Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Политолог: Пабрикс ушел, потому что лишился поддержки США

Автор: Елизавета Болдова

Политолог: Пабрикс ушел, потому что лишился поддержки США

15.01.2014  // Фото: wikimedia.org

Формирование правительства Латвии входит в финальную фазу. Партнеры по коалиции с третьего раза завершили распределение министерских портфелей. Должности в новом правительстве сохранят, по всей видимости, шесть министров кабинета Домбровскиса. О том, почему на новый правительственный корабль решили не брать прежнего министра обороны Артиса Пабрикса и кто усиливает свое влияние в новом кабмине порталу RuBaltic.Ru рассказал латвийский политолог Эйнарс ГРАУДИНЬШ:

- Г-н Граудиньш, как Вы оцениваете процесс формирования нового правительства в Латвии и политические перспективы нового премьера Лаймдоты Страуюмы?

- Я думаю, что у технического премьер-министра не может быть никаких политических перспектив. Этот год – год выборов в Европарламент и в Сейм, и мы прекрасно понимаем, что человек, который будет максимум девять месяцев руководить правительством - это компромиссная фигура на всем политическом поле. Она приемлема всем, а это означает, что своей политики как таковой у госпожи Страуюмы не будет, она технический премьер.

Но то, что уже произошло, как и сам процесс образования нового правительства после Домбровскиса, раскрывает одну довольно серьёзную вещь, которую даже мы, проживающие в Латвии люди, ещё до конца не поняли.

На политическом и экономическом поле Латвии существуют две группировки. Первая - это так называемая местная «элита». Она придерживается евролиберальных ценностей и ориентируется на Евросоюз и США, и в этой вассальной покорности параллельно решает свои экономические и политические дела. Характерный пример того, что эти люди ориентируются на евролиберальные ценности, не заботясь о местной экономике и социальных факторах – это трехкратное премьерство Домбровскиса.

Вторая группировка – это местные «олигархи», как их принято называть: Айвар Лембергс, Андрис Шкеле и Айнар Шлесерс. Это люди, которые представляют интересы местного капитала.

Естественно, между этими двумя группировками идет ожесточенная война за доступ к ресурсам, в частности, к государственному бюджету. Народу Латвии, на самом деле, обе эти группировки счастья не приносят. Да и народ для них – это инструментарий для получения голосов, электорат, общая масса, но не более того. Что характерно, сейчас происходит политический ренессанс господина Лембергса, подозреваемого в совершении особо тяжких преступлений. С его стороны была очень умно закулисно разыграна карта Золитудской трагедии, что являлось причиной отставки Домбровскиса.

Если посмотреть запись, как Домбровскис заходит в кабинет президента Латвии Андриса Берзиньша, довольный и спокойный, а выходит практически без лица и делает сообщение о том, что уходит в отставку, то мы можем предположить, что президент предъявил ему ультиматум.

Но для этого на Домбровскиса, который собирался претендовать на более высокие должности, должен был быть очень существенный компромат. По моему мнению, этот компромат был собран не государственными службами, потому что они не совсем надежные, а частными структурами. Компромат был сильнейший, и я думаю, что он не был связан со сферой личной жизни, изменами или сексуальной ориентацией, как это обычно бывает. Думаю, что сыграл третий вид компромата – грубейшие финансовые нарушения, финансовые махинации и преступления.

И я допускаю, что именно этот третий пункт в контексте Золитудской трагедии и ситуации со строительной компанией RE&RE, которая долгие годы была генподрядчиком в большом количестве государств, и был применен, и компромат был такой серьёзный, что в случае огласки кабинет министров бы пал.

Если всё было сделано так, то это действие было согласовано с посольством США, поскольку в Латвии правительство не падает без их согласия. Это реальная жизнь. Если они пошли на такой шаг, а возможно, вместе с ними и ЕС, то вероятно, что правительство Домбровскиса не выполнило за три свои срока действия обязательств, которые они когда-то брали перед Западом.

Я думаю, что они не выполнили их по одной простой причине. Если сравнивать кадровый состав, который работал в правительстве Домбровскиса, работу партий, входящих в его состав, то эта работа стоит на одну ступень ниже по уровню профессионализма от того кадрового состава, который работал в правительстве «олигархов». И я думаю, что Запад, в первую очередь США, решил посмотреть на результаты и поменять эти фигуры на шахматной доске, выпустить вперёд наших «олигархов», которые до этого находились в опале. Это обыкновенная политическая комбинация. Меняются установки от наших западных «хозяев».

Тем более, можно считать, что Домбровскис, после того как он закрыл самый старый банк, действующий на территории Латвии, с участием русского капитала, обеспечил разграбление национальной авиакомпании Air Baltic, пребывающей сейчас в плачевном состоянии - какие-то функции он выполнил, какие-то нет, и наверху решили, что пришло время поменять его на других людей, более профессиональных в чисто техническом плане.

При правительстве Домбровскиса Латвия без референдума вошла в еврозону. Был потерян последний инструментарий суверенного государства. Домбровскис тут, правда, особой роли не играл, потому что это была чистейшая манипуляция ЕС. В последних вошедших в ЕС странах никаких референдумов не проводилось, поскольку они были бы отрицательными.

Назначение министров – это просто расстановка пешек на шахматной доске. Политика страны от состава правительства и имен практически не меняется.

- Как Вы считаете, почему на пост премьера была предложена именно Л.Страуюма? Интересам каких политических сил, в первую очередь, отвечает такой выбор?

