Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

«Русофобия: инструкция по применению»

Автор: Иво Рен (Ivo Rens)

«Русофобия: инструкция по применению»

10.07.2015  // Фото: www.worldalldetails.com

RuBALTIC.Ru предлагает вам ознакомиться с третьей, заключительной частью рецензии профессора и историка Иво Рена на книгу швейцарского историка, политика, журналиста Ги Меттана «Россия — Запад. Тысячелетняя война. Русофобия от Карла Великого до кризиса на Украине. Почему мы так любим ненавидеть Россию». Эта часть рецензии посвящена специфике формирования общественного мнения по тому или иному вопросу — на примере российской проблематики. В изобилии — примеры действующих технологий информационной войны, успешно работающих прямо сейчас.


«РУСОФОБИЯ. ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ»

Третья часть книги разделена на две главы. Одна посвящена формированию новых антироссийских терминов — новоязу, другая – негативному имиджу и мифотворчеству о «злом медведе».


АНТИРОССИЙСКИЙ НОВОЯЗ

Термин «новояз» (название выдуманного языка) заимствован из романа Джорджа Оруэлла «1984». Антироссийская пропаганда использует принцип «когнитивного искажения», который незаметен для обывателя, так как реальность формируется профессионалами. 

«Десятки специалистов по коммуникации были направлены сразу после начала конфликта на Украине в распоряжение киевского режима, они с успехом и сформулировали антироссийский новояз западного образца».

Первым техническим шагом в формировании новояза является выбор слов. Вместо того, чтобы говорить о восставших сепаратистах, киевские власти используют термин «террористы, вооружаемые Москвой», вместо «возвращения Крыма в историческое лоно родины матери России» — «аннексия полуострова Россией». Именно профессионалы по коммуникации и создают структуру нового «антироссийского языка».

Вторым шагом является выбор информационных источников. «Почти все цитируемые эксперты по России, трагедии в Беслане, выборам, Чечне, войне на Украине, эффекту санкций – сотрудники аналитических американских или европейских площадок, ответственные лица финансируемых американскими и европейскими фондами неправительственных организаций, официальные лица киевского режима, военные лица, аффилированные с натовскими структурами, спрятанными под разными вывесками: «Центр европейской демократии и безопасности», «Институт за свободу свободной прессы и прав человека», «Аналитический центр за мир».

Третьим шагом является «процесс по переформатированию текущих процессов на основе использования выборочной информации для изменения точки отсчета или причины, приведшей к определенным событиям». Одним из классических примеров является выборка точки отсчета процесса, которая говорила бы в пользу одной стороны из сторон: прием сам по себе не влечет каких-то катастрофических последствий, так как точка отсчета, как правило, является объектом спора. Рассмотрим случай Украины. Все, кто следил за развитием событий, были поражены подходом антироссийской западной прессы в оценке отправной точки конфликта – март 2014г — в применении к так называемой «аннексии» Крыма. 

Факт выступлений на Майдане фактически был изъят из западного повествования по одной простой причине: если бы начало кризиса в Крыму или Донбассе датировалось февралем, то пришлось бы говорить о том, что новый киевский режим пришел к власти в результате вооруженного государственного переворота и первых решениях путчистов по запрету русского языка на Украине, где 45% населения на нем говорят. 

Если же увязывать отправную точку кризиса с российской «аннексией» Крыма, Москва становится единолично ответственной за разразившийся кризис».

В этой же главе автор изучает новый феномен «мягкой силы», теорию «хранителя овец», который не возглавляет стадо, а держится в арьергарде. Новое выражение было впервые введено в обиход в 2011 г. советником Барака Обамы в контексте стратегии по бомбардировке Ливии. 

Отдавая эту работу на откуп европейцам, Обама смог заручиться согласием Совета безопасности без столкновения с Россией и Китаем, чего не удалось Клинтону и Бушу во время бомбардировки Сербии в 1999 г. и вторжения в Ирак в 2003 г.

Автор также приводит ходовые религиозные отсылки в речах американских политиков применительно к внешней политике. «Мессианизм, который одновременно зиждется как на вере в Бога, так и силе доллара, лежит в основе «мягкой силы» и несравнимой притягательности США. Он придает тем, кто его распространяет, миссионерам неправительственных организаций, несущим демократическое евангелие, и апостолам финансового мира, пропагандирующим свободу перемещения капиталов, силу искренности. Американцы верят в то, что они говорят, и в то, что делают. В этой связи они наделяют себя правом обращать в свою веру раскольников и сжигать еретиков напалмом с таким же непоколебимым энтузиазмом, как это делали монахи во времена испанской Инквизиции, обращая в свою веру евреев, мусульман и других язычников во время повторного испанского господства и южно-американского крестового похода».


