Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

"Социологические данные показывают, что население Литвы надеется на улучшение отношений с Россией"

Автор: Иван Асланов

"Социологические данные показывают, что население Литвы надеется на улучшение отношений с Россией"

18.01.2013

В настоящее время в Литве сложилась ситуация, характерная для всех трех постсоветских балтийских республик: по некоторым вопросам международной повестки дня настроения существенной части общества слабо учитываются на политическом уровне. Особенно это касается так называемого «восточного вектора» развития страны. Известный литовский социолог Владас ГАЙДИС (руководимая им компания «Vilmorus» специализируется на изучении общественного мнения в Литве уже почти четверть века) рассказал порталу «ruBALTIC.ru» о том, почему литовские политики и обычные жители воспринимают Россию по-разному:

- Г-н Гайдис, социологические данные, в том числе и вашего исследовательского центра, свидетельствуют о двух тенденциях: литовцы перестали видеть в России источник угрозы, но по-прежнему полагают, что отношения между нашими странами напряженные. С чем, по-вашему, это связано?

- Думаю, что отношения действительно не являются хорошими, это можно проследить и в прессе, и в официальных заявлениях. В Литве много разговоров ведется о российской политике в области энергетики. Нас волнует строящаяся в Калининграде атомная электростанция, также много внимания уделяется ценам на российский газ – для Литвы установлены самые высокие в Европейском союзе расценки.

Что касается ощущения угрозы – вспомните 1990 год. Литва провозгласила независимость, но советская армия все еще присутствовала на ее территории. В январе 1991 был штурм телебашни, я до сих пор помню, как в воздухе чувствовалось напряжение, мы испытывали страх перед неизвестностью. Это было время безвластия, войска разъезжали по городу. Россия вывела армию только в 1993 году. С тех пор конфликты между нашими странами возникали только в области энергетики.

- Можно ли добавить, что ощущение безопасности связано еще и с тем, что Литва чувствует поддержку со стороны Евросоюза?

- Да, конечно, это очень важный фактор. Литва состоит в НАТО и в Европейском союзе, связь с Европой у нас сильна. Это, кстати, порождает некоторый парадокс. В нашей стране проводится очень мало исследований, связанных с Россией – исследований о Беларуси еще меньше. Между тем, от нашего парламента до границы с этой страной примерно 25 километров. Но психологически она кажется очень далеким, своего рода «заморским» государством, потому что там редко бывают наши граждане, и в литовских СМИ эта страна почти не представлена. Все интересы Литвы сейчас сосредоточены в Европейском союзе.

- В докладе МИД России за 2011 год отмечаются факты несоблюдения некоторых прав национальных меньшинств в странах Балтии – и в Литве в том числе. Имеет ли место, на Ваш взгляд, какая-либо дискриминация по отношению к русским?

- Я не специалист в этой сфере, но мне кажется, что такая дискриминация не имеет места. Отношения между русскими и литовцами были спокойными даже в девяностых. Население Литвы знает русский язык, смотрит русские передачи. В девяностые годы был принят «нулевой закон» и все, кто хотел, стали гражданами Литвы без каких-либо экзаменов. Конечно, определенные проблемы есть: сокращается количество русскоязычных школ – но это проявление общей тенденции, сейчас в Литве в целом школ становится меньше. Повторю, я не сталкивался с тем, чтобы русских специально и осознанно ущемляли в правах. Поэтому я не думаю, что этот вопрос может послужить источником нестабильности в отношениях с Россией.

- На недавних выборах в Сейм Литовской республики победили левые партии. Как это может отразиться на российско-литовских отношениях?

- Те партии, которые называются левыми (на самом деле, сложно сказать, какие они), уже были у власти, причем долгое время. Их электорат симпатизирует России. Это та часть общества, которая менее социально обеспечена, в нее входят преимущественно люди старшего возраста, и они смотрят зачастую с ностальгией на время Советского Союза, ожидают развития экономического сотрудничества между нашими странами – между Литвой и Россией. А люди, которые преуспевают в бизнесе, чаще смотрят на Запад.

- В мае 2012 года президент Литвы Даля Грибаускайте высказала мнение о том, что возвращение Владимира Путина на президентский пост может привести к осложнению отношений России с Литовской республикой. На Ваш взгляд, этот прогноз оправдался?

- Я не вижу заметных изменений ни к худшему, ни к лучшему. В то же время социологические данные, которыми я располагаю, показывают, что население Литвы надеется на улучшение отношений с Россией. Все, что могу сказать по этому поводу: надеюсь, избранные политики будут прислушиваться к желаниям граждан.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.