Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Россия может выдержать такие трудности, которые сломят иные страны

Автор: Стивен МакМиллан (Steven MacMillan)

Россия может выдержать такие трудности, которые сломят иные страны

01.04.2015  // Фото: www.fl.ru

Весь 2014 и текущий 2015 год Россия находилась и продолжает находиться под безустанной атакой западных элит, ведущих экономическую, стратегическую и информационную войну против Москвы с целью смены кремлевского режима, что является хорошо задокументированным фактом.

Вместе с тем широкой общественности малоизвестен тот факт, что исторически россияне способны выдержать серьезнейшие экономические лишения и полномасштабные атаки, оставаясь при этом сильной и единой нацией. 

Россия — уникальнейшая страна в мире, которая так ответила на санкции и свою демонизацию, как не ответило бы ни одно другое государство. Для Запада свержение российского правительства это не просто смена какого-либо режима, это вызов, который в равной степени может обернуться как успехом, так и расколом самого Запада.

В статье «Взгляд на Россию изнутри» (декабрь 2014 г.) Джордж Фридман, основатель и председатель совета директоров частной разведывательной корпорации Stratfor (известной также как теневое ЦРУ), подробно остановился на способности русской нации «выстаивать перед трудностями, которые сломили бы любой другой народ». Автор делает вывод о том, что «россияне в отличие от жителей Запада ни при каких условиях не прогнутся перед экономическими санкциями».

По мнению автора, «сила русских заключается в том, что они способны превозмочь лишения, которые любой другой народ не вынес бы (…) Поэтому русские и заявляют, что не стоит ждать от Москвы капитуляции, какими бы тяжелыми не были санкции. Это объясняет, почему ужесточение санкций вкупе с падением цены на нефть, сокращением ВВП страны и всеми сопутствующими проблемами не привело к подрыву доверия к власти, как ожидалось. Результаты соцопросов, которым нет основания не доверять, указывают на огромную популярность российского президента Владимира Путина. Останется ли он популярным, если начнется спад, и будет ли пострадавшая в финансовом отношении элита столь же оптимистичной — это другой вопрос. Но для меня наиболее важным уроком, который я, вероятно, получил в России («вероятно» в данном случае для меня — ключевое слово) состоит в том, что русские не реагируют на экономическое давление так, как это сделали бы люди на Западе».

Природа России и россиян такова, что наложенные санкции не возымели ожидаемого эффекта. Эффективность антироссийских санкций стала предметом статьи «Смогут ли санкции остановить Путина?» Клиффора Гадди и Барри Икеса из Брукингского института, который является важнейшим вашингтонским аналитическим центром, специализирующимся на общественных науках, муниципальном управлении, внешней политике и мировой экономике. C 2004 г. президентом института является Строуб Тэлботт, бывший заместитель государственного секретаря США.

В статье авторы пишут, что «санкции создают сложную ситуацию, приводят к лишениям и тем самым носят мотивационный характер, побуждая к смене поведения. Вероятность успешного результата такого подхода в отношении России крайне низка. История показывает, что русские могут выдержать огромные лишения. 

Борьба и выживание — неотъемлемая часть русской истории и русской идентичности. За примером не нужно далеко ходить, достаточно вспомнить блокаду Ленинграда в ходе Второй мировой войны, чтобы понять, что русские способны пережить трудные ситуации. 

Менее, чем два десятилетия назад, в 90-х годах Россия пережила один из самых катастрофических экономических шоков, который не переживала ни одна из стран в мирное время. Доходы государства и физических лиц упали на 40%. Этот опыт свидетельствует о том, что граждане и бизнес могут выстоять практически перед любыми существенными экономическими трудностями».

В статье также говорится о том, что Россия стала намного сильнее по сравнению с периодом 90-х благодаря низкому уровню внешнего долга и большому размеру накопленных золотовалютных резервов. Авторы в своих последующих июньских материалах, незадолго до совместных действий США и Саудовской Аравии по обрушению нефтяных котировок, писали о том, что ослаблению позиции России будет способствовать резкое снижение цен на нефть.

Несмотря на санкции и спровоцированное падение нефтяных котировок с целью ослабления решимости Москвы, Россия ответила на экономическую войну нестандартно, не так, как рассчитывали западные элиты. 

Давление на страну извне стало лишь катализатором роста национального самосознания и народного сплочения вместо подрыва доверия к властям — ситуация, охарактеризованная американским экономистом Фредериком Уильямом Энгдалем как «возрождение». 

История вновь и вновь демонстрирует нам решимость русских перед лицом трудностей и лишений.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.