Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Немецкий эксперт: буферное мышление балтийских элит устарело

Автор: Алексей Саликов

Немецкий эксперт: буферное мышление балтийских элит устарело

19.02.2014

Избирательные кампании, стартовавшие в балтийских республиках, вызвали очередной всплеск русофобии. Например, в Латвии депутаты предлагают бороться с «засильем российских телеканалов», ввести уголовную ответственность за отрицание так называемой «советской оккупации». Не отстает и Литва, ситуация в которой иногда доходит до абсурда: под влиянием СМИ торговая сеть Iki пообещала убрать со своих прилавков игрушечные модели советских автомобилей. Более того, журналисты DELFI, одного из главных сетевых изданий страны, рассуждают о необходимости запретить показ церемонии открытия Сочинской Олимпиады из-за демонстрации в ходе представления советской символики. Подобный градус русофобии является одной из проблем, которая до сих пор отличает страны Балтии от своих европейских соседей, считает профессор Института стран Северной Европы университета им. Гумбольдта (г. Берлин) Берндт ХЕННИНГСЕН:

- Г-н Хеннингсен, регион Балтийского моря иногда в научной литературе квалифицируют как только еще формирующийся, недостаточно единый. Как Вы считаете, можем ли мы сейчас говорить о сформировавшемся регионе балтийского моря?

- Скорее нет, чем да. Я сам постоянно сталкиваюсь с трудностью в определении того, что собственно делает регион единым. Если оценивать регион субстанционально, то в РБМ нет единого языка, этнический состав неоднороден, различные религии, политические и экономические системы. Что же сравнительно одинаково, так это географическое происхождение – ледниковый период, и к этому все восходит. Есть несколько исторических дат, как, например, время Ганзы, которое послужило своего рода долговременным унифицирующим фактором в эстетическом и экономическом плане. Если мы приезжаем в Ригу или Росток, Стокгольм, в датские города или Любек, то мы видим североевропейскую архитектуру красного кирпича – это то, что объединяет. И все же главным объединяющим фактором, благодаря которому и можно говорить о единстве и сформированности какого-либо региона, его уникальности – это общность интересов. Например, это может быть мир, экономическое развитие, социальное развитие, политическое развитие. Такой общности интересов на Балтике нет. Поэтому с чисто научной точки зрения объединять страны, имеющие выход к Балтийскому морю, под общим названием регион Балтийского моря не совсем корректно.

- Что же мешает объединению стран Балтийского моря в единый регион?

- Здесь я повторю то, что уже сказал ранее: различные интересы.

И, может быть, отсутствие достаточного политического внимания. В современном обществе массовой информации существует одна большая проблема: «Only bad news are good news».

Мирный регион, в котором нет вооруженных конфликтов и общественно-политических катаклизмов, в котором ничего не происходит, не привлекает к себе внимания. Мы занимаемся Афганистаном, Ближним Востоком, Африкой, Балканами – то есть теми регионами, где неспокойно. Но здесь, на севере, кооперация функционирует довольно хорошо, по крайней мере, в сравнении с кризисными регионами. Поэтому трудно привлечь внимание к региону и его дальнейшему развитию. У нас хорошо функционирующий регион, который и дальше можно улучшать. Но политика нацеливается на большие поля, на шпионские скандалы, на гражданские войны и революции в других регионах вместо того, чтобы заниматься собой и своими соседями, углублением экономических, политических, культурных отношений с ними дальше.

- Как вы считаете, Россия принадлежит к этому региону?

- Да, конечно, Россия принадлежит к этому региону. Так же как Германия и Польша. Но эти страны очень большие и имеют много территорий, которые к РБМ имеют мало отношения или же вообще почти ничего не имеют с ним общего. Поэтому многое вертится вокруг вопроса о том, как далеко на юг или на восток можно рассматривать региональную принадлежность. В России это, конечно, Ленинградская и Калининградская области, а также, возможно, Псковская и Новгородская. Однако я не стал бы искусственно расширять рамки региона. В него следует включать только те территории, которые действительно имеют к нему непосредственное отношение: историческое, культурное, экономическое и т.д. Швеция, к примеру, включает в свою региональную политику в отношении РБМ также Украину и Беларусь. Я бы не стал этого делать: эти страны к региону балтийского моря не относятся.

- В конце января в Европарламенте состоялась встреча Посткома Парламентской конференции стран Балтийского моря. Вице-спикер эстонского парламента и президент Балтийской Ассамблеи Лайне Рандъярв тогда заявил, что «Претворение в жизнь стратегии для региона Балтийского моря будет успешнее, если мы привлечем к этому все страны данного региона, в том числе и Россию». Согласны ли Вы с данным тезисом? В чем вообще важность России для РБМ?

- Россия имеет центральное значение для региона и для политики стран РБМ, это с одной стороны.

Но, с другой стороны, интеграция России в общерегиональное сотрудничество могла бы быть больше и должна быть больше.

Здесь, на Западе, у нас сложилось впечатление, что Россия отдает предпочтение развитию отношений на билатеральном уровне, а не на мультилатеральном. Мне кажется, Россия должна больше, чем это было до сих пор, вести диалог одновременно со всеми, если речь идет о какой-то проблеме, затрагивающей несколько стран или весь регион в целом. Это касается и вопросов поставок газа и электроэнергии, т.е. энергетической политики в целом.

- При этом, пожалуй, не все представители региона так оптимистично смотрят на перспективы сотрудничества с Россией. Так, например, после последней встречи с президентом США Бараком Обамой летом 2013 г. президент Литвы Грибаускайте откровенно заявила, что страны РБМ являются «в определенном смысле буфером против России». Как Вы оцениваете данную позицию?

- Этот образ мыслей корнями уходит во времена Холодной войны, а может быть, еще дальше – ко времени Первой мировой войны.

Я считаю его неправильным. Я неоднократно говорил своим прибалтийским друзьям: «Будьте осторожны с русофобией!». Она действительно имеет место.

Среди маленьких стран часто бытует представление, что большие страны хотят им зла. В качестве примера могу привести Данию и Германию: во времена моего детства, а вырос я в Шлезвиг-Гольштейне, т.е. на границе с Данией, датчане испытывали определенное недоверие по отношению к Германии. Сейчас эти страхи и опасения удалось преодолеть, они практически исчезли. И в случае со странами Балтии страхи – это то, над чем необходимо работать, с чем нужно бороться.

Но это очень длительный исторический процесс, по крайней мере, пока открыт вопрос границ между Россией и странами Балтии, это осложняет разумные отношения между ними. В то же время Россия со своей стороны до сих пор испытывает «фантомную боль» от уже не существующего СССР. И над этим тоже нужно работать.

Россия не зависит от стран Балтии ни экономически, ни политически. Может быть только за исключением вопроса с Калининградом. И я думаю, Россия могла бы с большим вниманием относиться к балтийским республикам. Когда я разговариваю со своими прибалтийскими друзьями, то главная высказываемая ими по отношению к России претензия: Россия должна не играть роль великой державы по отношению к маленьким странам, а пытаться вести диалог на одном уровне с ними, т.е. говорить, договариваться, ликвидировать угрожающий фон. И это ни в коем случае не будет умалением России. Россия слишком большая, чтобы ее можно было бы обидеть.

- Как Вы думаете, есть ли какая-то выгода странам РБМ от «буферного характера» своего существования?

- «Буферное мышление» утверждает, что от России исходит большая опасность и что нужно иметь буфер из маленьких стран между собой и Россией. Это мышление устарело, и с ним необходимо распрощаться. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.