Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Универсальный солдат: новые откровения Пабрикса о военной угрозе Латвии

Автор: Александр Носович

Универсальный солдат: новые откровения Пабрикса о военной угрозе Латвии

02.07.2013

Резонансные высказывания министра обороны Латвии Артиса Пабрикса наталкивают на две мысли: во-первых, они вызваны тем, что он, скорее, политик, чем чиновник, во-вторых, тем, что ему скучно на своей должности. Сложно объяснить иными мотивами разговоры на всевозможные темы, никак не связанные с латвийской армией, а также заявления о реальной опасности военного вторжения России.

Недели не прошло с тех пор, как Артис Пабрикс порадовал общественность заявлением о том, что демократию, которую защищает латвийский солдат, используют для борьбы с латвийской государственностью, как вчера прозвучало новое откровение министра обороны. Это откровение затмевает предыдущие по простоте и доступности для электората. Встроенные в саму латвийскую государственность разговоры о русской угрозе прозвучали у Пабрикса прямым текстом: «Россия всех нас завоюет!»

«Как министр обороны я скажу: люди напрасно думают, что России не надо бояться», - заявил Пабрикс, согласившись, что в России есть силы, готовые решить латвийские проблемы при помощи военного вторжения.

Свои алармистские выступления Пабрикс объясняет тем, что «я ж у вас по обороне», то есть пусть даже «военная угроза ничтожна», его обязанность «говорить также о вероятности в 2%», потому что, «если мы об этом не говорим, процент растет».

Очень оригинальная обратная зависимость: чем агрессивнее риторика Латвии, тем миролюбивее политика России, и наоборот. Из этого следует, что основой военной безопасности Латвии является не НАТО и не латвийская армия, а их универсальный солдат – министр обороны. От каждого публичного выступления Артиса Пабрикса Кремль вздрагивает и лишается «имперских амбиций», а молчи доблестный министр – давно бы уже напал.

В то же время в словах Пабрикса слышны оправдывающиеся интонации: он же министр обороны – его обязанность быть бдительным, и напрасно, сограждане, вы не боитесь России. Из двух неудобных ситуаций - доказывать очевидное и отрицать очевидное - Пабрикс оказался во второй.

Потому что для любого нормального человека очевидно, что гигантская Россия не нападет на маленькую Латвию – члена НАТО, потому что воевать ей придется не с маленькой Латвией, а со всем Североатлантическим Альянсом. И было бы из-за чего, а так из-за Латвии?

Такая точка зрения не зависит от политических предпочтений человека – исключительно от его нормальности. И антироссийски настроенный латыш, если он адекватен, после долгожданного вступления провозгласившей независимость Латвии в НАТО должен вздохнуть с облегчением, срыть баррикады и перестать ждать завтра к обеду русские танки. Для того это вступление в НАТО и затевалось.

Получается, что адресатами публичных месседжей Пабрикса являются не люди со здоровой психикой, а параноики, нуждающиеся в профессиональной психологической поддержке.

Отчасти это, видимо, понимает и сам министр, поскольку далее от фантастических сценариев военной агрессии он переходит к более реалистичным в современных условиях «российским козням».

«Мягкая власть России — это реальность. Они выделяют на это 500 млн. долларов. Большая часть этих средств направляется в постсоветское пространство. Победа мягкой власти России заключается и в том, что люди смотрят на Восток более позитивно, чем на Запад», - говорит министр Пабрикс.

Напомним, что в соответствии со своим пониманием термина «мягкая власть» латвийские политики относят к таковой, например, фестиваль «Новая волна», хоккейную команду «Динамо», фильм «Ирония судьбы или с легким паром!» и салат «Оливье». И тут нельзя не признать хитроумность замысла министра Пабрикса: такое оружие потенциального противника в самый раз для латвийской армии. Потому что салат с фестивалем два латвийских танка (третий отдали во временное пользование эстонцам) и замечательные надувные лодки «Буш» в роли военно-морского флота точно победят!

Может, в этом и причина неуемной активности министра Пабрикса в публичной сфере? Назначили человека на декоративную должность, которая по большей части сводится к тому, чтобы ходить в военном мундире, делать воинственный вид и стрелять по воробьям - и не понимают, как ему скучно без публичной деятельности.

Вот от излишка свободного времени и размышляет Пабрикс о демократии и референдумах, а говорит о чем угодно: о «мягкой власти» и трамвайных билетах, о конгрессах неграждан и правительстве, копающем картошку, о Ниле Ушакове и «Россия всех нас завоюет».

Артис Пабрикс – это публичный политик, и свою нынешнюю должность он использует, как умеет.

При этом потуги на то, чтобы казаться «старым солдатом, не знающим слов любви», в его случае выглядят совсем комично: до того, как стать министром обороны, Пабрикс был и министром образования, и министром иностранных дел, а в армии, собственно, и не служил.

Историк по образованию и вузовский преподаватель по первой профессии, Пабрикс, по сути, «румяный комсомольский вождь, который кулаком грохочет». В прошлой Латвии он бы звонким голосом верного ленинца вещал про угрозу социалистической родине со стороны мирового капитала. В нынешней Латвии он вещает про «мягкую власть» и угрозу со стороны России. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.