Политика Политика

Не болтай: справка ДГБ как литовское «дело Либби»

25 Ноября 2013
remove_red_eye  2684 0  

В центре скандала со «сливом» в информационное пространство закрытой справки ДГБ предсказуемо оказалась Администрация президента – в разглашении государственной тайны подозревают старшего советника президента Литвы Дайву Ульбинайте. При ближайшем рассмотрении «дело Ульбинайте» имеет очень много общего с «делом Либби» - главы аппарата вице-президента США Дика Чейни, который «раскрыл» действовавшего под прикрытием сотрудника ЦРУ, чтобы отмстить ее мужу. Льюиса Либби тогда приговорили к реальному уголовному сроку, а если Америка для Литвы – пример для подражания, то и история со справкой ДГБ должна окончиться тем же.

Продолжающийся в Литве почти месяц шпионский детектив с утечкой секретных материалов Департамента госбезопасности вплотную подобрался к площади Дауканто. Хотя Даля Грибаускайте с самого начала находилась в эпицентре разразившегося скандала, имя президента обсуждалось в контексте содержания справки ДГБ, но не в контексте факта «слива» этой справки в публичное пространство.

И вот после нескольких недель допросов политологов, обысков службы спецрасследований в офисе информационного агентства BNS и в квартирах журналистов, сотрудников агентства, внимание интересующейся историей общественности сосредоточилось на самом логичном месте, откуда могла «уйти» закрытая информация, подготовленная для президента Литвы. То есть на канцелярии президента.

В центре скандала оказалась старший советник президента Литвы Дайва Ульбинайте: на парламентских слушаниях с участием генерального прокурора Литвы Дарюса Валиса и директора ДГБ Гедиминаса Грины председатель коалиционной фракции «Порядок и справедливость» Пятрас Гражулис и некоторые другие депутаты Сейма дали понять, что именно Ульбинайте они считают ответственной за разглашение государственной тайны.

Спустя два дня после заседания парламента подозреваемая советница Грибаускайте организовала специальную пресс-конференцию, прошедшую в уникальном формате, свойственном только литовской «свободе слова» - с запретом журналистам задавать вопросы.

В результате брифинг для прессы превратился в очередную «пятиминутку ненависти», на которой советник президента рассказала о внешних и внутренних врагах, оживших к Вильнюсскому саммиту, о «кампании клеветы и лжи» против Дали Грибаускайте и Литвы (понимаемых как единое целое) и о сплочении против них «элитных сил российской разведки».

«Это политические жернова, которые по мере приближения саммита в Вильнюсе и президентских выборов используются для того, чтобы компрометировать Литву и президента Грибаускайте. Чтобы она не участвовала в президентских выборах. Для этого объединились и используют все внешние и внутренние силы, которым в последние пять лет стало сложнее воровать, мошенничать и оказывать влияние», - заявила тогда Дайва Ульбинайте.

Единственная конкретная информация, которую сообщила прессе сотрудница Администрации президента, состояла в том, что агенты службы спецрасследований проводили обыски на рабочем месте и дома у Ульбинайте.

И один этот единственный факт по важности перевешивает всю остальную патетику с заклинаниями о недремлющих врагах отчизны, из которой состояла пресс-конференция подчиненной президента Литвы. Значит, возможное участие президентуры в «сливе» справки ДГБ – это не только домыслы оппонирующих ей депутатов, а еще и версия разрабатываемая следствием.

Кроме того, на пресс-конференции Дайва Ульбинайте выдала очень примечательную, если вдуматься, фразу. «Я никаких секретных документов не получала. Меня только предупредили, что против Литвы и президента впервые в нашей истории сплотили элитные силы российской разведки. И к этому нужно готовиться», - заявила старший советник Дали Грибаускайте. Тем самым она дала понять, что не получала информации ДГБ в письменном виде, однако из ее слов следует признание, что справка ДГБ была пересказана ей в устной форме. А кто мог пересказать советнице Дали Грибаускайте содержание засекреченного документа о готовящейся против президента Литвы информационной атаке со стороны России? Версий две: либо та, для предъявления которой эта справка была написана, либо тот, кто ее написал.

