Тема недели:
Варшава намерена переформатировать отношения НАТО и России
Польша в преддверии саммита НАТО намерена бороться с преградами для милитаризации Восточной Европы.
Пятница
27 Мая 2016

Литовский пациент: хроника прогрессирующего председательства в ЕС

Автор: Александр Носович

Литовский пациент: хроника прогрессирующего председательства в ЕС

27.11.2013  // Фото: president.lt

Накануне кульминации литовского председательства в ЕС – Вильнюсского саммита Восточного партнерства уже можно подвести предварительные итоги пребывания Литвы «во главе Европы». Главный итог состоит в том, что такие специфические черты литовской политики как русофобия, шпиономания и комплекс осажденной крепости в сочетании с миссионерскими амбициями в странах бывшего СССР на полгода стали достоянием всего Евросоюза. Более того, председательство в ЕС вызвало резкое обострение этих национальных недугов.

О том, что председательство в Евросоюзе Литвы пройдет весело, европейцы поняли в первые же его дни июля, когда в солидном британском издании Financial Times вышло интервью с Далей Грибаускайте. Позабавленные общением с литовским лидером журналисты начали материал словами: «Литовский президент посылает месседж коллегам - европейским лидерам: остерегайтесь русского медведя».

Этот месседж стал в итоге девизом председательства Литвы.

Сказать, что литовское руководство амбициозно и с энтузиазмом отнеслось к своему «дежурству» во главе Евросоюза – ничего не сказать. В числе провозглашенных приоритетов председательства были укрепление энергетической безопасности, сотрудничество в регионе Балтийского моря, защита внешних границ ЕС, расширение взаимодействия ЕС со странами-участницами программы Восточного партнерства. Но на практике все литовские амбиции и весь энтузиазм обрушились на последний пункт.

Внешняя политика ЕС в восточном приграничье и, в частности, программа «Восточное партнерство» стали специализацией Литвы в Евросоюзе и темой №1 ее председательства в ЕС, ее пунктиком.

Литовская дипломатия довела концепцию Восточного партнерства до логического завершения.

Ее и раньше эта программа привлекала тем, что вычеркивала Россию из отношений ЕС со странами постсоветского пространства. Теоретическую основу свой борьбы с «российским империализмом» в Литве начали готовить заранее.

Еще в феврале этого года в стенах Сейма Литвы был представлен экспертный доклад «Евразийский союз: вызов ЕС и государствам Восточного партнерства». Авторы исследования в лице политолога Лауринаса Кащюнаса и Рамунаса Вильпишаускаса тогда рассказали своим высокопоставленным слушателям, почему «ЕС и Таможенный союз - это две территории с разными системами норм, а нормы ТС не приемлемы для европейцев, и по сути эти два образования являются различными проектами интеграции». Вывод доклада был прост: Литва в качестве председателя ЕС должен сдерживать новую «российскую чуму». А потому, получив инициативу в свои руки, Вильнюс принялся превращать Восточное партнерство в очередной «буфер», «санитарный кордон», пытаясь придать программе сходство с военно-оборонительным союзом.

Первым же мероприятием, проведенным Литвой в рамках председательства в ЕС, очень символично стал семинар по безопасности с участием представителей ЕС и стран-участниц «Восточного партнерства». Выступая на семинаре, министр обороны Литовской республики Юозас Олекас заявил, что построение безопасного соседства является стратегической задачей политики безопасности и обороны Литвы. По словам Олекаса, «взаимодействие со странами Восточного партнерства будет полезным для безопасности, как нашего региона, так и для безопасности всей Европы в долгосрочной перспективе».

Спустя несколько недель стало ясно, что тема безопасности и обороны в повестке председательства Литвы возникла не случайно: в августе в Вильнюсе заявили о намерении создать фонд стран ЕС для военной поддержки стран Восточного партнерства.

Спустя несколько дней после этой новости оригинальную литовскую интерпретацию восточной политики ЕС возвела на уровень геополитической идеологии Литвы президент республики Даля Грибаускайте. В завершение визита в Белый дом к Бараку Обаме 30 августа г-жа президент заявила, что балтийские и северные страны являются буферной зоной от России.

«Этот регион все же буферный в определенном смысле – с Россией», - заявила в Вашингтоне Грибаускайте, официально тем самым дав понять, против кого Литва пытается подружить Евросоюз и страны Восточного партнерства в рамках «общей политики в сфере безопасности и обороны».

«Буфер Грибаускайте» - это уникальная в своем роде модель внешней политики, которая предполагает, что существование Литвы является не самоцелью, а лишь средством. Равно как и другие балтийские страны, а также страны Восточного партнерства, Литва должна быть частью «живого шита», заслоняющего Европу от «имперских амбиций» России.

Собственно национальной внешней политики, равно как и национальных интересов, у этих стран нет и быть не должно.

Этот вывод практически полностью воспроизводят в своих речах и некоторые литовские дипломаты. Например, посол Литвы в Белоруссии Эвалдас Игнатавичюс в июльском интервью «Еврорадио» заявил: «Внешняя политика страны не особенно зависит от нового правительства и даже от избрания нового президента. Мы — страны Европейского союза, и действуем в тех рамках, которые обозначены консенсусом Евросоюза, где все решения странами ЕС принимаются единогласно и где основные направления дает внешняя служба Евросоюза — Кэтрин Эштон и ее команда».

