Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Украина Майдана: четвертая страна Балтии?

Автор: Александр Носович

Украина Майдана: четвертая страна Балтии?

24.02.2014  // Фото: rossiyanavsegda.ru

В Киеве произошла не просто революция – там начался процесс необратимой трансформации бывшей постсоветской республики и столь же необратимой трансформации украинского национального характера. Пока невозможно спрогнозировать, чем закончатся в итоге эти изменения: сохранится ли Украина как единая страна, сможет ли, наконец, реализовать свой нереализованный за 23 года независимости объективно имеющийся у нее потенциал великой державы и стать эффективным, процветающим обществом. Но в перспективе ближайших четырех-пяти лет контуры новой Украины просматриваются четко: страна с идеологией радикального национализма, перерастающего в фашизм.

Ввести институт неграждан, запретить русский язык, с Россией ввести визы и создать министерство национальной сознательности предлагает один из победителей Майдана, лидер ультраправой «Свободы» Олег Тягнибок. Это не слова какого-то радикального маргинала – Тягнибок возглавляет парламентскую фракцию. Впрочем, хоть бы и маргинала: у системных политиков в Киеве нет больше ни силы, ни влияния, решающее слово там говорит и в любой момент может сказать снова Майдан и царящие на нем маргиналы. Их лидер – вождь «Правого сектора» Дмитрий Ярош – говорит, что после свержения режима «внутренней оккупации» и наведения порядка в стране они пойдут возвращать Украине «наши земли»: Курск, Белгород, Кубань…

И это не просто громкие заявления: за два дня после свержения Януковича в Украине сформировалась новая идеология, национальная мифология и пантеон героев.

Горсовет Днепропетровска переименовал площадь Ленина в площадь Героев Майдана. Образ погибших на киевских баррикадах теперь священен и сакрален: через несколько лет за слово скепсиса в адрес святых мучеников национальной революции будут запрещать телеканалы, а пока могут просто убить.

Памятники Ленину валят по всей стране. Вроде бы не Ленин построил дворцовый комплекс в Межигорье и не Ленин отдал страну на разграбление сыну и его друзьям-мажорам. Зачем свергая Януковича громить Ленина? Затем, что это наступление новой идеологии – антисоветизма. Тотальное отрицание советского прошлого и советского периода как одного из этапов своей истории. Принятие доктрины «советской оккупации» с жесткими санкциями за отказ ее принимать. Теоретически обоснованное отторжение сотрудничества с Россией как правопреемницей Советского Союза. Построение национального государства при политике насильственной ассимиляции национальных меньшинств. Кстати, Закон о региональных языках уже отменен – на официальном уровне по всей стране теперь можно говорить и писать только по-украински. Открыто говорят о принудительной украинизации восточных и южных областей.

Сущность формирующейся новой Украины – это nation-building по восточно-европейской модели. Как в Венгрии, как в Румынии, как в Польше, как в Прибалтике. Отторжение прошлого, тяга к европейской интеграции, национализм, национализм и еще раз национализм.

Это раньше «почетному» званию четвертой страны Балтии соответствовала только Галичина – теперь будет предпринята массированная атака на всю остальную Украину. Нечто подобное пытался делать президент Ющенко, но он был слабый, страна постсоветская, а «оранжевая революция» мирная и, по сути, никакая не революция. События 2013-2014 годов – это, наоборот, классическая национальная буржуазная революция, которая началась как конфликт олигархических групп и столичного среднего класса с правящим режимом… а конца ей пока не видно. Потому что пока только свергнут режим Януковича и начат демонтаж конституционного строя. Однако Майдан запустил подлинно революционные процессы, которые могут привести в итоге к демонтажу всей общественно-политической системы соревновательной олигархии как экономической и политической жизни Украины.

Он уже запустил процесс ментальной трансформации украинского народа, в результате которого все нынешние стереотипы об украинцах будут разительно контрастировать с реальностью. Существующий в массовом сознании соседних стран образ типичного украинца станет просто нерелевантен.

И первым этапом этого процесса уже становится массированное наступление националистической идеологии, созданной по польско-прибалтийскому образцу. Эта идеология подкрепляется реальной силой боевиков Майдана, которых образ национальных героев превращает в главную политическую силу страны, по сравнению с которой на второй план отходят и армия, и полиция, не говоря уже о системных политиках.

Судя по своей первой речи на Майдане, это понимает и освобожденная Юлия Тимошенко, славящаяся фантастическим чутьем. Она явно намерена прийти к власти с помощью Майдана и его боевого крыла, не позволив боящемуся Тимошенко до ужаса политическому классу вновь лишить ее президентского кресла (как в 2010 году). Недаром же Тимошенко призвала Майдан не слушать политиков и не расходиться. Она выставила себя как противовес всей политической элите, включая собственную партию, члены которой говорили, что пора бы уже разбирать баррикады, освобождать захваченные здания и свертывать палатки на Крещатике. Значит, будет только идти навстречу ультраправым в их фашистских взглядах. А не она, так другие – уж очень многие украинские и внешние политические игроки сейчас заинтересованы в боевых отрядах Майдана как единственной недеморализованной силе в стране, способной на что-то влиять.

В таком случае неизбежным следующим этапом формирования новой Украины и новых украинцев станет ответная агрессия Восточной и Южной Украины, население которых в большинстве дорожит единством страны и ее независимостью, однако не собирается отказываться от своей социокультурной идентичности.

Примирение с «бандеровской» идеологией и ее активными носителями для южных и восточных областей невозможно в принципе. Как могут эти носители сосуществовать в Одессе с ее еврейским населением? Как может историческая политика отторжения всего неукраинского прошлого прижиться в Новороссии, которую превратил из Дикого поля в цивилизованный край князь Потемкин-Таврический? Днепропетровск был Екатеринославом, Одессу как свободную экономическую зону отстроил французский герцог Ришелье. Харьков был одним из центров российского капитализма XIX века и остается абсолютно пророссийским городом, безусловно, будучи при этом украинским – частью историко-культурной украинской области Слобожанщина. Про Крым и говорить нечего…

Восточно-европейская модель национального строительства в случае Украины попросту противоречит здравому смыслу и элементарным гуманитарным знаниям.

Теоретически она могла бы оказаться успешной в случае длительной, продолжающейся много лет эрозии настроений населения Юго-Востока – исследования социологов показывают, что националистические настроения и ориентация на Европейский союз в украинском обществе тем сильнее, чем моложе возрастная группа. Но грубый натиск и прямое принуждение новоявленных героев-освободителей с Майдана сделают этот сценарий невозможным, потому что ответная реакция на угрозу своей идентичности и образу жизни станет неизбежной.

В этой точке опасность этнических чисток, гражданской войны и распада страны станет наиболее вероятной.

Поэтому, если украинское общество все же решит жить в одной стране и сохранить ее единство, то составляющим его социальным, культурным и территориальным частям придется договариваться друг с другом, уважать чужую точку зрения и картину мира, не пытаясь силой навязать свою собственную. Если это произойдет, то у Украины появится, наконец, шанс реализовать свой объективно имеющийся потенциал великой державы. Или хотя бы стать нормальным, цивилизованным европейским государством с эффективными институтами и высоким уровнем жизни. Пока что при нынешних планах построения новой идеологии и превращения страны в рынок сбыта европейских товаров путем торговой ассоциации с Евросоюзом, предполагающей кризис национального производства, Украине до этого еще далеко. Впереди очень трудные годы.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.