В первом случае все очевидно: президент Литвы постоянно контактирует по работе со своей советницей. Если правильна вторая версия, то получается, что у Дайвы Ульбинайте есть какие-то особые отношения с Департаментом госбезопасности.

В результате получается, что Администрация президента так или иначе причастна к разглашению государственной тайны.

Были ли в новейшей политической истории прецеденты, когда в преступлении против национальной безопасности оказывались виновны важнейшие государственные институты? Самая точная аналогия с развивающимся сейчас в Литве шпионским скандалом – это так называемое «дело Либби».

В 2003г. из Администрации Президента США была произведена утечка секретной информации в газету Washington Post, которая раскрыла действующего сотрудника ЦРУ Валери Плейн, которая под прикрытием разрабатывала тему оружия массового уничтожения. Данная «утечка» была осуществлена с целью наказать высокопоставленного американского дипломата, бывшего посла по особым поручениям и бывшего члена совета национальной безопасности США Джозефа Уилсона - мужа Валерии Плейн.

Джозеф Уилсон был последним дипломатом, который встречался с Саддамом Хусейном перед началом войны в Ираке. Дипломат открыто высказал сомнения в отношении утверждений президента Буша, обвинившего Ирак в попытках тайно приобрести урановое сырье в Нигере для создания ядерного оружия. В 2000г. по заданию ЦРУ Уилсон ездил в Нигер, где убедился, что подобные обвинения не соответствуют действительности. Несмотря на подготовленный для Белого дома доклад, Джордж Буш-младший выступил в конгрессе с обвинениями против Багдада, оправдав ими военный удара по Ираку.

Джозеф Уилсон заявил, что «утечка», раскрывшая его супругу, была организована Белым домом «в отместку» за критику с его стороны и официально потребовал, чтобы министерство юстиции США и ФБР провели расследование и нашли автора «утечки».

Разглашение имени работающего под прикрытием кадрового сотрудника разведки считается в США федеральным преступлением и наказывается тюремным заключением на срок до десяти лет.

В 2007г. расследование завершилось тюремным приговором сотруднику Администрации Президента США, главе аппарата вице-президента Д.Чейни – Льюису Либби.

«Дело Либби» стало выдающимся примером того, как политические интересы отдельных групп элиты и даже отдельных политиков, одержимых элементарной жаждой отомстить оппоненту, приводят к преступлению против всего государства. Супруги Уилсон и Пейн были патриотами своей страны, честно работавшими на ее благо. И именно за честную и добросовестную работу администрация президента США разрушила их карьеру, передав закрытую информацию спецслужб в прессу. Президент Буш хотел развязать войну в Ираке, стоявший за ним техасский нефтяной бизнес хотел развязать войну в Ираке, а какие-то госслужащие не хотели войти в их положение и упорно продолжали давать не ту информацию, какая нужна.

Так что у всех стран случаются нелицеприятные для их истеблишмента истории. Важно, как они из этих историй выбираются. Американцы однозначно встали на сторону закона – супруги Уилсон и Пейн честно работавшие на Соединенные Штаты у них оказались «хорошими парнями», а «плохим парнем» - ближайший член команды президента Буша, получившей за раскрытие государственной тайны 7 лет. Правда, могущественный шеф его тут же помиловал, но от обвинительного заключения избавить не смог.

Если Литва считает Соединенные Штаты Америки эталоном общественного развития, то и в этой истории она должна равняться на американский опыт. И дать тому (или той), кто совершил преступление против государственной тайны реальный уголовный срок независимо от того, из каких «патриотических» соображений это было сделано.

В литовском случае высокопоставленный сотрудник Администрации президента вполне вероятно точно так же, как в США, совершила преступление, раскрыв государственную тайну ради конъюнктурных политических интересов своего руководства. Интерес американского руководства был добраться до иракской нефти. Интерес литовского – остаться во дворце на Дауканто на второй срок, выиграв выборы за счет нагнетания антироссийской истерии и поиска врагов. В обоих случаях ради отстаивания этих интересов было решено нарушить закон.      

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up