Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Михаил Хазин: Провал Вильнюсского саммита – проявление кризиса ЕС

Автор: Сергей Рекеда

Михаил Хазин: Провал Вильнюсского саммита – проявление кризиса ЕС

30.11.2013

В столице Литвы дан ответ на главную европейскую политическую интригу последних месяцев. Вильнюсский саммит Восточного партнерства оказался провальным – Соглашение об ассоциативном членстве Украины в ЕС на нем не было подписано, несмотря на многочисленные кулуарные торги первых лиц Европейского союза с президентом Януковичем. Кроме того, еще незадолго до саммита от парафирования аналогичного документа с ЕС отказалась Армения. Все эти дипломатические неудачи Брюсселя являются проявлением общего кризиса, который переживает Евросоюз, убежден известный российский экономист, президент компании экспертного консультирования «НЕОКОН» Михаил ХАЗИН. Более того, по мнению эксперта, выходом из этого кризиса является не расширение ЕС, а его «распад» и воссоединение на новых условиях, адекватных сложностям мировой экономики:

- Михаил Леонидович, Вильнюсский саммит Восточного партнерства закончился для Украины ничем. Киев продолжает попытки усидеть на двух стульях, а Брюссель – оставить лишь один европейский стул. Зачем, на Ваш взгляд, Европе так нужна Украина?

- Нужно, чтобы Украина не было с Россией. Дело в том, что вся современная западная политическая культура живет в рамках некого мифотворчества, которое было создано в 1970-1990 гг. Наиболее ярко это описал Бжезинский, который выдвинул тезис, что пока Россия с Украиной – то это политический игрок мирового масштаба, если Россия без Украины – то это второстепенная азиатская держава. Верно это или нет в данном случае совершенно не принципиально. Важно, что это политика, которой придерживаются современные западные элиты.

Именно эту задачу отрыва Украины от России они и решают. Причем между собой они этого даже не скрывают.

Но здесь следует сказать и о более тонких аспектах: многие дальновидные люди, в том числе и Бжезинский, в последнее время уже говорят о том, что задача Запада сейчас – Россию поднимать, потому что нужен естественный геополитический противовес Китаю в Евразии. Индия таковым противовесом сейчас не является.

Основываясь на этом, я допускаю, что многие политики Америки готовы отдать Украину в геополитическом смысле России. При этом нужно понимать, что современный Европейский Союз в своем политическом мышлении глубоко провинциален, ведь он живет реалиями десятилетней давности. Причин тому несколько. Это связано и с брюссельской бюрократией – любая бюрократия страшно консервативна. Кроме того, это связано со следующей вещью: будущее создается отдельными личностями, которые тянут за собой массу, а в Европе все решает консенсус, поэтому эти отдельные личности вынуждены тянуться за массой.

- Действительно, даже по вопросу Тимошенко были заметны расхождения между США и восточными членами ЕС. Вашингтон стоял на принципиальной позиции, согласно которой подписание Соглашения невозможно без освобождения оппозиционерки, а Литва как председатель ЕС аналогичную резолюцию в Сейме провалила и даже сочла вредной для европейского будущего Украины. С Ваших слов получается, что эти страны уже отстают от внешней политики США?

- Совершенно точно. Есть куча вещей, в которых США убежало от ЕС. Например, Сирия. Кэмерон говорит: «Нам нужна война в Сирии». Даже Хилари Клинтон говорит, что нужна война в Сирии. А Обама говорит, что война не нужна. Почему? Потому что Обама смотрит вперед и понимает, что США уже не вытянет эту войну.

Относительно же ситуации с Тимошенко я обращаю Ваше внимание: Германия до последнего дня не говорила, что подпишет соглашение.

Да, были люди, которые говорили, что по геополитическим мотивам надо подписать, но в кулуарах говорилось: «Если выяснится, что надо платить – не подпишем». А Украина сказала: «Дайте денег!». И тогда Германия заявила, что это даже не обсуждается.

С Восточной Европой тоже понятно. Поляки тоже в кулуарах, разумеется, говорят: «Правобережная Украина – это наша польская территория». Поэтому нужно заставить Украину подписать ассоциацию, разрушить там полностью всю экономику, довести население до тотальной нищеты и забрать спокойно свою территорию – правобережную Украину.

- Это геополитические мотивы, а в чем состоят экономические?

- У нынешнего Евросоюза есть страшные проблемы, которые удивительно напоминают проблемы СССР конца 1980-х гг. То есть кризис уже настолько велик, что жить со старым сводом правил и законов уже невозможно. У ЕС нет механизмов для жизни в условиях падающей экономики, начинаются центробежные тенденции. Поэтому единственное, что идеологически может скреплять Евросоюз – это идея расширения.