Сейчас, накануне открытия Вильнюсского саммита «Восточного партнерства» нельзя сказать, что страны – участницы программы прельстились ролью, предлагавшейся им Литвой.

В их отношениях с Россией объективно много сложностей, но быть «буферами», «заслонками» и «живыми щитами» страны Восточного партнерства явно не хотят.

Однако геополитический императив Литвы, ее самопровозглашенная миссия требовали продолжать политику выстраивания буферной зоны от России вопреки всему. Ярче всего это проявилось в отношениях с Украиной.

Подписание Соглашения об ассоциации Украины с ЕС на Вильнюсском саммите Восточного партнерства стало сверхзадачей председательства Литвы в Евросоюзе. Ради этого Вильнюс пренебрег и европейскими ценностями, и остатками своей репутации.

Еще весной стало ясно, что с ассоциацией Украины будут проблемы: Киев не выполнил ни одного из требований, поставленных Брюсселем как условия для ассоциации. Тогда Вильнюс активнее всех в «новой Европе» стал убеждать Брюссель проявить терпимость и принять режим Януковича таким, какой он есть. Прямо заявляя коллегам по ЕС, что геополитика важнее абстрактных ценностей. «Несколько дней назад встречались президенты России, Казахстана, Белоруссии и они в шутку заявили, что Украина подписала договор об ассоциативном членстве с Евразией. Это шутка, но вы прекрасно понимаете - либо Украина будет в ЕС, либо в Евразийском союзе. Чего же мы хотим?», - заявлял, например, депутат литовского Сейма Бенедикт Юодка (СДПЛ).

Евросоюз хотел «заключить соглашение об эффективном партнерстве и добрососедстве со свободным, независимым, демократическим и правовым государством Украина», как сказал министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле.

К чести отдельных литовских политиков стремление к европейским ценностям в какой-то момент пробудились и у них: в сентябре в Сейм Литвы был подан проект резолюции с призывом освободить Юлию Тимошенко. Через два месяца парламент эту резолюцию отверг.

Как предельно откровенно пояснил депутат от консерваторов Мантас Адоменас, эта резолюция для Украины «создаст только больше предпосылок остаться на орбите России».

Нельзя сказать, что отказ присоединиться ко всему миру в требовании выпустить самую известную политзаключенную наших дней подорвал международную репутацию Литвы. Благодаря событиям внутри страны к моменту отклонения резолюции по Тимошенко международная репутация Литвы была уже и так порядком «подмочена».

В начале октября в Литве был отключен Первый балтийский канал. Причиной отключения стал сюжет российской телепрограммы «Человек и закон», в котором отрицалась официальная версия событий у Вильнюсского телецентра 13 января 1991 года. Беспрецедентный в условиях европейской свободы слова случай открытой государственной цензуры прогремел далеко за пределами Литвы. В ЕС своего текущего председателя явно не поняли – приостановку вещания ПБК осудила даже ОБСЕ.

После ПБК и заявления министра иностранных дел Линкявичюса о возможной блокаде Калининградской области стало ясно, что председатель ЕС пошел вразнос.

Внутриполитическая кульминация председательства Литвы в Евросоюзе наступила 31 октября, когда была опубликована «слитая» справка ДГБ, в которой утверждалось, что против президента Грибаускайте и других литовских политиков в преддверии Вильнюсского саммита, готовится информационная атака путем вброса пропагандистских, дезинформирующих материалов сотрудниками российских спецслужб.

То, что началось в стране после этой новости достойно самых сильных эпитетов: охота на ведьм, новый маккартизм, элитный невроз. Служба спецрасследований вламывается с обысками в офисы и частные квартиры, ДГБ допрашивает журналистов и политологов, издаются статьи-брошюры с общим месседжем «Болтун – находка для российского шпиона».

Однако не стоит забывать, что стране, демонстрирующей такую динамику превращения за рекордно короткий срок в Северную Корею Евросоюза, председательствовать в ЕС еще больше месяца. Поэтому, самое интересное еще, возможно, впереди.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров

Советский экзамен для Европы

Советский экзамен для Европы

Либерализм, несмотря на свое непримиримое отношение к коммунизму, всё чаще повторяет его ошибки. С одной стороны, нынешние «европейские ценности» имеют столько же общего с классическим либерализмом, сколько программа КПСС 1961 г. с марксизмом. С другой — весь этот набор ценностей в ЕС — это уже не способ сделать жизнь общества лучше, а система правил, в верности которой необходимо клясться.

Обама едет в Хиросиму... прощать

Обама едет в Хиросиму... прощать

К моменту бомбардировки Япония уже обращалась к Америке с предложениями о капитуляции. Шли закулисные переговоры о послевоенном устройстве, но все же Хиросима и Нагасаки обязаны были случиться. Почему?

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

От Вильно к Вильнюсу: «польский» вопрос в 1944 г.

От Вильно к Вильнюсу: «польский» вопрос в 1944 г.

Освобождение Вильнюса породило у польского населения надежды на будущее, по большей части, однако, не связанные с Литвой. Люди считали, что отныне служба в костелах будет вестись не на литовском, а на польском языке.