Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

От кризиса к кризису: что мешает стабильности правительства Латвии?

Автор: Сергей Рекеда

От кризиса к кризису: что мешает стабильности правительства Латвии?

06.03.2013  // Фото: http://www.ir.lv

Смена министра транспорта заставила Латвию в очередной раз обсуждать возможность отставки действующего правительства Домбровскиса. К подобной ситуации привели не политические расхождения в коалиции по поводу кандидатуры нового руководителя ведомства, а непомерные амбиции молодых политиков: стремление к самопиару Национального объединения, наверняка, еще не раз заставит латвийских экспертов заверять журналистов и общество, что правящий альянс продолжит работу, несмотря на временные трудности.

Сама по себе смена министра в правительстве – конечно, событие громкое, но, обычно, не судьбоносное для действующего правительства. К тому же о решении уйти в отставку Айварс Ронис заявил довольно давно, еще в середине января. Официальным объяснением были противоречия министра с коалицией, неприятие стиля работы премьера, но между самими правящими партиями по вопросу ухода А.Рониса расхождений не было. И не должно было быть: новым министром транспорта был выбран снова не политик, а беспартийный «хозяйственник» - Анрийс Матисс, совместную ответственность за его работу должны были по-прежнему нести «Единство» и «шестерка Олштейнса». Все это позволило Валдису Домбровскису логично, но, как оказалось впоследствии, опрометчиво надеяться на беспроблемное утверждение коалицией нового министра 28 февраля. Буквально накануне голосования оказалось, что Национальное объединение против беспартийного главы транспортного ведомства – не сможет нести политическую ответственность.

На первый взгляд этот выпад VL-ТБ/ДННЛ кажется странным, аргументация слабовата. Во-первых, наличие беспартийного министра не исключительное явление, в правительстве В.Домброскиса работают другие «неполитические» чиновники. Во-вторых, у таких министров имеется партийный куратор (в случае с А.Ронисом эту функцию выполнял Дзинтар Закис из «Единства»). В-третьих, любой министр подотчетен премьеру и коалиции, действует в рамках программы правительства. Наконец, в-четвертых, о решении «Единства» заменить А.Рониса также беспартийной фигурой говорилось задолго до 25 февраля, но Национальное объединение не выказывало ранее неприятия подобного решения.

Если же взглянуть на данный поступок Нацобъединения со стороны - в контексте их постоянной деятельности в правительстве и Сейме - то все встает на свои места. Регулярно возникающие последние месяцы разговоры о падении правительства Домбровскиса были спровоцированы именно действиями VL-ТБ/ДННЛ: осенью 2012 г. они отказывались поддержать финансовый бюджет на будущий год, затем споры вызвало их предложение оценки работы членов правительства, теперь появился «неугодный» министр.

С одной стороны, подобная протестная деятельность объясняется стремительным сокращением популярности входящей в коалицию Партии реформ. Последние социологические опросы дают этой политической силе, одному из фаворитов парламентских выборов 2011 г., процент общественной поддержки даже недостаточный для попадания в Сейм. Национальное объединение со своим стабильным электоратом в такой ситуации стало в разы популярнее партии Затлерса, но разделение портфелей остается прежним: у VL-ТБ/ДННЛ их лишь два, а у ПР – пять.

Это парадоксальное положение, без сомнений, создало благоприятную почву для вялотекущего противостояния между двумя правящими политическими силами. Ситуация усугубляется и тем, что «реформисты», заявляющие об отказе от разделения электората по национальному признаку, и тевземцы – отнюдь не идейные союзники.

Однако законы политики таковы, что до следующих выборов о серьезном перераспределении министерских портфелей внутри прежней коалиции говорить не приходится – соцопросы соцопросами, но Партия реформ сохраняет 16 своих депутатов, оставшихся после выхода из фракции «шестерки Олштейнса». Поэтому есть и другие, пожалуй, не менее важные для Нацобъединения мотивы их конфликтов с коллегами по правительству.

Нельзя не заметить, что аргументация протестов Национального объединения обычно состоит из довольно популистских претензий: желание увеличить расходы в бюджете, предложения оценить министров внутри самого же правительства, несогласие с беспартийностью А.Матисса, сменяющего такого же беспартийного А.Рониса, да еще и обвинения нового министра в «провосточности».

Работа на публику, оппозиция даже внутри коалиции, демонстрация «борьбы за латышский народ» с реформистами-либералами – стало частью политической идентичности VL-ТБ/ДННЛ. За неимением серьезной экономической программы, подобные политические вопросы правых, националистических партий выходят на первый план. Дополнительным катализатором выступают приближающиеся муниципальные выборы, после завершения которых практически сразу начнется новая парламентская кампания.

С этой точки зрения, Национальному объединению выгодно и дальше раскачивать коалицию и ставить ее под угрозу распада: «тевземцы» снимают с себя часть ответственности за просчеты власти, демонстрируя регулярное несогласие с ее позицией, но при этом и остаются в правительстве, потому что по сути варианта более стабильной коалиции состав 11 Сейма не предоставляет. Здесь для «националов» главное соблюсти грань и просчитать все риски, чтобы попытки самопиара и бездумная борьба за дополнительные министерские портфели не подтолкнули умирающую партию Затлерса к продолжающему набирать силу Центру согласия, без которого не состоялось бы и утверждение А.Матисса. Именно фракция Я.Урбановича остается самой многочисленной в Сейме и альянс именно с ними предлагался «реформистами» после выборов в парламент.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.