Подчеркиваю – идеологически. Ведь они не собираются включать Украину в Евросоюз. Это лишь идея, которая активно пропагандируется.

При этом они не понимают, что Украина находится в тяжелейшем экономическом положении и ее локальный отказ от евроинтеграции вызван тем, что Россия четко дала понять: льгот для ассоциированных членов Евросоюза не полагается. То есть Украину никто не собирался обижать, ее просто собирались вывести из льготного статуса, а это для нее в ее нынешнем экономическом положении неприемлемо. Тот же Янукович ведь даже не читал это Соглашение, он действовал из своих идеологических догм, а идеологические догмы украинской элиты связаны с Европой. Но как только ему объяснили реальность – приехал Глазьев, показал ему подчеркнутые желтым конкретные пункты договора, которые он собирался подписать, и объяснил, что из этого выйдет – Янукович отказался.

Проблема этого саммита в том, что вся система отношений в сложном конгломерате из России, ЕС, США, Украины живет по законам, которые были написаны еще до кризиса и которые, соответственно, не приспособлены к этому кризису.

- Соглашение об ассоциации так и не было подписано в Вильнюсе, а значит не были достигнуты ни экономические, ни геополитические цели Европы. Вы расцениваете этот факт как проявление кризиса внешней политики Европейского союза?

- Конечно. Только не кризиса внешней политики как таковой. Ведь кризис внешней политики – это лишь одно из выражений кризиса Евросоюза как модели: это проблема экономики, это проблема отношений внутри стран, это проблема долговая.

Соответственно, все это выражается и в проблемах внешней политики из-за того, что Европейских союз не приспособлен к внутреннему кризису нынешнего масштаба.

- Но если Украина продолжит путь евроинтеграции, очевидно, что руководство этой страны не будет столь покладистым, как, например, прибалтийские политики. Непредсказуемость Киева проявилась явно даже в связи с самим саммитом Восточного партнерства. Как Вы думаете, в ЕС не осознают или не боятся того, что Европа может быть заражена вирусом украинизации политического процесса?

- В Европейском союзе уже есть проблемные для Брюсселя страны. В Польше есть реальная национальная элита, которая борется за свои интересы. Есть еще Венгрия, которая уже практически начинает пугать открытым шантажом. И там, кстати, тоже очень сильная национальная элита.

Еще одна проблемная для Брюсселя страна – Греция. Здесь все понятно, в Греции просто самый большой долговой кризис. Проблемная страна также и Испания с 60% безработицы среди молодежи.

Есть, конечно, еще Великобритания со своими проблемами, Шотландией и постоянной конфронтацией с континентальными элитами.

Поэтому подобных внутренних проблем у Евросоюза предостаточно и без Украины, тем более что ее же никто туда принимать не собирается.

- В связи с ассоциацией Украины и ЕС обычно обсуждается кто из политиков кого переиграл. Но интереснее узнать выиграло или проиграло украинское общество от того, что Соглашение в Вильнюсе так и не было подписано?

- С экономической точки зрения украинское общество от подобного финала этого саммита, конечно, выиграло, потому что Соглашение об ассоциации было абсолютно кабальным.

Но проблема в другом, ведь Соглашение можно переписать, чтобы оно не было кабальным. Проиграли в этой ситуации все, абсолютно все, потому что нельзя идти вперед, смотря назад. Все эти идеи о расширении Евросоюза, ассоциированном членстве и т.д. предполагают, что все будет как раньше. А мы вступили в совершенно иное состояние – экономический кризис будет продолжаться, уровень жизни населения будет падать и т.д.

Я только вчера написал текст о том, в чем разница между Европейским союзом и Таможенным союзом. В нем я написал, что главная проблема ЕС в том, что за последние десятилетия создан корпус законодательства, который предполагает наличие некого ресурса для перераспределения внутри Союза.

Этот корпус нельзя поменять радикально, потому что там колоссальное количество перекрестных связей. Для того чтобы его исправить и привести в соответствие с нынешними условиями, его нужно отменить полностью и начать абсолютно новый раунд переговоров по новым правилам между странами.

Если проделать всю эту работу, то я допускаю, что в ЕС попадут страны, которые прежде не состояли его членами. Но также и произойдет то, что гораздо страшнее для Брюсселя – исчезнет евробюрократия.

Так вот на территории Таможенного союза именно такая работа была проведена в 1988-1991 гг. Распался сначала СЭВ, потом СССР, а теперь происходит «сборка», но на совершенно иных условиях. Вот Евросоюзу надо тоже, условно говоря, распасться, а затем сесть и вместе написать новые принципы Евросоюза с учетом нынешней ситуации.

Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.