Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Пустые обещания: Литва вводит в заблуждение Польшу

Автор: Александр Носович

Пустые обещания: Литва вводит в заблуждение Польшу

08.04.2014  // Фото: http://www.wilnoteka.lt/

Премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс после встречи со своим польским коллегой Дональдом Туском заявил, что поддержит законопроект об оригинальном написании имён и фамилий. Однако литовским полякам, на которых направлен данный законопроект, радоваться было бы преждевременно: раньше меры по нормализации положения польского нацменьшинства уже принимались, но после вмешательства президента Литвы Дали Грибаускайте с её деструктивным отношением к литовским полякам всё возвращалось на круги своя.

Одобрение Альгирдасом Буткявичюсом закона о правах нацменьшинств означает, что литовские социал-демократы спустя полтора года после прихода во власть вновь предпринимают робкие попытки выполнять свои предвыборные обещания. Среди этих обещаний была и нормализация отношений с соседней Польшей, доведённых правительством консерваторов и президентом Грибаускайте до звания худших межгосударственных отношений между двумя странами Евросоюза.

Хронический конфликт в отношениях Вильнюса с Варшавой в 2009-2012 годах был вызван действиями литовского руководства по отношению к польскому населению Вильнюсского края: Грибаускайте и консерваторы повели массированное наступление на польские школы, польские названия населенных пунктов, улиц и площадей, даже польские имена и фамилии. Официальным курсом была провозглашена «литуанизация»: польские дети должны ходить в литовские школы по улицам с литовскими названиями, и фамилии у них должны заканчиваться не на «ий», а на «ис» или «юс», потому что раз они живут в Литве, то должны стать литовцами.

Естественно, такая политика не могла не вызвать конфронтации с Варшавой: Вильнюс – это один из четырёх важнейших городов для польской культуры, с ним были связаны биографии Адама Мицкевича и Юлиуша Словацкого – великих польских поэтов XIX века. Крупнейшее произведение Адама Мицкевича, польский национальный эпос «Пан Тадеуш», начинается словами: «Litwo! Ojczyzno moja!» - «Литва! Родина моя!».

Поэтому ни о каком понимании и уважении литовской позиции и речи быть не могло: Польша мирилась с тем, что Виленский край – территория другого государства, но с уничтожением там польского культурного пространства и пресечением польской исторической традиции мириться уже не могла, и это сделало конфликт двух стран неизбежным.

Впрочем, польско-литовская ситуация, несомненно, была куда менее драматична, чем ныне российско-украинская, в том числе потому, что среди литовской элиты были и конструктивные силы, поддерживаемые на выборах большинством избирателей, которые призывали отказаться от националистической политики, превращающей нацменьшинства во врагов литовской государственности и ссорящей Литву со своим стратегически важным соседом – Польшей. Эти призывы и соответствующие обещания стали одной из составляющих победы нынешней коалиции во главе с социал-демократами на выборах 2012 года.

Придя к власти, социал-демократы под руководством премьера Буткявичюса честно попытались выполнять свои предвыборные обещания, в том числе и по полякам. В правящую коалицию была включена Избирательная Акция поляков Литвы, её представитель Ярослав Немирович получил портфель министра энергетики – намёк на стратегическое сотрудничество Литвы и Польши в сфере энергетической инфраструктуры. Выпускникам школ нацменьшинств упростили условия сдачи экзаменов по литовскому языку и литературе для получения аттестата зрелости. Польские школы больше не закрывались.

Но очень скоро эта политика наткнулась на упорное противодействие со стороны президента Литвы Дали Грибаускайте, с приходом к власти которой как раз и было связано резкое ухудшение отношений литовского государства с Польшей и польской общиной Вильнюсского края.

«В качестве заложника политических договорённостей правящей коалиции уже используется литовский язык. Спорный экзамен по литовскому языку перерастает и в другие разобщающие страну требования», - заявила Грибаускайте в ежегодном обращении к Сейму летом 2013 года. Упрощение сдачи экзаменов для представителей нацменьшинств в итоге отменили, в начале 2014 года Вильнюсский окружной суд приговорил к беспрецедентно высокому штрафу в 12,5 тысяч евро главу Шальчининкского района Болеслава Дашкевича за отказ снять двуязычные таблички с названиями улиц. А спустя несколько дней Даля Грибаускайте в Брюсселе закатила публичный скандал польским евродепутатам и лидеру ИАПЛ Вальдемару Томашевскому, заявив с трибуны Европарламента: «По поводу литовских поляков. Литва со всех сторон придерживается международных норм. Нет ни одной международной организации, которая утверждает, что в Литве есть дискриминация нацменьшинств. Хочу лично сказать Вальдемару Томашевскому: я считаю, что Ваша личная политическая цель - очернять Литву на международной арене, здесь, в Европарламенте, и везде, где есть такая возможность».

