Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

По наклонной: уже большинство литовцев недовольно правительством

Автор: Александр Носович

По наклонной: уже большинство литовцев недовольно правительством

19.08.2013  // Фото: http://balsas.lt

Последние замеры общественного мнения в Литве показывают, что рейтинг оппозиции не растет, а поддержка власти – правящих социал-демократов и правительства Буткявичюса снижается. Уровень неодобрения деятельности нынешнего правительства преодолел критическую отметку в 50%. Снижается легитимность политической системы Литвы в целом?

Социологическая служба Sprinter tyrimai опубликовала результаты опроса общественного мнения, проводившегося в Литве в конце июля. Согласно этим данным, Социал-демократическая партия Литвы сохраняет свои позиции самой популярной у населения политической силы – за СДПЛ были готовы проголосовать 24,4% респондентов. Второе место с существенным отрывом от лидера занимает партия «Порядок и справедливость» - 9,4% опрошенных, на третьем месте консерваторы из СО-ХДЛ с 8,7%. Кроме того, в литовский Сейм прошли бы Партия труда с 8,7% и Движение либералов – 6,9%.

Помимо партийного рейтинга, опрос Sprinter tyrimai позволяет составить еще и рейтинг популярности политических лидеров среди избирателей Литвы: респондентам задавался вопрос - кого из политиков они хотели бы видеть на посту премьер-министра. Безусловным фаворитам в получившемся списке является действующий премьер Альгирдас Буткявичюс – лидера социал-демократов на посту главы правительства поддерживает 28,9% населения, что в четыре с лишним раза больше, чем у занимающей второе место экс спикера Сейма от СО-ХДЛ Ирене Дегутене (6,6%).

Однако относительно высокий показатель одобрения правящей партии и главы правительства не останавливает падения поддержки деятельности правительства в целом.

Отрицательно деятельность кабинета Буткявичюса оценивает 53,1% респондентов, положительно к работе нынешнего правительства относится 36,2% литовцев.

Таким образом, уровень непопулярности правительства социал-демократов впервые превысил важнейшую критическую отметку – его деятельность не поддерживает больше половины населения.

Данные цифры важны не только сами по себе, но и в сравнении, потому что при обращении к результатам предыдущих опросов начинает проявляться негативная динамика. В мае деятельность правительства согласно опросам того же агентства Sprinter tyrimai не одобряли лишь 42,7% населения. Персональный рейтинг Альгирдаса Буткявичюса весной был 38,2%. То есть популярность премьера упала, а непопулярность правительства выросла на 10%.

Если прежнее снижение рейтинга еще можно было объяснить общей закономерностью – стандартным снижением популярности победителя выборов после стандартного же предвыборного всплеска – то этот рост критических настроений по отношению к социал-демократам можно объяснить лишь конкретной политической ситуацией в Литве.

Одной из самых явных примет этой ситуации является то, что формальная правящая коалиция в Литве не является единым политическим субъектом и вообще коалицией в реальном значении этого слова.

Политический торг между фракциями, образовавшими коалицию, не закончился с ее официальным оформлением, как это должно быть, а только продолжился со все возрастающей активностью. Причем «союзники» в этом процессе не гнушались время от времени объединяться друг против друга с оппозицией, что в нормальной парламентской практике считается недопустимым. В Литве же стремившиеся сделать младших партнеров покладистее социал-демократы действовали как союзники президента и консерваторов в кампании против Виктора Успасских и Партии труда.

Данную кампанию можно считать вполне успешной, чему свидетельством та же социология. Рейтинг «трудовиков» за месяц упал с 10,4% в июне до 7,8% в июле, рейтинг самого Успасских, получившего реальный уголовный срок снизился до 4,7%.

Но остается вопрос: какая польза самим социал-демократам от этого разгрома своего основного союзника? Для них падение популярности Успасских и «трудовиков» имеет только негативные последствия.

Во-первых, Партия труда все же член правящей коалиции: ее тотальная дискредитация бросает тень на всю коалицию, включая социал-демократов.

Во-вторых, то, как разворачивалось дело о «черной бухгалтерии» - яркая демонстрация того, что нет в Литве правящей коалиции как субъекта политики, а есть подковерная борьба политических сил, объединившихся в свое время из конъюнктурных соображений. Вместо слаженной работы - желание подставить и ослабить друг друга. Не от этого ли продолжающееся падение популярности правительства?

В-третьих, содействуя ослаблению Партии труда, социал-демократы невольно усиливают позиции другого своего «заклятого союзника» - «Порядка и справедливости». Партия Роландаса Паксаса в списке электоральных предпочтений литовцев заняла второе место, на котором прежде находилась партия Успасских. Теперь она может считаться главным партнером социал-демократов.

И для последних в этом нет ничего хорошего, потому что «Порядок и справедливость» - куда менее лояльный союзник, чем Партия труда.

Так, Роландас Паксас недавно выступил с идеей провести референдум по вопросу перехода Литвы на евро, при том что политические элиты давно уже приняли стратегическое решение об отказе от национальной валюты. Противодействие крупной парламентской партии может создать неприятный политический фон реализации этого решения. Тем более что предложение не спешить с переходом на евро выдвинул еще один член коалиции – Избирательная акция поляков Литвы устами своего лидера Вальдемара Томашевского. А ранее представители «Порядка и справедливости» сильно осложнили жизнь, в том числе социал-демократам, тем, что пытались сорвать проведение в Вильнюсе гей-парада, что создавало серьезные проблемы для литовской дипломатии в Брюсселе.

Партия труда таких проблем не создавала. Более того, представитель «трудовиков» Витаутас Гапшис, отвечая на вопрос об отказе от лита, заявил, что в программе партии предусмотрено введение евро.

Тем не менее, социал-демократы предпочли объединиться с оппозицией в борьбе с наиболее лояльными из своих союзников. И это ситуативное объединение по стратегическим вопросам с оппозицией, особенно со своими антагонистами – консерваторами, четвертое обстоятельство, формирующее неуклонное снижение легитимности левоцентристского правительства.

За официальной правящей коалицией в Литве проступает коалиция подлинная и закулисная, деятельность которой не подчинена никаким публичным договоренностям и обязательствам перед электоратом. Это коалиция социал-демократов и консерваторов.

«Существуют две партии, которые я называю системными – консерваторы и социал-демократы. В решении ключевых вопросов они всегда объединятся и голосуют вместе», - заявил в недавнем интервью нашему порталу депутат Сейма от «Порядка и справедливости» Пятрас Гражулис. О том, что в некоторых вопросах (внешней политике, например) политические курс задают оппозиционные (!) консерваторы, говорят и сами социал-демократы, этот же вывод можно сделать и, например, из анекдотической истории с сорвавшейся поездкой премьера Буткявичюса в Киев.

Реальная политика в Литве отходит от публичного демократического процесса, перемещаясь в кулуары и сводясь к негласным договоренностям. И это становится все более заметно рядовому жителю страны.

Отсюда плавное, но неуклонное понижение рейтингов всех системных игроков и снижение легитимности политической элиты в целом: слишком значимым становится неформального измерение политического процесса в Литве, людям становятся все очевиднее, что ключевые решения принимаются без их участия или их мнение игнорируется (как в истории с референдумом по АЭС).

Несмотря на сокращение электоральной поддержки правительства, консерваторы со своим рейтингом в 8,7% так и не вернули растерянную популярность. Так что поддержка власти падает, поддержка оппозиции не растет, и во многом это связано с тем, что и оппозиция не совсем оппозиция, и власть не вполне власть.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.