, которая до сих пор не высказалась о том, с кем она намерена сотрудничать – заявляет, что ей плохи и те, и эти. Но ведь рано или поздно определяться придется.

Поэтому образ «Центра Согласия» как прокаженных для латышских избирателей и латвийской политики устарел.

Партию, за которую голосуют под 30% избирателей, уже нельзя выносить за скобки при составлении предвыборных раскладов. Тем более что четверть избирателей ЦС – это латыши, для которых голосование за эту партию никакое не табу.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.