- Кандидатура Страуюмы была единственной. Вы видели, сколько было всяких пертурбаций, начиная с господина Пабрикса, которого хотели изначально поставить премьером, чтобы была некая преемственность политики Домбровскиса. Госпоже Страуюме пришлось вступить в партию «Единство», что она и сделала: в первый день вступила в партию, во второй была названа кандидатом на пост премьер-министра страны.

Исходя из того, как она работала до этого, она технический администратор - «топ-менеджер». Она долгие годы работала госсекретарем. Это человек, который не пачкался политикой, но был профессионалом высочайшего уровня в управлении. В этот выборный год она устраивала всех, потому что между партиями, даже если есть коалиции, нет никакой дружбы. Каждая из них пристально смотрит на руки другой партии, чтобы ни одна ни в коем случае не смогла использовать административно-политический ресурс больше, чем они сами. А Страуюма – это кандидат, который фактически не связан ни с одной политической партией.

Но, как я уже говорил ранее, я вижу за ней большую тень господина Лембергса. Эта тень действует сегодня не только на премьер-министра, но и на президента нашей страны. 

- Можно ли сказать, что это влияние будет усиливаться в ближайшее время?

- Оно уже усиливается, потому что Лембергс открыто участвует в переговорах о формировании правительства. Это реальная ситуация. Поэтому госпоже Страуюме даже был задан вопрос, как она относится к тому, что за столом переговоров при формировании кабинета министров сидит человек, который проходит по множеству уголовных дел.

- Сегодня стало известно, что своего поста в новом правительстве лишится министр обороны Артис Пабрикс. С чем Вы связываете это решение?

- Во-первых, назначение министра обороны Латвии – это сугубо дело США. Мы не имеем никакого влияния на этот пост. По сути, это чисто внешнеполитический пост.

Я считаю, что Соединенные Штаты решили заменить Пабрикса, потому что он не рассчитал до конца те ветры, которые дуют в политическом «поле», и начал свою собственную предвыборную кампанию с ярым национализмом.

Его целью был Европарламент. Американцы не первый день в политике, и они понимают, что курс министра обороны в стране, где одна шестая часть населения не имеет политических прав, где история страны в целом была очень сложной, и в стране, которая входит в НАТО, не может быть пронацистским.

Это была ошибка Пабрикса, и он за неё ещё поплатится, поскольку в Латвии не нужно никакого увеличения этнического напряжения и межнациональных конфликтов. А это автоматически вытекало из речей Пабрикса. Я считаю это вполне логичным для политики сегодняшнего дня.

- Как Вы считаете, усилится ли влияние Национального объединения в новом правительстве по сравнению с правительством Домбровскиса?

- Их влияние будет в Латвии до той поры, пока у нас будет плачевная социальная и экономическая ситуация и пока будет отток работающей части населения из страны, особенно молодежи. У националистов сегодня есть уже состоявшийся электорат. Когда страна находится в полном экономическом тупике, то власть всегда получают крайне радикальные движения националистического толка. Европа это уже проходила в 1930-х годах после Великой депрессии. Естественно, что наши местные националистические, пронацистские движения, а именно одна вошедшая в правительство партия, будет иметь вес. С ней будут считаться, и от этого никуда не уйдешь. Их влияние не уменьшится.

По очень многим показателям это чисто нацистская партия, и у них есть стабильный электорат. Согласно статистике последних выборов, очередных и внеочередных, партия увеличила своё представительство вдвое. Ни одна другая политическая сила в Латвии не может это повторить. Причем сделали они это с минимальными финансовыми затратами, играя на подсознании людей и на животных инстинктах, на ненависти одной национальности к другой. С ними придется считаться.

Но это большая опасность, причем в целом для региона. Их заявления очень недвусмысленны, и в одном из последних руководитель партии сказал, что они готовы взять пост министра науки и образования Латвии при условии, что всё обучение в школах переводится на латышский язык.

Иными словами, русский язык уничтожается в сфере образования. Они говорят это открыто.

- В новой коалиции стало на одну партию больше – добавился Союз «зеленых» и крестьян. Что нового, на Ваш взгляд, привнесет в политику правительства вхождение СЗК?

- СЗК по-другому переводится как «партия Лембергса». Что нового? Увеличится количество рук с ложками у того несчастного котелка, который называется «бюджет Латвийской республики».

Среди всех партий правительства взгляды на внутреннюю политику не так уж сильно различаются. Да и о чем может идти речь, когда многие политики постоянно переходят из одной партии в другую?

Есть классический пример: когда депутат партии Шлесерса почувствовал, что уже всё, он перешел в Партию реформ, которая сегодня уже умерла и была поглощена коалиционной партией «Единство». Как может человек быть членом партии олигарха, а на следующий день быть в партии, которая ставит своей целью уничтожение местных олигархов?

Совсем недавно был проведен социологический опрос: «Как Вы оцениваете политическую систему Латвии, доверяете ли Вы ей? Хотите ли Вы жить в Латвии?». 70% опрошенных крайне негативно относятся к политической системе и не доверяет ей вообще. Вот реальный ответ народа.

Ещё одна интересная деталь – больше чем 60% местного законодательства пишется в Брюсселе, то есть в ЕС, а наш парламент просто является машиной для голосования. Поэтому политики, по сути, распоряжаются только распределением местных бюджетных средств. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.