ФОРМИРОВАНИЕ НЕГАТИВНОГО ИМИДЖА И МИФА О ЗЛОБНОМ МЕДВЕДЕ

Формирование негативного образа – достаточно старый прием, который появился еще в первобытном обществе, не утратив и по сей день актуальности. Саддам Хуссейн, который восхвалялся американцами во время агрессии против аятоллы Ирана Хомейни в 1980 г., «был ими же причислен к ликвидационным целям, как только попытался в 1991 г. захватить Кувейт, нефтяной эмират, искусственно созданный из разных территорий английским колониализмом, в том числе из территорий, исконно принадлежащих Ираку и отчужденных в 1914 г. военным путем. 

В итоге иракский лидер был повешен после того, как проиграл Америке войну, для развязывания которой всего лишь понадобился надуманный американским спецслужбам предлог о наличии в Ираке оружия массового поражения, которого у него никогда не было».

Процесс по шельмованию Путина начался пятнадцать лет назад, дав почву для написания многих обвинительных книг, еще большему количеству статей и карикатур с сотнями изображений российского лидера на издательских обложках, одно зловещее другого, как будто автор подводил читателя к выводу о «злодеяниях Путина», тиражируя его, таким образом, в постоянно неприглядном свете. 

Вместе с тем у такой агрессивной кампании есть и обратная сторона медали. «Заголовки, фотомонтаж, обвинения стали частью настолько массированной и агрессивной пропаганды, что это возымело обратной эффект, заставив общественное мнение усомниться в правоте такого несправедливого представления человека. Такое шельмование зачаровывает и рано или поздно способствует симпатизированию дьяволу».

Эта кампания по дискредитации всецело вписывается в длительное повествование безгранично сложного русофобского сюжета и даже в метарассказы. Конечной целью этого процесса является лишение власти Путина легитимности в глазах общественного мнения.

«Фактически метарассказ, объединяя различные мифы, стремится переформатировать сегодняшнюю реальность. У него чисто политические задачи. Чтобы достичь своих целей, метарассказ должен также трансформировать и прошлое. Что объясняет, почему доминирующая русофобская дискуссия так стремится переписать прошлое. 

Политика забвения памяти, о которой говорилось ранее, преследует главную цель — вычеркнуть историческую роль России из европейской цивилизации, заполнив вакуум постмодернистскими мифами о единой, атлантической Европе, основанной на оси: Варшава – Берлин – Брюссель – Париж – Лондон – Вашингтон. 

Речь идет, как и во времена Карла Великого и первых германских императоров, поддерживаемых папскими теологами, о вымарывании памяти о Москве из европейского сознания, равно, как и в случае с Византией. От успеха этой политики зависит единство и будущее самого Запада. Так, по крайней мере, думают постмодернистские теологи, которые в настоящий момент создают миф евроатлантического союза, противопоставляя ему «угрозу» русского медведя».

Автор осуждает недоброжелательные обвинения в адрес России, напоминая, что речь идет об исключительной стране с огромной территорией, протянувшейся на одиннадцать часовых поясов, что не может не прибавлять дополнительных забот федеральному центру. Отсюда и распространенные заблуждения. «Для западного либерала отсутствие государственного вмешательства – мечта, для россиянина — кошмар».


ВЫВОД ПОД НАЗВАНИЕМ «ЗАПАД И РУССКОЕ ЗЕРКАЛО, ОЧЕРК ОБ АНТИМИФЕ»

В своих вывода Ги Меттан напоминает о преследуемых им целях, а также мотивах, побудивших его написать эту книгу. 

«Необходимо сменить тональность, развести рассуждения и изначальную ложь, заострить внимание на том, что при расколе, как и в случае с разводом, действующими лицами выступают две стороны, которые в равной степени несут и ответственность. В условиях, когда до примирения далеко, такое признание стало бы первым шагом. 

Не исключено, что новое поколение, наделенное незашоренным, утонченным умом, откажется от политики против кого-либо в пользу совместной, созидательной политики. 

Как это было в случае с французами и немцами в пятидесятых годах прошлого века».

Принять Россию в европейское лоно в качестве равного партнера – не это ли истинные ценности, пропагандируемые просвещенными английскими и французскими умами XVIII в. до того момента, как империалистические амбиции и стремление к господству их извратили?


Первую и вторую части рецензии можно прочесть соответственно здесь и здесь.



Оригинальная статья

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.