Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Суббота
10 Декабря 2016

Журналист Андрей Храмцов: «В Латвии периодически пытаются затыкать рот»

Автор: Сергей Рекеда

Журналист Андрей Храмцов: «В Латвии периодически пытаются затыкать рот»

20.05.2013  // Фото: hellofromspace.livejournal.com

В Латвии, стране Европейского союза и победившей демократии, Полиция безопасности завела уголовное дело на журналиста Андрея ХРАМЦОВА, который 7 мая готовил сюжет для российского телевидения об особенностях празднования в этой балтийской республике 9 мая в условиях готовящегося полного запрета на советскую символику. Портал RuBaltic.Ru поговорил с героем происшествия об этом инциденте и о специфике журналистской работы в Латвии:

- Г-н Храмцов, хотелось бы узнать из первых уст, что же произошло 7 мая?

- Я являюсь стрингером санкт-петербургского «5 канала», и они попросили подснять приготовления к празднованию 9 мая. Их заинтересовала эта подготовка тем, что организаторы просили людей не приходить к памятнику Победы с красными флагами и советской символикой. Дело здесь в том, что за две недели до 9 мая латвийский сейм издал закон о том, что запрещена на массовых мероприятиях советская символика. Мне было дано задание из Санкт-петербурга спросить, как люди относятся к этому закону, который запрещает символы Победы, и будут ли они его соблюдать.

Я пришел к памятнику Победы 7-го числа вечером, начал опрашивать людей и, собственно, на этом-то и попался. Рядом сидела Полиция безопасности и мой опрос потом послужил основанием для обвинения, но материал удалось сделать.

- Почему была выбрана статья именно об организацию массовых беспорядков? Вам объяснили, какие конкретно действия вызывают подозрения у Полиции безопасности?

- Совершенно верно, должны быть формальные основания для подобных подозрений. Дело все в том, что у людей, которых я встретил и опрашивал (вернее, пытался сделать опрос) были с собой красные флажки, они достали их из машины и показали, но давать интервью они отказались на тот момент. Они на самом деле перепугались, не захотели говорить на камеру, опрос потом был проведен с другими людьми. Но вот разговор с этими первыми, которые отказались от интервью, но у которых была в руках советская символика, и послужил основанием для обвинения в том, что я договариваюсь с ними, как приду 9 мая, буду снимать их со стороны, они будут размахивать красными флагами, то есть готовлю провокацию.

Обязанность журналиста прийти и провести опрос была истолкована как провокация. Пока законодательно предусмотрен лишь запрет на использование советской символики на массовых мероприятиях, а сейчас этот закон продвигают еще глубже – ты даже на огороде у себя не сможешь ее вывесить.

- Вы в первый раз столкнулись с подобной реакцией латвийских спецслужб на Вашу работу?

- Это не первое столкновение, три года назад я сделал сюжет о том, как легко в Латвии собрать бомбу, если ты знаешь, как это делать. В Латвии взрывоопасные предметы можно в лесах найти: бывшие полигоны, склады, которые никто не охраняет, там это валяется тоннами. Я хотел обратить внимание общества на эту проблему: человек с минимальной саперской выучкой сможет собрать легко бомбу и провести теракт. Полиция безопасности тогда три года назад возбудила уголовное дело, которое дошло до суда. Суд они проиграли в январе этого года. И то, что произошло сейчас около памятника Победы – это на самом деле месть, маленькая месть Полиции безопасности за проигранный суд.

- Часто ли, работая в Латвии, Вы и ваши коллеги сталкиваются с политически мотивированными ограничениями?

- Вы знаете, такое периодически случается, потому что рот пытаются затыкать то те, то эти. Лично у меня пока два случая. Но я знаю случаи у других ребят, коллег, когда тоже были неприятности со спецорганами.

- Но до реальных сроков дело не доходило?

- Нет, никого не сажали.

Понимаете дело все в том, что они (спецслужбы Латвии – прим. RuBaltic.Ru) давят на психику, пытаются запугать, чтобы заткнуть рот просто, чтобы ты уже в следующий раз вообще боялся спрашивать о чем-то злободневном. В этом суть.

- Какова была реакция Ваших коллег по журналистскому цеху на данное обвинение?

- Однозначная поддержка – будут выходить репортажи по телевидению, интернет весь переполнен. Разумеется, это только поддержка, потому что явно видно, что дело шито белыми нитками, что на ровном месте обвинения ни за что – как это можно затыкать так рот?

- Латышские СМИ тоже поддерживают?

- Здесь не зависит от национальности, от того, что ты латышскоязычная пресса или русскоязычная.

Здесь дело принципа, пытаются заткнуть рот журналисту и неважно, на каком языке он разговаривает.

- Какие действия на данный момент Вы предприняли, чтобы доказать свою правоту?

- Я никаких действий не предпринимал, потому что у меня сейчас достаточно странный статус: против меня возбуждено уголовное дело, но обвинение мне не выдвинуто. Поэтому я ходил на допросы с адвокатом (спасибо, что нашелся адвокат, который бесплатно помогает мне и защищает) и пока больше никаких других телодвижений нет.

- Рассматриваете ли возможность, в крайнем случае, пересмотреть в последствии приговор через европейские суды?

- Да, если так дело обернется, то, разумеется, дойдет до самого верха.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.