Всё в литовско-польских отношениях вернулось на круги своя, будто и не было в них никаких социал-демократических потуг на нормализацию.

Поэтому то, что сейчас премьер-министр Альгирдас Буткявичюс встречается с Дональдом Туском и говорит затем о поддержке проекта Закона о национальных меньшинствах, в котором, например, будет прописано право на оригинальное написание имён, фамилий и названий, никого не должно вводить в заблуждение. Социал-демократы во главе со своим лидером все полтора года последовательно сдавали свои позиции по принципиальным вопросам президентуре. В том числе по полякам. Логика литовского политического процесса даёт все основания полагать, что и на этот раз в ситуацию вмешается г-жа президент и последнее слово останется за ней.

А позиция Дали Грибаускайте по польскому вопросу, как это ей вообще свойственно, жестка, бескомпромиссна и деструктивна. Что уже вполне усвоили и в Польше.

«Для Польши президент Литвы - странный человек. Она сносно говорит по-польски, она знает Польшу, её всегда приглашали на День независимости Польши. Вначале все воспринимали её как друга Польши. Потом она стала допускать всяческие высказывания о польском меньшинстве, вероятно, вследствие собственных внутриполитических причин», - заявил RuBaltic.ru аналитик Института публичной политики (Варшава) Александр Фушкевич. «На мой взгляд, поляки являются наиболее дискриминируемым автохтонным национальным меньшинством в Евросоюзе», - говорит профессор Института социальной политики Варшавского университета Цезары Жолендовски. «Лично я высоко оцениваю подход к проблемам нацменьшинств, который представляет один из членов коалиции - Виктор Успасских (от Партии труда), а также социал-демократы. Но создаётся впечатление, что, к сожалению, определённую роль здесь играет президент Литвы, который во многом определяет политическую повестку дня. Кроме того, в Литве после правления консерваторов во главе с Витаутасом Ландсбергисом была создана определённая политическая “атмосфера”», - убеждён директор Европейского центра геополитического анализа Матеуш Пискорски.

Что же это за атмосфера, оставшаяся после консерваторов с Ландсбергисом, на которую намекает польский эксперт? Для ответа стоит обратиться к последнему отчёту Департамента госбезопасности Литвы, опубликованному в марте 2014 года. «В последние несколько лет в юго-восточной Литве окончательно сформировалось движение польских националистов крайних взглядов. <…> Первичной причиной их возникновения была достаточно сильная социально-культурная изоляция польской общины, однако в последние годы существенный импульс им придала активная деятельность правых польских организаций и их контакты в Вильнюсском крае», - утверждается в отчете ДГБ. Аналитики литовской спецслужбы делают вывод, что деятельность активистов польской культурной общины Вильнюсского края несёт угрозу национальной безопасности, поскольку «его деятельность и отдельные инциденты могут усилить этническое напряжение в юго-восточной Литве, могут поощрять отрицательные установки общества в отношении общины поляков Литвы».

Атмосферу современной Литвы документы ДГБ описывают исчерпывающим образом. Ксенофобия, шпиономания, страх перед любой гражданской активностью, любым международным сотрудничеством (если не с США и НАТО, конечно).

Собственно, стремлением «сдержать Россию» и вызвана, по всей видимости, попытка Вильнюса наладить диалог с Варшавой. Собственных ресурсов для того, чтобы раздуть общеевропейский пожар, у Литвы, очевидно, не хватает, а значит, нужно с кем-то влиятельным подружиться против восточного врага. Польша в этом случае – главный кандидат на партнёрство. Отсюда и политические «заигрывания» с польским премьером, обещания либерализации своей национальной политики, у которых объективно нет будущего.

В нормальных европейских странах местными культурными сообществами, национальными меньшинствами, приграничными контактами и тому подобным занимаются министерства образования, культуры, иностранных дел, создаваемые ими фонды, кружки, клубы. А в Литве всего этого нет. В ней если польским нацменьшинством кто и занимается, так это контрразведка. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.